Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

  выбрать и купить зерна марихуаны почтой

 

Школа этикета, этики, чести Версия для печати Отправить на e-mail
 

   Когда-то до революции не только в столицах Петербурге и Москве, а повсеместно в каждом городе: губернском, волостном и уездном танцевальных мест было на порядок больше, чем в нынешней Москве. В середине 1980-х годов я служил в городе Муроме. В один из дней зашел в местный краеведческий музей. И каково было мое удивление, когда я из афиши обычного выходного дня восьмидесятых годов 19 столетия узнал, что в городе Муроме в 14 местах будут вечером проводиться балы. А население города в те годы не превышало семи с половиной тысяч жителей! И так было везде. Офицерские, дворянские, купеческие, мещанские собрания, залы учебных заведений - все были открыты в праздничные и воскресные дни. Это ведь, не считая частных домов, где также регулярно по своим дням проводились балы. А посмотрите на старые дома: в большинстве двухэтажных зданий предусмотрен был танцевальный зал (зала)! Кстати, скажу, такую же картину по ''плотности'' танцзалов увидел я, когда довелось служить в группе советских войск в Германии.

   В сотнях других клубных и общественных зданий, доставшихся по наследству от прежней, воистину великой России, архитекторами уже тогда были предусмотрены бальные и рекреационные залы, да и не по одному на крупный общественный центр. Сейчас все такие залы пустуют, в лучшем случае администрация разместит там какую-либо выставку. ''Нерентабельно проводить балы'' - скажут в свое оправдание форменные бюрократы, подвизавшиеся служить на армейской ниве, в должностях начальников центров с полковничьими, а то и с генеральскими погонами. Чисто ''унтерский'' подход: ''Не рентабельно!'' Разумеется, проще и ''наваристей'' сдавать такие помещения в центре столицы коммерческим структурам. Таким начальникам никак не уразуметь, что армия всегда рентабельна, если она подлинный, а не мнимый оплот государства.

   Многим, особенно молодым офицерам, ныне служить стало неинтересно. А в этом - прямая вина армейских органов культурно-воспитательной работы, руководителей домов офицеров.

   Мне трудно понять, почему в Москве не проводятся регулярно по выходным дням балы для семей офицеров Московского гарнизона. Ну ладно, пусть гарнизонный Дом офицеров закрыт на ремонт, а дома офицеров военных академий, военных и суворовских училищ, других ''военизированных'' ведомств? Сам смысл существования военных оркестров и армейских ансамблей заключается в обслуживании армии, обеспечении ее потребностей в музыкальной, культурно-досуговой и духовной сфере. В предоставлении людям военным и их семьям полноценного отдыха. Что стоит разместить на антресолях бального зала Дома офицеров военный оркестр?! Пусть он покажет свое умение и мастерство, пусть доставит радость тем, ради кого он содержится! Не надо показухи. Такой порядок должен быть правилом в работе Дома офицеров во все выходные дни, а не приятным исключением, праздничной утехой преимущественно только для армейского аппарата в день государственного или военного праздника.

   Офицерские балы должны стать традиционной формой активного отдыха воина, членов его семьи, званых гостей. И потом, раз музыка своя, свое помещение в своем доме офицеров, свой буфет, свой патруль, какие же тогда тут могут быть ''сверхиздержки'', кроме разве что служебного времени клубных работников? Какие же тут расходы, на которые так любят ссылаться те, кто не любит ничем заниматься? Какая же тут нерентабельность? Людность офицеров и их семей в танцзалах, в библиотеке, в студиях по интересам - вот истинный критерий деловых качеств руководителя Дома офицера.

   Пробелы в танцевальной культуре офицера можно и должно устранить. При дворцах и домах офицеров необходимо возродить школы и ансамбли бального танца не только для детей, но и для взрослых, причем для курсанта, офицера и членов их семей - за умеренную плату. Лучше поздно, чем никогда. Нынешнее состояние дел в этой сфере - огромное упущение всех командиров и чинов, отвечающих за культурно-воспитательную работу в армии и на флоте, как бы сейчас их должности ни назывались. В России всегда существовала славная танцевальная традиция. Самой жизнью проверено (не нынешней, постсоветской), что балы не просто прекрасное времяпрепровождение культурного человека, активная форма его отдыха, это еще школа формирования прекрасных манер. Балы _ это практика этикета и этических форм поведения, университет культуры общения мужчины и женщины, дамы и кавалера. Министерство обороны РФ обращает внимание на повышение уровня культуры в армии. Ныне воссоздаются утраченные традиции русской армии, в среде российского воинства. Так по крайней мере принято говорить. Известно, что прежний русский офицерский корпус концентрировал и воплощал в себе национальные военные традиции, честь, знал этикет. Он и ныне может служить образцом для подражания современной военной молодежи, для всего нашего офицерства, в том числе и высшего. Образцом чести, достоинства, доблести, самоотверженности, культуры. Именно офицер-профессионал суворовской школы мог формировать победоносное наше воинство. Из такой армейской школы он выходил самодостаточным, умным, волевым человеком, высокой духовной культуры, человеком слова и чести, истинным джентльменом.

   Увлечение офицера бальными танцами способно оказывать благотворное влияние на служебную деятельность. Ему станет интересно служить. Танцевальная культура _ это путь к безукоризненному внешнему виду офицера, его прекрасному физическому состоянию, выносливости, это школа этикета, этики и чести.

   Даже война не может тому быть помехой. Да ведь именно война заставила командование Красной Армии вернуться к возрождению былых офицерских собраний. Это произошло зимой 1943 года, т. е. в самый разгар войны. ''Война войной, а обед по распорядку'', - гласила фронтовая поговорка. Шла война, но там, где это было возможно, на переформированиях, на отдыхе между боевыми действиями, в госпиталях, в тыловых гарнизонах - всюду создавались сносные условия для полноценного в условиях военного времени отдыха. Человек - он всегда человек, даже на войне. Так, для курсантов и офицеров военных училищ организовывались вечера с танцами в гарнизонных домах офицеров. На всех фронтах воюющей армии были организованы офицерские собрания, наподобие прежних, дореволюционных. Возрождались старые офицерские традиции. Мой отец, Порохин Алексей Петрович, ныне уже покойный, заслуженный генерал, порой рассказывал о своей курсантской юности. Он в 1944 году обучался в танкотехническом училище, дислоцированном сначала в Оренбурге, а потом в Челябинске. В Оренбурге он и познакомился с будущей своей женой. Мои родители ходили на курсантские балы, в Дом офицеров училища. Традиция проведения вечеров существовала в военных училищах, академиях, в гарнизонных и в окружных домах офицеров. Лично сам я еще застал чудесно организованные офицерские балы семидесятых-восьмидесятых городов в окружных и гарнизонных домах офицеров в городах Чите, Борзе, Шерловой Горе, Киеве, Москве Львове, Вюнсдорфе, Бранденбурге, Потсдаме, Улан-Удэ. Потом все захирело.

   Будет офицер - будет и армия, а будет армия - будет и Россия! И любые затраты на эту цель рентабельны, затраты, которые не требуют денег, требуют лишь любви к своему делу! На наш офицерский бал, господа офицеры!

 

С. А. ПОРОХИН,
подполковник запаса, к. ф. н.

 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования