Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

 

 

А. Розеншильд-Паулин Версия для печати Отправить на e-mail

 

Строевая армия

 

Офицеры — это зеркало части. По ним можно судить о ее достоинствах и недостатках. В настоящее время при сокращенных сроках службы вся армия держится только на офицерском составе. Поэтому значение корпуса офицеров в бытии армии громадно, и это вызывает настоятельную необходимость обратить серьезнейшее внимание на их подготовку и индивидуализацию. Достигнуть этого можно, главным образом, путем создания однородного твердого кадра с хорошим знанием своих обязанностей. Военная служба — это тяжелая профессия, требующая особой подготовки, постоянной тренировки и специальных знаний. Поэтому нужно, чтобы офицерское сословие было сплоченной, профессиональной кастой, в которую трудно было бы проникнуть извне, так как со стороны к нам вносят только либеральные мысли и вольные взгляды на службу и жизнь, расшатывающие дисциплину, вносящие поклонение роскоши и влекущие растление армии.

В истинно военном духе надо воспитывать уже с малолетства в корпусах, приучая к простоте жизни, к труду, лишениям, развивая физически путем постоянных занятий спортом, а умственные занятия вынести из теперешней мертвой рутины и поставить на практическую почву, а то живой ум детей систематически атрофируется и застывает в зубрении страниц и привычке постоянно вращаться в ограниченной области квадратиков и клеточек. Какой порыв мысли, какое гениальное развитие возможно там, где вечно давит и душит бессмысленное зубрение настолько, что окончившему корпус кадету остается только сознаться, что он ничего не знает. Нам нужны в [297] строю здоровые и здравые люди. А посему физическое воспитание не должно отставать от умственного. Сие же последнее основывается не на количестве пройденных страниц, а на ясном усвоении идей и здравом понимании сущности дела. Не на хронологию, например, должны наседать наши педагоги, а на разъяснение житейского значения исторических эпох. Что касается физического развития, то за редкими исключениями все мальчики любят спорт, и этим надо пользоваться. Бег на коньках, на лыжах, на ходулях, верховая езда, фехтование, стрельба, плаванье, большие переходы по горам, в лесах и т.п. — все это для детей одно удовольствие. А какая это богатая подготовка.

Все офицеры должны иметь одинаковый ценз: кадетский корпус — 6 классов и военное училище — 3 класса. Принимать в корпуса следует всех, за исключением, конечно, евреев, но все преимущества отдавать детям служилого класса и особенно офицерского, дабы создать преемственно-профессиональное военное сословие. Брать мальчиков исключительно крепкого здоровья и без всяких физических недостатков. Всех принимать на казенный счет. Из корпусов же выпускать только в военные училища, на сторону исключительно в случае развившихся физических недостатков. За казенное обучение в корпусе и в училище в течение 9 лет ввести обязательную девятилетнюю службу в войсках офицером год за год. В военных училищах первые два класса должны быть общие для всех, третий же специальный по родам оружия. Мера эта способствовала бы развитию товарищества и дружбы между родами оружия, чего в настоящее время, к сожалению, нет. Корпусов и училищ должно быть такое количество, чтобы покрыть всю потребность офицеров в армии. Когда наш кадр офицеров составит твердую, однообразную военную касту, тогда мы будем непобедимы.

В течение дальнейшей службы офицера должны производиться постоянные специальные занятия и упражнения с целью поддержания военных познаний и физической крепости тела. Все офицерские занятия должны вестись под руководством своих непосредственных начальников, в зависимости от важности — командирами частей, батальонными и ротными. Все без изъятий должны принимать в них участие и совершенствоваться. На особенно же высоком уровне должна находиться стрелковая подготовка, в коей офицеры должны быть истинными специалистами. Чтобы сделать занятия более осмысленными, ежегодно перед началом ротных сборов надо производить полевые поездки с ротными командирами, перед [298] батальонными сборами — с батальонными командирами, перед началом полковых сборов — с командирами полков и бригад. Перед принятием роты все штабс-капитаны должны освежиться на стрелковых курсах, уже ныне установленных для окончательной специализации в стрелковом деле и для практического ознакомления со всеми новейшими техническими изобретениями, принятыми в армии. Равным образом право на производство в подполковники должны получать только те, которые успешно пройдут штаб-офицерские курсы (нынешняя Офицерская стрелковая школа). Сделавшиеся неспособными к строю офицеры должны быть обеспечены в получении мест на административной службе, и хотя небольшие пенсии должны выдаваться уже за 10 лет, иначе нельзя требовать тех лишений, иногда опасных для здоровья, которые неизбежны при правильной строевой работе.

В строевой армии все преимущества должны быть даны строевым и потому нельзя допускать, чтобы строевым офицерам сажали на шею нестроевых. Каждый должен идти своею специальностью, в ней совершенствоваться и получать дальнейшее движение, ибо при нынешней сложности знаний нельзя быть специалистом по всем частям. Не сделавшись же таковым в избранной отрасли, нельзя претендовать на возвращение в строй, пригодный будто бы для принятия всякого неудачника. В строю необходимы таланты, тогда только будет желанный успех.

При нынешней системе занятий офицеры бегут из армии, потому что занятия поставлены непоучительно и безыдейно. При повсеместном некомплекте офицер вертится как белка в колесе на инструкторской работе, обучая ружейным приемам, маршировке, сборке, разборке винтовки и т.п. Понятно, что такая работа низшего порядка не может удовлетворить офицера, и поэтому мало-мальски развитой, энергичный и мыслящий человек, не видя исхода впереди, не выдерживает и уходит в другие профессии. Но если, как это должно быть, эту инструкторскую работу передать всецело подпрапорщикам и сверхсрочным взводным, тогда на офицера можно возложить приличествующую ему роль воспитателя солдата и руководителя специально боевой подготовкой. Когда офицер не будет замучен мелочным обучением и увидит идейность своей работы, тогда он отдастся ей всею душою, потому что труд этот увлекателен. Освобождение офицеров от мелочной работы, приучая их с первых же шагов службы предоставлять долю самостоятельности своим подчиненным, каковая по мере восхождения [299] по иерархической лестнице будет все увеличиваться, окажет армии услугу и в другом смысле, развивая инициативу и выводя типы старших начальников, которые только и занимаются мелочами.

Унтер-офицеры. Нам для строя нужны унтер-офицеры. При современных требованиях по обучению нижних чинов и по управлению боевыми порядками, обойтись без твердо знающих свое дело помощников офицеров невозможно. При кратких сроках службы без многочисленного, хорошего состава унтер-офицеров наши кадры мирного времени совсем шатки, а с объявлением мобилизации безнадежно немощны (у немцев на 500 т. рядовых — 85 т. сверхсрочных унтер-офицеров). Все это мы видим, чувствуем на каждом шагу и с горестью уже испытали. А на практике даже того не можем добиться, чтобы взводные отвечали за свои взводы. И это будет продолжаться до тех пор, пока законом не будет точно установлено, за какие именно отрасли подготовки рядовых отвечают именно взводные, и пока на этой важной должности не будут находиться исключительно люди опытные, вполне подготовленные, т.е. подпрапорщики и сверхсрочные, прошедшие хороший практический курс.

Всецело и безраздельно, с полной ответственностью за успех на взводных унтер-офицеров надо возложить всю инструкторскую работу по обучению нижних чинов их взводов. А именно: внутренний порядок и внутреннюю службу, одиночное обучение, шереножное и взводное учения, уход за винтовкой и т.п. По всем этим отделам за офицерами должно сохраниться лишь общее руководство, наблюдение и поверка. Таким порядком мы освободим офицеров от мелочной работы, как указано выше, и выработаем отличный и многочисленный кадр самостоятельных унтер-офицеров.

Пока в таком смысле не будет решен унтер-офицерский вопрос, до тех пор нельзя и помышлять о целесообразной постановке вопроса о боевой подготовке войск. <...>:

Розеншильд-Паулин А. Строевая армия // Русский Инвалид. — 1909. — № 172. [300]

 

 

 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования