Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

 

 

Л. Толстой Версия для печати Отправить на e-mail

Л. Толстой

Жизненные задачи русского офицера

 

Жизнь людей и народов на земле — никак не любовь и не самопожертвование, никак не служение друг другу, а вечное состязание, и ни с какой точки зрения ее нельзя принимать иначе. Раз это так, важно уяснить, какой же должна быть борьба людей и государств на земном шаре, для того чтобы она была плодотворной, и какой ее конечный смысл.

Прежде всего всякая борьба должна быть разумной. Разумные существа, люди, борясь за нес лучшее для себя как в социальной, так и в государственной форме, должны и могут бороться за него только тогда, когда уверены в своей правоте, уверены в том, что они борются за благое, правое и лучшее, а не за злое, ложное и худшее.

Отсюда возникает вечный вопрос, что же добро и что зло, и что считать их критерием.

У человека и народа есть только один критерий этого — это их разум. Поэтому только один разум как отдаленного человека, так и государства, может правильно разрешать вопрос, что добро и что зло в их жизни и сообразно с этим бороться за благое против злого.

За последнее время спутанный, взволнованный множеством влияний разум русского человека и русского государства помрачился. Он уже не мыслит ясно, справедливо и едино Он полон противоречий и заблуждений, он весь под влиянием страстей, он болен. Только часть русского общества и народа еще сохранила здоровье разума. По всем признакам, этого здоровья осталось больше всего у половины русского неиспорченного крестьянства и русской армии, представительницы силы [340] государства. Русское деревенское крестьянство и русская армия еще ясно понимают, что разумно для их блага и существования, и сознательно борются за это. Но даже если в этой борьбе русская армия останется одна, то и в этом случае она может и должна выйти победительницей из настоящей смуты и снова поставить страну на надлежащий ей путь.

Важное значение русского воинства вообще и русского офицерства в частности отсюда очевидно. Они призваны охранять как интересы русского общества, так и русского государства. В социальной борьбе военное сословие призвано защищать то, что благо, что разумно для развития общества, в государственной — то, что благо и разумно для развития государства. Во всех культурных странах армия сознательно исполняет это свое великое назначение, и чем выше и сознательнее эта армия, тем легче и правильнее она обеспечивает своему государству естественное и спокойное развитие.

Из этого само собой вытекает определение призвания офицерства. Офицерство призвано защищать благо известной страны и народа через служение армии.

Оно должно быть на своем посту сознательным слугой и должно пользоваться уважением и доверием своей страны и своего народа.

Несмотря на то, что это аксиома, вытекающая из самой правды жизни, у нас, в России, она еще не признана таковой, и хотя одной только своей армии обязан русский народ своим существованием и спасением, он не только не понимает этого, но, как истинный невежда и варвар, не уважает и не доверяет своей армии и даже иногда обвиняет ее за все свои несчастия.

При таких условиях понятно, что русской армии, всему русскому воинству и, в частности, русскому офицерству труднее, чем где-либо, радостно и легко исполнять свой долг.

Но приходит время, когда русское общество и русский народ должны будут переменить свой взгляд на эти вопросы и сознание того, что военные — самые важные, самые почетные, самые нужные в стране люди, должно будет сделаться всеобщим. И для того чтобы они действительно стали такими, русскому солдату и русскому офицеру надо самим приложить все усилия к тому, чтобы заслужить необходимое доверие и уважение своего общества и своего народа.

Не нужно говорить в наше время, какими средствами и путями человек может достичь всякого развития, необходимого для того, чтобы стать сильным и уважаемым. Всякий знает, что мешает этому и что этому способствует. [341]

Прописная мораль скучна, и потому я не буду долго останавливаться на справедливости того, что всякие добродетели необходимы офицеру. Эти добродетели, как, например, трезвость, умеренность в пище, доброе расположение духа, любовь к труду, работоспособность, энергия и здоровье как следствие их и так далее, не суть добродетели в наши дни, а только необходимые условия поведения всякого культурного человека, желающего плодотворно работать и прожить свою жизнь.

Офицер как образец для солдата, как его учитель и воспитатель, понятно, не может иначе вести себя, если он хочет стоять на высоте своего призвания.

Чтобы быть кратким, скажу, что самосовершенствование или самовоспитание офицера, как и всякого человека, должно выражаться в трех главных областях: физической, умственной и духовной, одинаково необходимых для его движения вперед.

Офицер должен быть примером не только физического здоровья, ловкости, выносливости и силы, не только умственного развития и знаний, но и духовных качеств, и офицерский мундир должен быть синонимом не человека грубого, бесшабашного, невежественного, невоспитанного, а синонимом порядочности во всех отношениях: воспитанности, просвещенности, чистоты, утонченности и вместе с тем всяческой силы и мужества.

Вот основы. Они ясны, и без них офицер не может ни сам плодотворно исполнять свои обязанности, ни быть образцом для солдата, ни снискать его уважения. Это уважение должно быть естественным со стороны солдата, а не исходить только из долга дисциплины. Без него не получится в армии того единого, мощного духа, о котором так хлопочут на войне и в мире, без чего в свою очередь не явится истинного уважения и доверия народа к войску.

Если в высшей степени важно, чтобы сам офицер стал культурным, сильным человеком и был, таким образом, уже одним своим примером руководителем солдата, то еще гораздо важнее призвание и деятельность офицера как учителя и воспитателя армии. Солдату надо прежде всего узнать, что он такое, зачем он призван; сначала надо выучиться обладать стойким, мужественным характером, сильной волей и собственной инициативой, а потом уже учиться той науке и тем знаниям, какие ему необходимы. Этому выучить солдата может и обязан только офицер... Поэтому солдатское воспитание должно быть всей жизнью офицера. Он должен не только вникать подробно и внимательно в солдатский обиход, не только стремиться всячески одухотворять и осмысливать казарменную [342] обстановку, но и сделать ее радостной и счастливой. Он должен не только тесно общаться с солдатом, но и искренно его любить.

Солдат и офицер — члены одного и того же великого тела — армии, и хотя солдат стоит ниже офицера по своему служебному положению, но как люди и граждане, они равны, и это должен чувствовать офицер и давать это чувствовать солдату.

Тот плохой офицер, кто ставит себя на недосягаемую для солдата высоту и всячески его чуждается. Такого офицера солдаты любить не могут и никогда не будут. Напротив, тот офицер, кто с первых же дней своего вступления в часть прежде всего думает о том, как бы войти в доброе, сердечное и близкое отношение со всеми, как с товарищами, так особенно с подчиненными, тот сразу ставит себя в настоящее, самое счастливое положение.

Важно помнить об этих простых вещах, говоря об офицере как о воспитателе армии. Дорого помнить мелочи жизни, из которых составляется важное.

Без любви, без истинной порядочности, правды в мелочах, офицер не может быть хорошим офицером в делах крупных. Офицер, не сознающий своих первейших жизненных задач, — не слуга армии, а ее злейший враг. Напротив, тот, кто любит подчиненных, служит им всеми силами, может и должен сделать из них мужественных и просвещенных граждан и людей.

Сам совершенствуясь, он непременно будет улучшать других; сам уважая и любя людей, он заставит и других делать то же; сам двигаясь вперед, он поведет других за собой. Если офицер сознательно и с любовью будет развивать свои и солдатские способности, веря важности своего назначения, бесконечное поприще радостного труда откроется перед ним, потому что это поприще захватывает чуть ли не все области человеческой жизни.

Просвещенный офицер отлично понимает, что лучших, более разумных форм жизни на земле можно достигнуть не уничтожением культуры, не отрицанием ее, а ее утверждением и совершенствованием, как бы ни была бедна и молода эта культура, как, например, русская. Он знает, что лучшее, разумнейшее на земле достигается не апатией и неделанием, не отдачей себя под власть первого попавшегося врага, а энергией и деятельностью, борьбой и победой сильнейших и разумнейших над слабейшими и неразумнейшими. Он знает, что сила и счастье на земле достигаются постепенным выяснением того, что составляет эту высшую силу и это высшее счастье, путем борьбы и мужества, а не смерти, уничтожения или малодушия отдельного [343] человека или целого народа; что жизнь людей может быть доведена путем победы доброго над злым, сильного над слабым, разумного над безумным до бесконечного развития и счастья.

Он понимает потому, что тот народ принесет человечеству высшую сумму блага, который выкажет наибольшую силу, стойкость, мужество и жизнеспособность, духовно, умственно и физически. Тот же народ, который выкажет бессилие, погибнет, не оставив в мире следа.

Я не верю в то, что русскому народу и России суждено погибнуть. Я верю в обратное, несмотря ни на что...

Заканчивая эту статью, кратко повторю русскому офицеру, искренно и правдиво, то, что мне хотелось сказать ему от души:

Верьте, русский офицер, в великое ваше призвание. Не сомневайтесь в его величии, потому что всякое сомнение — начало гибели. Вы призваны служить благу России через армию и через служение и воспитание ее, благу всего мира, если вы любите вашу страну и верите в нее и в себя. Вы, как и всякий другой человек, — борец со злом, насколько разум ваш отличает доброе от злого, и поэтому боритесь, а не прозябайте в бездействии. Ваша деятельность как учителя и воспитателя солдата полна глубокого смысла и радостного значения. Поэтому живите радостно, мужественно и напряженно, развивая себя и других, помня всегда конечную вашу высокую цель — благо России и через нее мира.

Будьте сильны духом, умом и телом, развивайте вашу волю, развивайте дух и волю всей русской армии, выразительницы силы народной.

Пусть будет разумная, честная борьба людей на земле. Пусть будут войны, великие кровопролитные войны, если они будут борьбой лучшего с худшим, добра со злом, разума с безумием! Боритесь в этих войнах за высшее, за разумнейшее, сильнейшее, лучшее, за все святое, русское, за русские богатейшие земли, подобных которым нет на свете, за русского даровитого человека, за русские нравы, за русскую литературу, искусство, торговлю, промышленность, науку, музыку, за светлое будущее всей русской культуры и не уступайте ее никому! Победят вас, снова беритесь за оружие, пока не победите!

Ради всяческих побед, ради счастья, ради силы, ради России стоит жить, стоит работать, стоит служить, стоит совершенствоваться и совершенствовать, и только ради этого. Все остальное — не реальные жизненные цели, а заоблачные мечты.

Русский Инвалид. — 1907. — № 13. [344]

 

 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования