Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

 

 

М.Н.Дашко Версия для печати Отправить на e-mail

ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ  ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СИЛОВЫХ СТРУКТУР В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ 

 

 

 Одним из основных отличий живых существ является их способность к самостоятельной силе реагирования, преобразованию или поддержке жизненно важных связей с окружающим миром, т. е. проявлению активности. Чем выше, чем более развито живое существо, тем более оно активно и подвижно. Выступая, как всеобщая характеристика живого, в человеческом обществе активность имеет своеобразное проявление и в силу своей специфичности получила название деятельность. Деятельность человека — сложное явление. Различные стороны ее изучаются разными науками: ее общественная сущность является предметом общественных наук, ее физиологические механизмы — предметом физиологии; психология изучает психическую сторону деятельности. Огромный вклад в изучение деятельности индивидов внесли выдающиеся психологи М.Я.Басов, С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев.

Психологами давно было замечено влияние обеспечения, как на результат деятельности, так и на процесс и способы деятельности. Одну из важных ролей среди различных видов обеспечения деятельности играет психологическое обеспечение, призванное помочь решать практические задачи в различных областях человеческой жизнедеятельности.  

В конце XX столетия предприняты активные попытки в построении научной теории психологического обеспечения различных видов человеческой деятельности, в раскрытии его сущности и содержания.

Так в работах, посвященных проблеме психологического обеспечения спортивной деятельности психологическое обеспечение предложено рассматривать  как систему организационных, исследовательских, научно-методических мероприятий и психолого-педагогических средств воздействия, направленных на специаль­ное развитие, на совершенствование и оптимизацию системы психического регулирования функций организма и поведения спортсмена с учетом задач тренировки и соревнования.

Рассматривая возможности психологического обеспечения трудовой деятельности, А.А. Крылов основными слагаемыми психологического обеспечения считал: изучение  коллективной и индивидуальной деятельности и  ее инженерно-психологическое проектирование с учетом социально-психологических реко­мендаций; изучение человека как субъекта трудовой деятельности и формиро­вание психофизиологической системы для целей профориентации, профотбора, профадаптации, контроля успешности деятельности и психических со­стояний; изучение человека как субъекта познания и общения и разработка методов и принципов совершенствование профессиональной подготовки.

Были предприняты по­пытки обоснования сущности и содержания психологического обеспечения учебно-воспитательного процесса в школах и высших учебных заведениях. В ВУЗах работа психолога в рамках обеспечения учебно-воспитательного процесса направлена по мнению Н.Н. Обухова и Н. С. Копеина на психологическое просвещение студентов и преподавателей, на индивидуальное психодиагностическое обследование студентов, на  определение страте­гии индивидуальной учебной и воспитательной работы с обучаемыми. Е.М. Дубовская и О.А. Тихомандрицкая в школах выделили  две стратегии психологического обеспечения: психологическое консультирование и проектирование. А.К.Колеченко пишет, что цель психологического обеспечения педагогического процесса заключается в том, чтобы сделать процесс обучения и воспитания более эффективным, гуманным, демократичным при уменьшении как физических, так и психических энерготрат и временных затрат со стороны педагогов и учащихся.

Неоценимый вклад в построение научной теории психологического обеспечения различных видов человеческой жизнедеятельности внесли и отечественные военные психологи. Более века, опираясь на труды великих полководцев П.А. Румянцева, Г.А. Потемкина, А.В. Суворова, М.И.Кутузова, Ф.Ф. Ушакова, П.С. Нахимова, на достижения передовой психологической мысли, военные психологи разрабатывают целостную концепцию психологического обеспечения служебно-боевой деятельности войск. 

В конце XIX начале XX вв. необходимость психологического обеспечения подтвердил анализ войн и психических состояний воинов во время сражений. Известный русский военный психолог Г.Е. Шумков писал: «Прежнее понятие о бое, как о насилии физическом, об истреблении про­тивника, о захвате - как цели, приходится изменить и центр тяжести о насилии, из области физической, перенести в область психологическую». Н.А. Корф отмечал, что «подготовить бой, подготовить наступление - равносильно понятию - подорвать, расшатать, убить психические силы против­ника». К.М. Вольф предлагал ввести в войсках «школу», преследующую цель воздействия на умы и сердца, укрепле­ния нервной системы солдат, формирования у них «воинского инстинкта» - подсознательного образования, управляющего поведением воина, когда мотивы его деятельности и обстановка не осознаются им полностью. Задачей военной психологии того времени они видели в выработке таких психологических средств, которые возможно практически использовать для достижения победы над противником в бою. «Военная психология только тогда явится наукой, необходимой для полководца, когда она откроет ему секрет боевой си­лы или работоспособности бойца во всех фазах боевой обстановки, когда она выработает свои научные положения о моментах, понижающих и повышающих работоспособность ... укажет средства борьбы с наступающим понижением си­лы в своих войсках и наметит моменты, способствующие угнетению и ослабле­нию своего противника» - писал Г.Е.Шумков.

Разрабатывая психологические приемы подготовки воинов к ведению боевых действий, военные психологи уделяли серьезное вни­мание поиску способов поддержания и мобилизации психиче­ских возможностей военнослужащих в критические моменты боя. С.К.Гершельман отмечал, что «те­перь главная забота сводится к изысканию средств борьбы с нравственными впечатлениями боя, средств к укреплению моральных сил войск». Для достижения и сохранения высокого морального духа войск и психологического превосходства над противником, по мнению Гершельмана, необходимо: «полное отсутствие новизны в действиях и в требованиях от войск перед лицом неприятеля; прав­дивое описание сил и боевых качеств противника, тоже в целях отсутствия вся­кой новизны и неожиданности; восстановление в памяти людей как прежних боевых подвигов, так и вообще боевой славы русского оружия; твердое и по­стоянное удерживание в своих руках инициативы и вырывание таковой из рук противника в случае временного захвата им инициативы; быстрота и крайняя энергия в действиях; полная уверенность в успехе главного начальника и вселе­ние таковой как в подчиненных начальников, так и в войска; моментальное восстановление поколебленного порядка в войсках и др.».

В дальнейшем,  развитие теории и практики психологического обеспечения нашло своё отражение в научных трудах военных психологов: Д.В.Гандера, О.И.Жданова, Л.Ф.Железняка, А.Г.Караяни, М.П.Коробейни-кова, Л.М.Королева, П.А.Корчемного, А.Н.Кострова, В.М.Кузовкина, Ю.П.Зуева, А.Г.Маклакова М.И.Марьина, А.В. Овчинникова, В.А.Пономаренко, В.Н.Селезнева, В.В.Сысоева, Н.Ф.Феденко,  А.Ф.Шикуна, В.Т.Юсова.

Военные психологи считают, что употребление понятия «психологиче­ское обеспечение» началось с выхода работ Д.В.Гандера, А.В.Овчинникова, Н.Ф.Феденко, Л.Ф.Железняка и В.Г.Юсова. Психологическое обеспечение в них авторами понималось предельно ши­роко и в основном определялось «как комплекс мероприятий психолого-педагогического и психолого-социологического характера, достаточный для полного решения проблем, оказывающих негативное влияние на уровень бое­вой готовности Вооружённых Сил».

В дальнейшем каждый автор уточнял сущность, содержание, цели, задачи, методы, способы и средства психологического обеспечения, внося что-то своё, придавая особый блеск или по-новому оттеняя ту или иную сторону этого ёмкого понятия – «психологическое обеспечение».

Так формулируя теоретическую концепцию   психологического   обеспечения   боевого   применения   частей Сухопутных войск в локальных военных конфликтах, А.Г.Караяни  предложил в качестве объекта психологического воздействия рассматривать систему «военнослужащий-среда», представля­ющую собой единство человека-деятеля и включенных в боевую деятельность элементов социальной и эргономической среды. Автор в качестве психологической характеристики этой системы вводит новое понятие - целевой психологический ресурс, отражающий состояние наличных психоло­гических возможностей военнослужащего, доступных для использования компонентов социальной и эргономической среды, позволяющих эффективно выполнять боевые задачи определенного типа. Исходя из этого, А.Г.Караяни рассматривает психологическое обеспечение как систему, осущест­вляемых на всех этапах боевой деятельности (от «входа» до «выхода»), на различных уровнях военного и государственною руководства (от отдельного военнослужащего до государства в целом) прогнозирования, анализа, прямого (на людей) и косвенного (на среду) психофизического воздействия, нацеленных на диагностику, формирование, коррекцию и восстановлению целевого психологическою ресурса военнослужащих. Целью психологического вмешательства в боевую деятельность военнослужащих является максимальное расширение их психологических возможностей по эффективному решению боевых задач, сохранению психического здоровья на поле боя и возвращение в общество психологически и социально полноценных граждан.

П.А.Корчемным сделана попытка представить психологическое обеспечение в виде непрерывного, субъектного процесса психологического влияния. Им выделены этапы психологического обеспечения: аналитико-прогностический, сопровождения и реабилитации. Первый этап, по мне­нию автора, включает сбор и обработку информации, формирование гипотез и пред­ложений, прогнозирование психологических потерь, выработку рекомендаций командирам для принятия боевых решений. На втором этапе осуществляются психологическая подготовка военнослужащих, оказание им психологической помощи, контроль за усталостью и диагностика типов психических реакций во­еннослужащих с последующей оценкой их боеспособности, противодействие психологическому воздействию противника. Третий этап включает восстанов­ление утраченных психических функций, психологическую экспертизу военно­служащих, их рациональную расстановку.

Изучая деятельность корабельных специалистов в особых условиях службы, В.Н.Селезнёв отмечает, что обеспечение эффективной деятельности корабельных специалистов возмож­но, если выстраивается система психологического обеспечения, где системообра­зующим элементом является мотивация, а важнейшей структурной частью пси­хологического обеспечения выступает психологическое сопровождение деятельности корабельных специалистов. Он предложил рассматривать психологическое обеспечение как совокупность специфических мероприятий по формированию, укреплению и развитию тех качеств воинов, которые обеспечивают прежде всего их психическую устойчивость и готовность выполнять боевую задачу в любых условиях обстановки.

Анализируя безопасность в деятельности моряков-подводников, А.Н.Костров раскрыл психологическое обеспечение безопасности деятельности моряков-подводников через согласованную деятельность органов управления подводными силами, вахтенных специалистов, направленную на выявление и профилактику переутомления моряков-подводников, формирование у них готовности к безо­пасному выполнению поставленных задач в различных условиях деятельности, развитие и повышение устойчивости функционирования психики по противо­действию психогенным факторам во всех периодах плавания. Содержание психологического обеспечения безопасности службы моря­ков-подводников он видит в создании социально-психологических и эргономических условий надежной жизнедеятельности и личностного развития, а также функ­ционированию системы противодействия адекватной угрозам и опасностям в условиях службы.

Научному анализу различных аспектов психологического обеспечения деятельности силовых структур, различных воинских формирований посвящены многочисленные труды и видных зарубежных ученых.

Основными направлениями психологического обеспечения, по мнению А.Г.Караяни, западные психологи считают: психологический и профессиональный отбор (Я.Агрель, З.Гератеволь, Р.Ирекс, Л.Люнберг И.Перре-Жантиль,) и психологическую подготовку военнослужащих, частей и подразделений (Г.Беленки, Д.Бек, Р.Габриэль Б.Гиге, Р.Йеркс, Н.Коупленд, Ж.Лепла, Л.Люнберг, Ш.Ной, Э.Соломон, Ж.Фоверж, У.Хантер).

Изучение западного опыта позволяет уберечься от научного поиска на тупиковых направлениях и оценить собственные достижения, обогатиться в теоретическом, методическом и практическом отношениях. Изучение и сравнение уже имеющихся подходов к пониманию основных задач психологического обеспечения в зарубежных силовых ведомствах дают возможность выделить те его составляющие, которые могут быть использованы при построении теории психологического обеспечения внутренних войск при проведении ими специальных операций.

Зарубежный опыт организации психологического обеспечения представляет интерес ещё и по ряду причин:

- организация комплексного и системного воздействия на личный состав различных специальных и воинских подразделений прошел проверку временем;

- накоплен богатейший опыт использования специалистов по разнообразным направлениям психологического обеспечения служебно-боевой и боевой деятельности;

- постоянно переосмысливаются и совершенствуются технологии исследований, способы реализации научных достижений во всех видах деятельности;

- психологическое обеспечение находится в центре внимания руководства силовых структур.

Осмысливая известную формулу Наполеона гласящую, что «духовная сила относится к физической как три к одному», западные психологи делают достаточно серьезные попытки изучить структуру морального духа, особенностей его проявления в современных условиях, обосновать пути укрепления морально-психологического состояния личного состава, как в боевой обстановке, так и в повседневной  жизнедеятельности. Они рассматривают высокий морально-психологический потенциал как базу для достижения морально-психологического превосходства над противником в бою и непременное условие успешной служебно-боевой деятельности войск в мир время. В структуре этого потенциала выделяются два уровня - идеологический и общественно-психологический.

К числу важнейших элементов идеологического уровня относится совокупность таких наиболее значимых духовных ценностей, как гражданственность, патриотизм, воинский долг и честь, дисциплинированность и личное достоинство воина. Общественно-психологический компонент духовного потенциала включает черты индивидуальной и социальной психологии.

Теоретической основой концепции морально-психологического обеспечения является прагматизм. Практическую основу процесса морально-психологического обеспечения составляют научные идеи о рефлексивной природе психики, о сознании как важнейшей форме отражения психического, а также концепция американского психолога А.Маслоу, в основу которой положен принцип иерархии потребностей личности. Данная концепция устанавливает следующую иерархию потребностей:

- физиологические,

- в безопасности и благополучии,

- в любви,

- в уважении,

- в саморегуляции (самоутверждении).

Потребности каждой новой ступени становятся насущными для личности лишь после того, как удовлетворены предыдущие запросы.

В содержании духовных основ жизнедеятельности вооруженных сил на Западе выделяют несколько основных уровней – мотивационный, эмоционально-ценностный и рационально-ценностный, поэтому содержательное воздействие духовных основ на процессы развития и жизнедеятельности войск должно, по мнению западных психологов, осуществляется в соответствующих им уровнях.

В соответствии с положениями данной концепции морально-психологическое состояние войск определяется по следующей формуле:

«Для того чтобы победить,

Индивидуум должен верить в себя;

Армия должна верить в свои силы;

Армия должна верить в своего командира;

Армия должна верить в свою страну;

Армия должна верить в дело своей страны»

В сознании военнослужащих внедряются идеи о том, что они выступают гарантами и защитниками свободы, демократии, мира, религии, самого  прогрессивного образа жизни и передовой культуры.

Психологическое обеспечение, по взглядам зарубежных военных психологов,  призвано обеспечить подготовку сознания и надежное функционирование психики людей в различных условиях служебно-боевой деятельности в мирное время и в ходе боевых действий. Этот вид обеспечения должен охватить практически всю не материальную сферу служебно-боевой деятельности войск, все уровни психики военнослужащих и гражданского персонала – сознательный (рациональный), эмоционально-чувствительный, подсознательный (инстинктивный). Победа в вооруженной борьбе при относительно равном материально-техническом обеспечении зависит от морально-психологического превосходства над противником. Объектом воздействия органов управления выступают духовные процессы. В результате целенаправленного управления духовными процессами поддерживается и развивается морально-психологическое состояние войск, которое может превратиться в фактор победы или благоприятного развития процессов служебно-боевой деятельности войск.

Опыт последних лет убедительно показывает, что в жизнедеятельности разнообразных по своему составу и назначению воинских формирований всё больше внимания уделяется психологическому обеспечению, способствующему расширению психологиче­ских возможностей воинов, сохранению их психического здоровья в экстремальной обстановке служебно-боевой деятельности и современного боя.

Концепция применения «несмертоносных» видов оружия становится приоритетной и перспективной, в том числе и потому, что информационно-психологическое «оружие» - наиболее дешевое и эффективное средство достижения политических, экономических, военных и иных целей, чем прямое вооруженное воздействие, что особо актуально при проведении внутренними войсками специальных операций различной сложности и боевой интенсивности.

Таким образом анализ, сравнение и обобщение подходов сформулированных в отечественной психологии к пониманию сущности психологического обеспечения различных видов дея­тельности: от психологического просвещения (Н.Н. Обухов, Н.С.Копеина), психологического консультирования и проектирования (Е.М.Дубовская, О.А.Тихомандрицкая) до уменьшения психических энерготрат (А.К.Коленеченко) позволяют выделить психологические основания для построения теоретической модели психологическо­го обеспечения специальных операций.

В отечественной военной психологии, в практике боевого применения различных воинских формирований накоплен опыт научного, методическо­го и технологического решения множества отдельных психологических про­блем служебно-боевой и боевой деятельности личного состава                      СВ (А.Г.Караяни), ВВС (Д.В.Гандер, Л.М.Королёв, П.А.Корчемный,), ВМФ (А.Н.Костров, В.Н.Селезнев), РВСН (В.М.Кузовкин), ВКС (О.И.Жданов).

В военно-психологических концепциях и боевой практике ведущих зарубежных армий мира содержатся ценные теоретические положения и опыт осуществления психологического обеспечения боевых действий войск (психологический отбор военнослужащих, их пси­хологическая подготовка, психологическая помощь и реабилитация участников боевых действий, психологические операции), которые необходимо рассматривать в каче­стве целостного теоретико-эмпирического источника при построении теории психологического обеспечения специальных операций.

С появлением соответствующих методологических, теоретических и эмпирических оснований, в условиях продиктованных непрекращающимися террористическими актами, продолжающейся контртеррористической операции в Чеченской республике возникает возможность и необходимость в разработке теории психологического обеспечения специальных операций внутренних войск.


 

 
 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования