Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

 

 

Психология военнослужащего на различных этапах боя Версия для печати Отправить на e-mail

А.Г. Караяни

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ  ВОЕННОСЛУЖАЩИХ В РАЗЛИЧНЫХ ВИДАХ И НА РАЗЛИЧНЫХ ЭТАПАХ БОЯ

 

 

Подготовка военнослужащих к современной войне может строиться лишь на основе глубокого познания закономерностей функционирования их психики и поведения в конкретной боевой обстановке,  то есть  с учетом специфики целей,  задач,  средств и способов деятельности в различных видах боя.

Отечественная военная наука выделяет два вида боя:  наступление и оборону.  Учет  психологических  особенностей  видов  боевых действий -  важное условие их целесообразной организации и достижения потери над противником 

 

1. Общая психологическая характеристика этапа подготовки к бою 

 

В общем течении боя принято выделять этапы подготовки, ведения боя и после  боя. Обстоятельная психологическая характеристика этих этапов была дана в конце ХIХ - начале ХХ выдающимися энтузиастами военно-психологического знания С.К. Гершельманом,  Н.Н. Головиным, К.В. Дружининым, В.В. Заглухинским, Н.А. Корфом, А.А. Мокржецким, А.В. Полторациким, В.Н. Полянским, Г.Е. Шумковым и др. 

Так, до сих пор классическим считается описание психических переживаний воинов перед боем, данное Г. Е. Шумковым.  Опираясь на систематизированные личные наблюдения, опросы участников боевых действий и опросы врачей, он установил, что подавляющее большинство участников сражения переносит дни, часы и минуты перед боем как тревожное ожидание. В этот период доминирующими являются следующие явления, характерные для поведения бойца: суетливость, излишняя говорливость, глубокая озабоченность, частое курение, стремление скорее идти в бой, повышенная чувствительность к всякого рода известиям. Настроение воинов чрезвычайно лабильно, непостоянно, и может, в зависимости от обстоятельств и известий, легко переходить из неприятно-томительного в весело-повышенное состояние.

Шумков тщательно анализирует специфику проявления каждого психического процесса, индивидного и личностного качества военнослужащего.

В интеллектуальном плане отмечаются: непрерывный поток различных мыслей, ослабленность внимания, неспособность сосредоточиться на чем-либо. В эмоциональном отношении отмечаются напряженность, ожидание чего-либо тяжелого, трудного. Характерными объективными показателями являются: учащение частоты пульса до 125 ударов в минуту, дыхания – до 30 тактов дыхания в минуту; повышение температуры тела до 39 градусов и т.д.

Все это, по мнению Шумкова отражает процесс мысленной психологической подготовки, настраивания себя военнослужащими на те опасности и трудности, с которыми придется столкнуться в предстоящем бою. С психологической точки зрения «душевное состояние воинов в ожидании боя есть состояние тревожного ожидания. Это состояние испытывают все воины, хотя степень выраженности его у различных лиц не одинакова в зависимости от многих условий».

Психологические особенности этапа ведения боевых действий определяются видом боевых действий (наступление, оборона) и применяемого оружия (обычное, ОМП) и будут рассмотрены ниже.

 

2. Психологическая характеристика наступательных боевых действий 

 

           Психологические особенности наступательных боевых действий обуславливаются спецификой их целей,  применяемых способов  и средств вооруженной борьбы. Наступление имеет целью разгром (уничтожение) противника и овладение важными районами (рубежами, объектами) местности. Оно заключается в поражении противника всеми имеющимися средствами,  решительной атаке,  стремительном продвижении войск в глубину его боевого порядка, захвате вооружения, техники и намеченных районов (рубежей) местности.

Отечественная военная наука определяет,  что наступление может вестись на обороняющего, на наступающего (контрнаступление) и отходящего (преследование)  противника,  из положения непосредственного соприкосновения с ним и с ходу.  Опыт показывает, чтобы достичь поставленных целей наступление  должно осуществляться в высоком темпе,  безостановочно днем и ночью, в любую погоду с полным напряжением сил, при тесном взаимодействии  частей  и подразделений родов войск и специальных войск. Это во многом определяет особенности мотивации, психических состояний, боевой активности и взаимодействия военнослужащих.

          Наступление, как свидетельствуют многие известные  военачальники,  это,  как правило, предпочитаемый военнослужащим вид боевых действий. Психологически это объясняется тем, что оно ассоциируется с боевым и духовным преимуществом, преобладающей волей предпринявшей его стороны. Это убеждение существует с давних времен. Солдатская мудрость сформулировала великий закон войны: "Лучшая оборона- это наступление",  обозначив тем самым наиболее  психологически  приемлемый вид боевых действий:  наступление оказывает особенно благотворное мобилизующее и активизирующее влияние на  военнослужащих,  когда  оно предпринимается после ряда затеянных,  не имевших успеха боев.  В этом случае,  как показывает опыт  Великой Отечественной войны, оно связывается с надеждами на перелом в боевых событиях,  с возможностью  захватить  инициативу,  значительно приблизить победу над врагом.

          На когнитивном уровне переход к наступлению  ассоциируется  у воинов с тем, что военные руководители "наверху" тщательно просчитали, оценили, взвесили, выявили слабые места в боевом состоянии противника,  сделали выводы из прошлых неудач, создали превосходящие силы,  правильно выбрали время и место наступления, что, безусловно,  обеспечит  успех  боя.   

          В наступлении проявляется следующая психологическая закономерность эмоциональных проявлений,  отражающая  динамику  психических состояний  воинов, вызывая  боевое возбуждение,  азарт,  душевный подъем, оно подавляет в человеке страх, колебания, обостренные реакции на угнетающие факторы боевой обстановки, мобилизует все возможности воинов,  их волю,  усиливает чувства ненависти к  врагу.

         Большое  число  стоящих  перед  воинами задач по подготовке боевой техники, оружия, снаряжения к бою на какое-то время отвлекают их от психотравмирующих переживаний.

          Наступательные боевые  действия накладывают свой отпечаток на поведенческую активность воинов. Энергия, динамика наступательного движения способствуют развитию массового героизма, творческой боевой инициативы воинов. Этому в значительной мере способствуют процессы психического заражения и подражания.  Они лежат в основе известной психологической закономерности: на фоне общих боевых успехов,  массового  боевого  энтузиазма  даже нерешительные люди проявляют активность и самостоятельность. По некоторым данным, даже раны, полученные в наступлении, заживают быстрее, чем в обороне.

          Участники боевых действий всегда указывали на то, что переход к наступлению сопровождается заметным усилением и активизацией социально-психологических связей между  военнослужащими,  сплочением воинских подразделений,  повышением их " управляемости", дисциплины.  Отношения коллективизма, взаимопомощи, взаимовыручки психологически  как  бы              "втягивает" воинов в решение сложных и опасных задач,  с меньшими психологическими издержками, создавая для этого дополнительную мотивацию.

         Опыт войн и других вооруженных конфликтов говорит о том, что воины отдают предпочтение наступлению еще и потому,  что  здесь  в большей  степени можно использовать психологический эффект внезапности, являющейся, по некоторым данным причиной победы в 65% боев и операций. Одновременно с этим, в наступлении существенно снижается психологический "вес" боевых потерь.  Результаты исследований  военных  специалистов  показывают,  что в среднем атакующие войска прекращают наступление лишь тогда,  когда их  потери  вдвое превышают потери обороняющихся, тогда как обороняющиеся испытывают поражение, если их потери составляют лишь 25% от потерь наступающих.

Перечисленные особенности наступательных боевых действий позволяют сделать вывод о том, что здесь имеются благоприятные предпосылки для формирования у воинов боевых установок,  высокого наступательного порыва.

          Вместе с тем,  с психологической точки зрения  наступательные действия характеризуются рядом психологических сложностей.

          Во-первых, в силу того, что наступление ведется на территории, занимаемой противником, немалое  значение  имеет  фактор  неизвестности.  Наступающим трудно предполагать с каким огневым сопротивлением,  системой  инженерных заграждений, различного рода "ловушками" они столкнутся в глубине обороны врага.  Поэтому каждый куст, холмик, разрушенный объект воспринимаются  воинами как источник опасности. Особенно сложными в этом плане являются боевые действия в городе. 

          Во-вторых, участвуя в наступательных боевых действиях каждый военнослужащий должен однозначно сделать выбор идти навстречу риску,  опасности.  Практика показывает,  что  это  крайне сложно.  В исследованиях российских, американских, немецких и французских военных специалистов указывается  на то,  что в бою лишь 20-25%  воинов проявляют необходимую активность (ведут прицельный огонь, целесообразно перемещаются на поле боя и т.п.), остальные проявляют активность, лишь находясь на виду у командира. В его отсутствии они прячутся в безопасное место, имитируют выход из боя техники, оружия, психическую или физическую травму  "сопровождают" в тыл раненых сослуживцев.  В этих условиях большая психологическая нагрузка ложится на командиров подразделений:  они призваны не только принять решение о том, чтобы послать людей навстречу опасности и всеми способами побуждать их к активным боевым действиям, но и сами демонстрировать пример бесстрашия.

          Опыт боевых действий в Афганистане показал, что делу вовлечения воинов в решение боевой задачи способствует разделение подразделений на       "тройки", "пятерки" во главе с опытным, волевым военнослужащим,  способным психически поддержать и мобилизовать сослуживцев. В таком случае каждый воин находится на виду у товарищей и жестко связан с ними отношениями функциональной зависимости.

           В-третьих, научно установлено, что практически все военнослужащие  испытывают во время атаки сильный стресс.

Стрессовое состояние достигает пика в тот момент,  когда воин принимает решение подняться в атаку,  покинуть укрытие.  В этот период он нуждается в дополнительных побуждениях.  И  здесь большое значение имеют эмоционально и нравственно окрашенный призыв, боевой клич, пример сослуживцев, но и умение воина выполнить приемы экстренной волевой мобилизации, психической саморегуляции.

          Как свидетельствуют  участники  боевых действий, момент выхода из укрытия и вступления в бой многократно проигрывается  в  сознании,  что  обусловливает его существенное сужение и сосредоточение на одном-двух объектах боевой обстановки. Изучая состояние воина в момент атаки  русские военные психологи Вольф К.М., Полянский Н.В., Шумков Г.Е.  установили, что она совершается в особом нервном состоянии, которое можно назвать           «шоком». Вместе с тем, шок – это не полная выключенность сознания, потеря чувствительности и заторможенности нервной системы, которая наблюдается при тяжелых ранениях и психических травмах, а некоторое чувство, похожее на опьянение, всецело поглощающее существо человека. Это чувство мимолетно.  Военнослужащие участвуют в совместной боевой деятельности без четкого контроля сознания, автоматически и практически неуправляемы. Их ориентировка в обстановке боя может быть неадекватна,  что вызовет усиление внутренних трудностей,  рост числа ошибок в действиях.

По мере приближение к противнику, кажущаяся опасность растет, влияние боя с течением времени увеличивается, воин все более превращается в субъекта групповых, массовых действий,  постепенно снижается его сознательная деятельность, повышается внушаемость, человек «превращается в автомат».

По оценкам Г.Е. Шумкова, когда на расстоянии примерно 200 шагов до противника бойцы бросаются бегом,  у них развивается сила, которая движет вперед, преодолевая любые препятствия, они  уже не отступят.  Нравственная сила наступающих настолько велика, что  противостоять наступающей лаве невозможно. После атаки, как правило, наступает сильная  амнезия. Он отмечает, что «не встречал ни одного лица, который бы откровенно признаваясь, мог связно и последовательно рассказать о чем он думал, и что чувствовал во время сражения».

В этот период особое значение имеют авторитет,  личный пример и психическая поддержка командира, боевого актива, опытных психически устойчивых  воинов. 

Особое внимание военным руководителям следует уделить тому, чтобы в случае успешного наступления, преследования,  окружения противника у воинов не возникло состояние эйфории, недооценки возможностей противника, снижения бдительности и боевой настороженности.  Важная психологическая закономерность  наступления  состоит в том,  что "порыв не терпит перерыва".

          В ходе  боя особенности деятельности военнослужащих определяются их индивидуальными характеристиками,  уровнем подготовленности, сплоченности отделений (групп), экипажей, расчетов, авторитетом командиров, развитием боевых событий, объемом и соотношением потерь, характером действий противника и т.д.

 

3. Психологические особенности оборонительных боевых действий 

 

          Оборонительные боевые действия, как известно, преследуют цель отразить наступление превосходящих  сил  противника,  нанести  ему максимальные потери,  удержать важные районы (объекты) местности и тем самым создать благоприятные условия для перехода в наступление. Отечественная военная наука определяет,  что оборона в современной войне может носить позиционный  и  маневренный  характер, осуществляться преднамеренно и вынужденно, готовиться заблаговременно и в ходе боя,  в условиях соприкосновения с противником и  в условиях отсутствия соприкосновения.  Несмотря на большие различия в тактике ведения той или иной разновидности оборонительного  боя, условиях  перехода  к  ним имеются общие закономерности проявления психики и поведения воинов в обороне. 

В многочисленных  исследованиях показано,  что на когнитивном уровне оборонительные боевые действия оцениваются личным  составом как момент потери боевой инициативы, достижения противником боевого превосходства, «…ибо обороняющийся знает, что противник сильнее его, что он диктует ему свою волю». При этом возможности противника (его оружия,  боевой техники, тактических приемов, действий) нередко преувеличиваются. При умелом и активном психологическом воздействии противника на  обороняющиеся  войска,  у  последних может формироваться миф о его                неуязвимости, непобедимости.

                     В эмоциональном отношении оборонительные боевые действия отличаются тем, что пропорционально их продолжительности возрастает неуверенность обороняющихся войск в своих боевых  возможностях, развивается ощущение собственного бессилия,  безысходности. Работа механизмов каузальной атрибуции ведет к тому,  что ответственность за неудачу чаще всего возлагается на командиров и начальников («не могут, что ли командиры чужие изорвать мундиры о русские штыки?»). Это сопровождается снижением авторитета военных руководителей, что еще более  усугубляет неуверенность в возможности благоприятного изменения боевой ситуации,  способствует развитию общей подавленности, раздражения, пессимизма.

          В обороне создаются условия для повышения эффективности психологических диверсий противника (распространение  листовок,  звуко- и радиовещания и др.), циркуляций панических слухов и настроений. Это особенно характерно для тех случаев, когда оборона организуется  вынужденно,  поспешно,  в условиях сильного огневого воздействия и психологического давления  противника,  при  ведении боя в изоляции от своих войск, зараженной местности.

Вместе с тем, один из психологов, наиболее глубоко изучавшим психологические особенности оборонительного боя, В.Н. Полянский, отмечал, что в обороне у воинов может возникать такая положительная реакция, как «иллюзия закрытия». Он пишет: «Все местные предметы, т.е. деревни, леса, строения, бугры и т.п. притягивают к себе воина, как магнит железо…Смертельная опасность порождает «иллюзию закрытия», т.е. стремления к тем закрытым местам, которые скрывают от взоров противника, но не укрывают от поражения огнем». Такая «иллюзия способствует в бою сохранению духовных сил воина». Будучи укрытым от взоров противника, он чувствует себя в достаточной степени укрытым от выстрелов». Все это, по мнению Полянского, способствует предупреждению развития негативных переживаний у воинов и повышению их боеспособности.

          В поведенческом отношении оборонительные боевые  действия  характеризуются некоторым снижением управляемости, воинской дисциплины военнослужащих, сплоченности воинских подразделений.

          Вклинение противника, расчленение обороняющихся на части ведет к потери связи с подразделениями,  росту изолированности отдельных групп  воинов, к появлению лиц с "синдромом окруженца". А как подчеркивал еще К.И. Дружинин что «психика бойцов, при современных условиях продолжительности и упорства боя, может вынести какое угодно требуемое от нее напряжение, но только до тех пор, пока есть надежда на победу и армия стоит лицом к противнику».

          При отступлении может развиваться чувство вины перед гражданским населением. А.В. Полторацкий, одним из первых и немногих  психологов, исследовавших психологические особенности отступления, отмечал: «Отступление всегда жестоко подрывает дух частей, слишком поспешно отходящих, тем более «отбегающих» с ничтожными потерями». Отступление, даже совершающееся по приказу, крайне угнетающе сказывается на соседях. «Соседи не будут по приказанию это делается или нет, и такое отступление (отступление перебежками) всегда будет иметь вид бегства…».

Анализируя психологические последствия отступления К.И. Дружинин отмечал, что сам факт отдачи «внезапного приказа об отступлении, т.е. объявление еще не побежденным войскам о их поражении, в высшей степени неправильно и показывает полное непонимание психологии бойца, что последствием будет их немедленная деморализация»

          Военными психологами установлено, что психические состояния и поведение воинов в обороне в полной степени определяются качеством инженерного  оборудования  позиций  снабжения  воинов  боеприпасами, средствами индивидуальной защиты,  питанием, своевременным предоставлением отдыха,  недопущением безделья,  пьянства, расхлябанности,  распространения  упаднических настроений. 

         Важное значение для формирования стойкости, упорства, выносливости в обороне играет  глубокое  разъяснение ее целей,  задач подразделений и каждого воина,  групповой анализ предыдущих боевых  действий,  организация боевой и психологической подготовки воинов с учетом опыта предыдущих боев.

         Особое внимание командирами обращается на  преодоление таких негативных явлений как "танкобоязнь", "самолетобоязнь", "атомобоязнь" и др.

 

4. Психологические особенности ведения боевых действий ночью 

 

Еще Геродотом описан факт стремления использовать ночные действия в целях расширения психологических возможностей воинов. Великолепно подготовленные в боевом отношении македонские воины испытывали страх перед внешне страшными (крупными, лохматыми, бородатыми, экзотически одетыми) таджикскими воинами. Стремясь исключить фактор страха в бою, многие военачальники предлагали Александру Македонскому  вести сражения с неприятелем в ночное время. И это не случайно, ведь как писал в свое время Н.А. Корф: «Успех ночного боя основан почти целиком на  духовных данных».

Существенные психологические особенности имеют боевые действия ночью. К важнейшим отрицательным особенностям относятся:

- нарушение ориентировки в пространстве;

- действие эффекта новизны, неопределенности;

- снижение воинского мастерства воинов;

- затрудненность слаженных совместных действий;

- ухудшение управления подразделениями;

- возрастание тревоги и чувства изолированности от своих войск;

- усиление подверженности панике и др.

К положительным особенностям можно отнести:

- возможность достижения внезапности и вести боевые действия с дезорганизованным и деморализованным противником;

- возможность снизить страх перед противником, вызывающим страх визуально;

- снижается действие некоторых фобий (например, снайперобоязни, агорафобии (боязни открытых пространств) и др.).

Русский военный психолог С.К. Гершельман считал, что «… искусно проведенные внезапные нападения ночью имеют огромное значение, так как беззаботный солдат, пробужденный вдруг ото сна, редко оказывает сопротивление; чем неожиданнее опасность, тем большей кажется она ему, и первой мыслю внезапно атакованного неприятеля есть не сопротивление, а спасения себя бегством».

Для предупреждения «срабатывания» негативных особенностей ночного боя необходимо в мирное время готовить личный состав к ночным действиям.

 

5. Психологические состояния воинов после выполнения боевой задачи 

 

Ход и исход боевых действий во многом определяет поведение и психические состояния военнослужащих после боя.  В этот период обычно наблюдается постепенное возвращение способности воинов  критически мыслить,  стремление отвлечься от переживаний боя путем выполнения какой-либо работы (уход за боевой техникой и оружием, приведение в порядок снаряжения и обмундирования, написание писем и др.).

          В случае  неудачного завершения боевых действий у военнослужащих могут развиваться состояния неуверенности в своих силах и победе над противником,  в компетентности командиров и др.   Эти переживания приобретают большую остроту в случае больших потерь в людях и боевой технике.

 С.К. Гершельман более двух столетий назад писал, что «ничего не может быть пагубнее для войск, как сознание полной бесцельности проведенного боя». … «Такое убеждение заставляет войска  терять веру в начальника, а, следовательно, и во все последующие распоряжения».

 Во всяком случае, по оценкам психологов, в этот период идет медленное восстановление интеллектуальных способностей,  самообладания. Общее состояние отличается усталостью, сонливостью, желанием лечь, отдохнуть; некоторой отрешенностью; малоподвижностью;  избеганием контакта глазами; ночными кошмарами, способными спровоцировать массовую панику; желанием занять себя чем-либо, чтобы отвлечься от размышлений  о бое.

          Преодолению негативных психических состояний способствуют разъяснение военнослужащим причин неудач,  путей и способов восстановления боеспособности;  активная  подготовка  личного  состава к дальнейшим действиям;  усиление ненависти к врагу;  актуализация широких социальных мотивов поведения воинов и др.

В этот период рекомендуется: дать возможность воинам отдохнуть, чтобы восстановить физические и психические силы; после отдыха вовлечь их в активную несложную деятельность, подбодрить добрым словом, избегая укоров за ошибки во время боя; организовать оказание быстрой помощи раненым, психотравмированным, их эвакуации, торжественного захоронения погибших сослуживцев.

Таким образом, виды различные боя и его этапы имеют явно выраженные психологические особенности. Их учет позволит целенаправленно и предметно строить психологическую работу по подготовке личного состава полка к выполнению конкретных боевых задач.

 

Литература: 

 

1.  Вольф К.М. Из дневника командира полка //Военный сборник. 1908. №6.

2.   Гершельман С.К. Нравственный элемент под Севастополем. М., 1897.

3. Дружинин К.И Исследование душевного состояния воинов в различных случаях боевой обстановки  по опыту русско-японской войны 1904-1905 гг. СПб., 1910.

4.   Дьяченко М.И. Психологический анализ боевой деятельности советских воинов. М.: ВПА, 1872.

5.  Караяни А.Г. Психологические особенности боевых действий военнослужащих в различных видах боя и в условиях   применения ОМП // Военная психология: методология, теория, практика. М., 1998.

6.  Корф Н.А. О воспитании воли военачальников // Общество ревнителей военных знаний. 1906. Кн.1.

7. Полторацкий А.В. По  поводу статьи – отступление перебежками // Русский инвалид. 1907. №114.

8.  Полянский В.Н. Иллюзия закрытия // Русский инвалид. Приложение. 1909..№272.

9.    Социальная и военная психология. М.: ВПА, 1990.

10. Шумков Г.Е. Рассказы и наблюдения из настоящей русско-турецкой войны. Киев, 1905.

11.  Шумков Г.Е. Душевное состояние воинов в ожидании боя (по наблюдениям офицеров) // Военный сборник. 1913. №5; 

12.  Шумков Г.Е. Чувство тревоги, как доминирующая иллюзия в период ожидания боя // Военный сборник.1913. №11;

13.  Шумков Г.Е. Эмоции страха, печали, радости и  гнева в период ожидания боя // Военный сборник. 1914. №2.

14.  Шумков Г.Е. Душевное состояние воинов после боя // Военный сборник. 1914. №11.

 
 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования