Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

  Камуфляж и военная одежда одежда камуфляж.

 

Версия для печати Отправить на e-mail

УЧЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ВОЕННОЙ ХИТРОСТИ, МАСКИРОВКИ И ВНЕЗАПНОСТИ ПРИ ОРГАНИЗАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

  

Военная хитрость, внезапность и маскировка – важнейшие составляющие военно-психологического искусства достижения победы над противником. Они «позволяют застигнуть противника врасплох, вынудить его неподготовленным вступить в бой (сражение, войну), т.е. парализовать его волю и лишить возможности оказывать организованное сопротивление». «…» «Всякий шаблон или старая схема, всякая оперативная «сухость» и отсутствие творческой изобретательности выхолащивают военное искусство. Военная хитрость – антипод шаблонов, схем и штампов».

По своей сущности военная хитрость, маскировка, внезапность – это сугубо психологические феномены, достигаемые с помощью тактических и технических средств. Они входят в систему мероприятий, обозначаемых как «рефлексивное управление противником». Управлять противником рефлексивно – значит активно влиять на процессы восприятия им боевой обстановки, дезориентировать относительно ее пространственно-временных и событийных элементов, придавать нужную направленность его мышлению с целью принятия априори проигрышных решений.

Грань между понятиями «военная хитрость», «маскировка», «внезапность»  весьма условна и проводится, прежде всего, в исследовательских целях. На самом деле военная хитрость – это скорее способ ведения боевых действий, маскировка – одно из главных ее средств, а внезапность – достигаемый результат. Однако с психологической точки зрения эти явления весьма специфичны. Китайский психолог высказал эвристическую мысль о том, что введение противника в заблуждение есть процесс и результат создания у него различных иллюзий. Используя эту идею, можно разделить рассматриваемые феномены следующим образом: маскировка – процесс и  результат создания у противника иллюзий восприятия, военная хитрость (введение противника в заблуждение) – процесс и результат создания у него мыслительных иллюзий, внезапность – результат создания у противника иллюзий антиципации (предвидения, предвосхищения).

Знание командирами, работниками штабов всех уровней, военными психологами психологических механизмов обозначенных явлений и закономерностей их проявления в вооруженном противоборстве позволяет целенаправленно вести подчиненных к боевым успехам.

  

Психологическая характеристика  маскировки 

 

Маскировка - комплекс мероприятий, направленных на скрытие своих войск от наблюдения противника. В маскировке реализуется важнейший закон войны: «Не  обнаружил – не поразил».

Маскировать  значит делать незаметным, невидимыми для противника военные объекты.

 Это достигается посредством воздействия на психическую деятельность противника, с целью  породить у него иллюзии восприятия. К числу таких иллюзий относятся: зрительные, звуковые, кинестетические.

Под иллюзиями (от лат. illusio – ошибка, заблуждение) восприятия в психологии понимается неадекватное отражение воспринимаемого объекта и его свойств. Выделяют иллюзии: оптико-геометрические, автокинетического, стробоскопического и индуцированного движения, осязания, времени, цвета, температуры, иллюзия Шарпантье, установочные иллюзии, и др.

Возникновение иллюзий восприятия связано с особенностями строения органов чувств и физиологической деятельности человека, процессов кодирования и декодирования информации, эффектами контраста, иррадиации, зависимостью перцептивных процессов от установок, мотивации, эмоциональных состояний, личностных качеств человека (этнокультурные особенности, специфическая «картина мира»,  характер, самооценка, прошлый опыт,  уровень интеллектуального развития, внушаемость, патологические явления и др.), присутствия значимых людей и др.

Для понимания природы иллюзий восприятия важным является положение гештальтпсихологии о фигуре и фоне. Фигурой называется та часть воспринимаемого объекта (объектов), которая как бы выступает вперед, воспринимается четко, ярко, а фоном – окружающие объекты (среда), которые, как кажется непрерывно продолжаются за фигурой. Фон выполняет функцию системы отсчета, относительно которой оцениваются цветовые, пространственные и другие характеристики фигуры. Это означает, что предмет может быть выделен органами зрения (увиден, услышан, почувствован), если он отличается от фона какими бы то ни было свойствами (цветом, формой, освещенностью, силой и тембром звучания, частотой и интенсивностью тактильного, барического,  температурного воздействия и др.). Если такого различия нет, то фигура полностью сливается с фоном и не обнаруживается.

Искусственное создание иллюзий восприятия (маскировка) преимущественно и состоит в целенаправленном устранения различий между фигурой (военнослужащие, боевая техника, оружие, полевые укрепления, военные строения и др.) и фоном (участки местности, акватории, воздушное пространство).

Кроме этого иллюзии создаются с помощью ассиметричного расположения линий, нарушения закона перспективы, учета зависимости зрительного восприятия величины объекта от размеров окружающих предметов, учета влияния взаимно пересекающихся линий, нарушения очертаний объекта, закрытия фигуры и фона с помощью различных средств и др.

Явные иллюзии, вплоть до полной утраты перцептивных способностей участников боевых действий возникают при применении средств временного ослепления, оглушения, нарушения обоняния, прикрытия объектов маскировки специальными, непроницаемыми для каждого вида наблюдения (непосредственного или с использованием технических средств),  и т.д.

 

Виды и методы маскировки

 

Выделяются следующие виды маскировки: зрительная, световая, звуковая, обонятельная и др.

Основными методами маскировки являются:

I. Снижение контрастности между фигурой и фоном:

1. Использование маскирующих свойств местности. Используя преимущественно этот способ маскировки германскому командованию удалось скрыть от органов разведки Красной Армии размещение стратегических сил вдоль границ и их подготовку к нападению на СССР. Маскирующими являются такие свойства местности, как цветовой рисунок, открытость-закрытость, наличие естественных укрытий и т.д.

2. Окраска объектов под цвет местности (среды).

Окраска может быть однотонной (например, белой зимой, серо-желтой в пустыне, зеленой в лесных регионах, землистой на равнинах и т.д.), а так же  многотонной, деформирующей, предполагающей визуальное изменение формы объекта посредством нанесения на него и окружающую местность деформирующих цветовых пятен и линий. При этом целесообразно часть пятна наносить на объект, а другую часть – на фон. Такая маскировка на многоцветном фоне эффективнее, чем однотонная.

Способ маскировки, при котором на маскируемый объект наносятся пятна, полосы различной формы и цвета, изменяющие его внешний вид и искажающие  контуры, называется камуфляжем (франц. camouflage).

Раскраска среды под цвет маскируемых объектов. В случае нехватки времени и возникновения, достаточного количества маскирующих средств и  необходимости размещения войск на однотонной, специфически окрашенной местности (например, пустыня), можно маскировать боевые объекты путем окраски участков местности (и тех, на которых размещены объекты и тех, на которых объектов нет) под цвет боевой техники.

4. Мимикрия - (англ. mimicry, от греч. mimikos — подражательный), у животных и растений один из видов покровительственной окраски, формы и запаха при котором животное (растения) похоже на предметы окружающей среды, растения, на несъедобных или хищных животных.  В маскировке – способ раскраски, конструктивных изменений объекта, в результате  которых он становится похож на другие объекты, не представляющие интереса для противника (например, придание заданию вида  разрушенного строения).

 II. Сокрытие объекта среди искусственно  созданного множества подобных, но не боевых объектов, объектов. То есть речь идет о создании некоторого множества ложных объектов, наличие которых затрудняет противнику обнаружение боевых объектов и их уничтожение, а поражение все совокупности либо невозможно, либо бессмысленно.

Этот метод  особенно широко применяется при маскировке крупногабаритных целей (базы, транспортные узлы, аэродромы, мосты, переправы).

В июле 1942 г. Советская Армия в Ржевско-Гжатско-Вяземской операции широко применяла такого рода маскировку, что привело к большому числу самолето-вылетов немецких ВВС по ложным целям. В будущей войне противник нанесет ракетно-ядерный удар по стратегическим объектам, поэтому необходимо построить нужные цели, потому что наведение ракет противника по координатной системе, а не на основе различий между целью и фоном, и когда координаты целей уже нанесены на карту, то замаскировать ее уже трудно.

Для повышения достоверности ложных целей необходимо выбрать место  размещения настоящей боевой техники и инженерных сооружений и тщательно их замаскировать, затем построить ложные цели и обозначить их «активность». Это достигается с помощью ведения артиллерийского огня отдельными орудиями  с ложных огневых позиций, использование тракторов и другой техники для имитации шума двигателей, лязга гусениц в местах сосредоточения ложных танков поблизости от переднего края, в ложных окопах должны показываться настоящие солдаты и вести огонь.

Психологическим механизмом срабатывания является такое свойство восприятия, как апперцепция, то есть зависимость восприятия объектов от прошлого опыта. Так, слушая работу двигателей и лязг гусениц техники, противник предполагает, что идет перемещение танков, САУ и др.

III. Создание звукового (шумового) хаоса. Шумы могут использоваться для маскировки местонахождения войск, направления их перемещения. Так, записав на пленку, к примеру, звуки перемещающейся техники, и установив громкоговорители таким образом, чтобы вещать в разных направлениях, можно ввести противника в заблуждение относительно места происходящих событий.

IV. Создание препятствий для восприятия боевых объектов с помощью масок (маскировочных сетей, экранов, уголковых отражателей, дымов, и д.п.).

Так, только использование дымовых завес позволяет достичь следующего результата: если прикрывать дымом цель, то эффективность огня снижается на 70-80%, а если дымом ослепить противника, то эффективность его огня может снизиться на 90%.

V. Временное нарушения работы органов чувств противника и приборов наблюдения ослепления с помощью лазерного оружия и прожекторов и специальных устройств (особенно в ночное время), слезоточивых газов и др.; оглушение с помощью создания специальных звуковых эффектов (например, сброс с самолетов бочек со специально проделанными отверстиями, использование сирен на самолетах и бронетехнике и др.); снижения обоняния путем распространения в местах расположения разведорганов и наблюдателей противника нестерпимых запахов, резко повышающих пороги чувствительности, оглушения с помощью и др.

Запаховая (обонятельная) маскировка применяется также для усиления зрительных и слуховых иллюзий (например, проигрывание пленки с записью звуков перемещающейся техники сочетается с разливанием вблизи обороны противника дизельного топлива.    

 

2. Психологическая характеристика военной хитрости 

Военная хитрость представляет собой систему мероприятий по целенаправленному навязыванию противнику ложных представлений о месте, времени, масштабности и перспективах развития боевых событий и созданию благоприятных условий для достижения победы над ним. Она основывается на умении создавать у неприятия  иллюзии мышления.

Учитывая, что мышление лиц, принимающих боевые решения, тесно связано с восприятием боевой обстановки и аналогично связаны иллюзии, проявляющиеся в этих познавательных процессах, то и военная хитрость непосредственно сопряжена с маскировкой.

В.Н Лобов выделяет две основные формы военной хитрости – скрытность и введение в заблуждение.

Скрытность он рассматривает как комплекс мероприятий по устранению или ослаблению признаков, характеризующих наличие, состояние и деятельность войск.

Скрытность достигается, в том числе и методами маскировки. Вместе с тем В.Н. Лобов к способам ее обеспечения относит и такие «немаскировочные» мероприятия, как сохранение в тайне замыслов, решений и планов командования (путем ограничения источников, через которые может произойти утечка информации, в проведении мероприятий, предупреждающих эту утечку), бдительность военнослужащих (обостренное чувство ответственности за сохранение в тайне секретных сведений), соблюдение дисциплины скрытности (контроль выполнения мер маскировки, порядка сохранения в тайне сведений, не подлежащих разглашению).

Введение в заблуждение трактуется им как навязывание противнику ложных представлений о направлениях развития и подготовки вооруженных сил, планах и намерениях командования, о действительном положении войск, их обеспечении, о характере, формах, способах и условиях их действий. Среди методов введения противника в заблуждение называются: дезинформация (преднамеренное распространение не соответствующей действительности информации о своих войсках и намерениях командования2), демонстрация и имитация деятельности войск боевой техники и вооружения (показ противнику ложных положения,  состояния, намерений войск), а так же деформация объектов с целью их маскировки.

Одним из способов введения противник а в заблуждение является имитация фигуры из фоновых объектов на ложном направлении (отвлечение внимания), предполагающее создание ложных объектов, но уже с целью не замаскировать боевые объекты, а создать виртуальные объекты, оцениваемые противником как боевые. Например, для имитации боевых действий (высадка десанта, танковый бой) с целью побуждения противника к невыгодной для него перегруппировки сил могут использоваться шумы, записанные на пленку, либо имитируемые специально выделенными силами и средствами. Во время второй мировой войны американцы использовали шумовую имитацию высадки десанта под Эль-Алайменом. С помощью распространения запахов (например, с использование хлорированной воды) может имитироваться применение отравляющих веществ.

Китайский военный психолог, анализируя военное искусство прошлого, выделяет несколько способов введения противника в заблуждение:

 

         >Использовать умение мыслить за противника. Это значит критически оценивать свои действия с точки зрения противника. Нужно заставить противника поверить, что истинное – ложное (минус на минус дает плюс). Свойством человеческой психологии является то, что истинное, положенное на истинное, дает ложное. Классическим примером этого является высадка американцев в Иньчоне 15 сентября 1950 года. Американцы действительно решили там высаживаться и, не скрывая объявили об этом. В результате никто не ожидал, что они там высадятся.

>Необходимо уметь заставить противника поверить, что ложное – это истинное (ложь на ложь дает истину). Это значит задумать обман и открыто провозгласить, что это обман, заставив противника поверить, что это истина.

>Нужно также сочетать истинное с ложным: ложными действиями заставляя противника каждый раз реагировать, усыпить его бдительность, а затем принять реальные наступательные действия, которые противник примет за ложные. В качестве примера можно привести высадку десанта союзников в период второй мировой войны накануне операции в Нормандии, когда группы парашютистов с громкоговорящими установками запутали немцев, передавая шум боя то с одной стороны, то с другой, в результате немцы приняли настоящий десант за ложный.

>Необходимо также уметь делать вид, будто следуешь замыслу противника и добиваться успеха, применяясь к обстоятельствам. Но делать это надо так, чтобы противник не замечал опасности. Иными словами, следовать замыслу противника значит демонстрировать вожделенные для него цели и действия в тех местах, где сосредоточено его внимание и таким образом создать у него определенную «склонность».

 

3. Психологическая сущность и эффекты внезапности в бою 

Маскировка и введение противника в заблуждения одной из основных целей имеют внезапность. Внезапность, по некоторым оценкам, в той или иной мере лежала в основе достижения победы в 65% боев1.

С психологической точки зрения внезапность – это наступление ожидаемого события в неожидаемые сроки.

Внезапность в определенном отношении отличается от неожиданности. Неожиданность имеет место в том, случае, когда противник вовсе не размышлял о возможности наступления события. Она может достигаться либо в самом начале войны, когда признаки подготовки противника к ней отсутствовали полностью, либо когда противник совершает совершенно невероятный маневр и наносит удар там и тогда, где и когда по законам логики он нанесен быть не должен (скажем, атомная бомбардировка американцами Хиросимы и Нагасаки в 1945 году или захват заложников вооруженными  бандами в Буденовске в 1996 году и развлекательном центре на Дубровке в Москве в октябре 2002 года).

Внезапность же имеет место тогда, когда противник ожидает боевого события (нападения, наступления и т.д.), но просчитывается в сроках.             С психологической точки зрения внезапность состоит в создании у противника иллюзий антиципации.

Анализ научных источников позволяет выделить основные формы внезапности. К ним относятся:

1. Внезапность времени наступления боевых событий.

2. Внезапность места наступления боевого события.

3. Внезапность силы и интенсивности наступившего боевого события.

4. Внезапность вида события и способа его наступления.

5. Внезапность сочетания событий.

6. Внезапность характера собственной реакции на наступившее событие.

7. Внезапность последствий от наступившего события.

Особенно благодатной почвой для внезапности действий противника является шаблонность мышления командиров и деятельности штабов по планированию боевых действий, приверженность одним и тем же схемам действий войск, наличие у командиров устоявшегося способа реагирования на стандартные ситуации в боевой обстановке.

Таким образом, маскировка, введение противника в заблуждение и внезапность – атрибуты современных войн. Знание их феноменологии, психологических механизмов и основных форм необходимо:  1) командирам, чтобы  планировать боевые действия, предвосхищать и обнаруживать их использование неприятелем, 2) психологам для того чтобы осуществлять целенаправленную психологическую подготовку офицеров и солдат для практического использования их эффектов и противостояния хитрости противника.

 

Литература: 

1.      Ананьев Б.Г. Из оборонного опыта советской психологии // Сов. педагогика. 1943.  2.

2.      Анцупов А.Я. Психологический анализ внезапности в вооруженной борьбе // Пути повышения эффективности морально-политической и психологической подготовки личного состава в подразделении, части. М.: ВПА, 1989. С.149-156.

3.      Барабанщиков А.В., Феденко Н.Ф. История советской военной психологии. М.: ВПА, 1983.

4.      Кекчеев К.Х Психофизиология маскировки и разведки. М.: Сов. наука, 1942.

5.      Лобов В.Н. Военная хитрость. Из теории и истории. М., 1992.

6.      Омелькин А.И. Психологические условия достижения и предупреждения внезапности в войнах и военных конфликтах: Дис…канд. психол. наук. М., 1997.

7.      Рубинштейн С.Л. Советская психология в условиях Великой Отечественной войны // Под знаменем марксизма. 1943. №9-10. С.45-61.

8.      Караяни А.Г. Отечественная психология в годы второй мировой войны // Воен. историч. журн. 2003. №

9.      Каничева Р.А., Ярмоленко А.В. Ленинградские психологи в годы войны // Психол. журн. 1985. №6. С.3-7.

10. Бекетов А.А. и др. Маскировка действий подразделений сухопутных войск. –М.: Воениздат, 1976.

11. Мышак Ф.И. Маскировка солдата, оружия и боевой техники . – М.: Воениздат, 1954.

Тарас А., Заруцкий Ф. Подготовка разведчика. –М., 1999.


 

 
 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования