Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

 

 

Психология воинской дисциплины Версия для печати Отправить на e-mail

Психология воинской дисциплины

Э.П. Утлик

 

Проблема дисциплины в военной психологии заключается в том, какие личностные и групповые (социально-психологические) качества и процессы обеспечивают нормативность воинской деятельности и других форм активности военнослужащих. Теоретическая задача психологии заключается в том, чтобы научно описать психологические механизмы нормативности, выявить условия, при которых они эффективно функционируют, развиваются и укрепляются.

Роль военной психологии как прикладной, практической психологии состоит в том, чтобы выступить в качестве действующей силы, решающей задачи повседневного научного обеспечения дисциплинарной системы Армии и Флота.

 Проблема дисциплины в военной психологии. 

 

Отечественная военная психология занимается изучением дисциплины вот уже более 150 лет. Вторая половина прошлого века и первая четверть века нынешнего отмечены интереснейшими публикациями, посвященными различным сторонам этой важнейшей проблемы. Это работы А.Кислова (Военная нравственность - 1838 г.); А.Н.Навроцкого (О воинской дисциплине и средствах к ее охранению и надлежащему развитию - 1874 г.); неизвестного автора, скрывшегося под инициалами П.М.М. (Дисциплина и быт войск - 1881 г.); В.Н.Халтурина (Психологическое обоснование воинской дисциплины - 1896 г.). Глубокие, подчас до нынешних дней не вполне понятые мысли о дисциплине содержатся в трудах М.И.Драгомирова, Н.Д.Бутовского, Д.П.Парского, А.Верховского, А.А.Свечина, Б.Б.Жерве, А.М.Дмитревского, М.В.Фрунзе, Л.Бызова, Ф.Огородникова и других.

Первоначально подход к теоретическому толкованию дисциплины носил умозрительно-эмпирический характер. Долгое время публикации были научно недифференцированными, соединяя в себе военно-тактические, юридические, исторические, педагогические, социологические и многие другие аспекты дисциплины. Несмотря на это, большинству из них была свойственна выраженная психологическая ориентированность. Очевидно, из-за этого сложилась традиция относить проблему дисциплины почти исключительно к области военной психологии. Об этом определенно заявлял в 1931 году один из военачальников периода гражданской войны Г.Эйхе: «Вопрос о дисциплине обычно связывается с исследованиями теоретического, в частности психологического порядка».

Со временем психологические аспекты проблемы определились более четко, что нашло отражение в понятии «психологических основ» дисциплины. Тем не менее и по сей день психологические подходы страдают от некорректного переплетения с другими подходами, - от того, что можно назвать «грубым эклектизмом». Основные причины этого: завышенные административные требования к практической значимости психологических исследований, их «тесной связи» с жизнью; сознательный, а также бессознательный антипсихологизм; психологическая некомпетентность.

В дальнейшем, после М.И.Драгомирова, очень неудачно определившего дисциплину как «... совокупность всех нравственных, умственных и физических навыков, нужных для того, чтобы офицеры и солдаты всех степеней отвечали своему назначению", подход к дисциплине прибрел психолого-педагогический акцент. Практика со временем показала, что подобный подход является односторонним:

во-первых, понятие дисциплины непомерно расширялось, захватывая области, явно выходящие за рамки дисциплины;

во-вторых, создавалось ложное впечатление, что психология и педагогика исчерпывают проблематику воинской дисциплины как с теоретической, так и практической сторон.

Философско-этическая трактовка дисциплины еще больше подкрепляла этот расширительный психолого-педагогический подход.

Фактически же тема воинской дисциплины почти полностью сместилась в область педагогики. Считалось, что дисциплинарная деятельность носит учебно-воспитательный характер. Психологические исследования тоже ориентировались преимущественно на учебно-воспитательные задачи. Тенденция несколько изменилась в результате осмысления практики А.С.Макаренко. Стало ясно, что решать вопросы дисциплины - и теоретически и практически - без учета командно-организаторского аспекта невозможно. Изменение взгляда позволило уточнить педагогическую трактовку вопроса, существенно сузив ее, потому что родилось убеждение: вопросами дисциплины должна в большем объеме заниматься тактика и другие отрасли военной науки. Поэтому и психологии следует рассматривать дисциплинарную проблематику более широко, имея в виду интересы новых потребителей психологической информации. Это явилось дополнительным стимулом отказа от ограниченности индивидуально-личностной ориентацией и направления психологической мысли на социально-психологическую область. Некоторый сдвиг был обозначен публикациями А.И.Китова. Однако основная проблема - действительная роль личности и войсковой общественности в дисциплинарных процессах - не только не была решена, но даже не поставлена.

Шестидесятые годы явились началом качественно нового этапа в психологическом познании дисциплины. Умозрительный подход начал уступать место исследовательскому. В это время ряд работ по вопросам дисциплины был выполнен М.И.Дьяченко и группой под его руководством. Были защищены кандидатские диссертации А.И.Китовым, В.Соколовым, Н.И.Киряшовым, а затем, после десятилетнего перерыва, Н.Н.Фу, Е.Ю.Стрижовым, Л.В.Згуро. Эти и другие работы подвели к необходимости выдвижения новых идей, которые в большей степени соответствовали бы как возросшим возможностям психологии, так и новой социально-психологической ситуации в вооруженных силах страны.

К настоящему времени сложилось представление о психологических основах дисциплины как о специфическом комплексе личностных и межличностных структур и процессов психической регуляции, которые обеспечивают нормативное поведение военнослужащих в полном объеме. В этот комплекс входят:

а) индивидуально-личностная дисциплинированность (структура, развитие, условия функционирования, причины и формы дисциплинарной девиантности);

б) социальная психология групповых (межличностных) дисциплинарных процессов и структур;

в) управленческо-психологические механизмы дисциплины;

г) инженерно-психологические, эргономические и экологические условия дисциплины.

Понятием основ дисциплины охватывается, естественно, и область теории, предметом которой является комплекс психологических механизмов, факторов, условий и закономерностей нормативного поведения военнослужащих. Теория психологических основ дисциплины включает также анализ методологических проблем, к числу которых относится, в частности, вопрос соотношения психологических аспектов дисциплины, с одной стороны, и этических, правоведческих, педагогических, военно-тактических, с другой.

Психология дисциплины имеет свой прикладной, практический аспект. Он обусловливается традиционными обязанностями психологии по отношению к наукам, которые профессионально обеспечивают функционирование и развитие войсковых дисциплинарных систем: тактикой, военной педагогикой, теорией управления войсками, логистикой, юриспруденцией и др. По мере того, как военная психология обогащается собственной практикой (психокоррекция, психопрофилактика и психогигиена), то есть, своеобразной психологической «инженерией", складывается система практически-психологического обеспечения дисциплинарной деятельности войск. Рассмотрим некоторые стороны этой системы.

 Научно-психологическое обеспечение дисциплинарной деятельности в части (подразделении) 

 

Повышение нормативности поведения военнослужащих и поддержание ее на требуемом уровне - это непрерывная совместная деятельность всего личного состава - и командиров и рядовых воинов. В ней участвуют также коллективно-групповые (формальные и неформальные) структуры войсковой общественности. Некоторые из этих структур влияют на состояние дисциплины отрицательно, поскольку имеют свою собственную нормативную систему, которая несовместима с уставной.

Все военнослужащие, как личности и как члены определенных служебных и общественных структур, в том числе и тех, влияние которых на дисциплину негативно, их взаимосвязи и формы активности составляют в совокупности дисциплинарную систему подразделения (части). Дисциплина - ее качество и текущее состояние - является динамическим результатом функционирования данной системы. Динамичность результата, то есть невысокая инерционность дисциплинированного поведения, его более или менее существенное ухудшение после прекращения или только известного ослабления дисциплинарной деятельности, обусловливается напряженностью дисциплинарных требований к личности и к коллективным (социально-психологическим) механизмам нормативной саморегуляции.

Вопрос о психологическом обеспечении дисциплинарной деятельности встает потому, что она в значительной своей части представляет собой решение комплекса специальных психологических проблем. Эти проблемы встают в дисциплинарных системах всех уровней и инстанций, а не только в низовом звене, как нередко подразумевается. Они носят, соответственно, тактический, оперативный или стратегический характер. В общем виде практическая психологическая проблема заключается в том, что определенные проступки и другие негативные явления связаны с особенностями психологических механизмов дисциплины.

Если в одних случаях дело сводится к простой дисциплинарной неготовности военнослужащих, то в других психологические проблемы порождаются более или менее выраженными антидисциплинарными установками, которые противодействуют мерам дисциплинирования, дезорганизуют воинскую деятельность, общение и быт. Психологическая проблема может порождаться также и тем, что наличные условия службы создают чрезмерные нагрузки на имеющиеся механизмы дисциплинирования, что сдерживает их проявление и тормозит развитие. Бывает и так, что оба названные фактора выступают совместно, от чего негативные последствия только увеличиваются. Тем не менее специфичность психологических проблем заставляет изучать прежде всего область психологических структур дисциплины и здесь же планировать и осуществлять необходимые преобразования. В этом как раз и заключается профессиональное участие военного психолога в дисциплинарной деятельности.

Выделяются две группы дисциплинарно-психологических проблем. Первая - это несформированность (слабость, неустойчивость, неполнота, незавершенность) индивидуальных, групповых или властно-организаторских механизмов нормативного поведения личного состава и управления им. Анализ показывает, что некоторые военнослужащие или подразделения не имеют требуемой дисциплинарной мотивации и (или) не умеют вести себя организованно, в согласии с уставными правилами, законами, воинскими традициями, а органы военного управления не имеют достаточной энергии и умения, чтобы последовательно и уверенно упорядочивать деятельность своих подчиненных.

Первая группа проблем делится на три подгруппы: а) мотивационные проблемы дисциплины; б) проблемы нормативной или организаторской некомпетентности; в) проблемы психической дезорганизации, как личностной так и групповой, в том числе управленческой (дисциплинарная паника);

Вторая группа психологических проблем дисциплины - это наличие явных или скрытых альтернативных, теневых дисциплинарных систем, как индивидуальных, так и групповых типа «дедовщины", «землячества» или иной неформальной структуры со своей субдисциплиной, которая не совместима с дисциплиной устава, закона, и даже общечеловеческой морали. Свои, особые, порядки могут насаждать в подразделениях и отдельные военнослужащие, что входит в репертуар их поведенческой стратегии, связанной с укреплением ведущего положения в системе отношений, своей неформальной власти. Случается, что в подобной роли выступает и командир подразделения, если он насаждает в подразделении дисциплину, руководствуясь не уставом, не благородными принципами воинской морали, а своими эгоистическими побуждениями, ложными представлениями о целях и средствах дисциплинирования.

Общесоциальным источником психологических проблем в области воинской дисциплины служит распространенное в обществе неуважение к закону, праву, власти, неприятие мер, направленных на поддержание общественного порядка. С этим социально-правовым сознанием связана неготовность людей идти на известные ограничения своей свободы и своих потребностей ради достижения общей организованности и безопасности. Повседневные наблюдения и специальные исследования показывают, что у многих дисциплина занимает периферическое положение в структуре личностных ценностей. В полном объеме проявляется одна из закономерностей атрибуции ответственности, согласно которой недисциплинированность охотно приписывается другим, но не относится к себе. Имеет место низкая осведомленность по вопросам организации общественной жизни, непонимание существа и значимости правил в совместной деятельности людей. Негативно сказывается слабость традиций вообще и специфических традиционных механизмов обеспечения порядка во взаимоотношениях людей, в их социальном поведении.

Негативные тенденции усиливаются неблагоприятным социально-психологическим фоном, который создается социальными отклонениями: пьянством, наркоманией, преступностью, проституцией, злоупотреблением властью. К числу причин, порождающих дисциплинарно-психологические проблемы, следует также отнести все те условия, события и решения, которые не позволяют воину реализовать свою нормативную мотивацию. Если дисциплинированность не поощряется, если она контрастирует с поведением других военнослужащих, если для того, чтобы соблюсти какое-то обычное правило, требуются чуть ли не героические усилия, то внутренние запасы дисциплинированности быстро истощаются.

Таким образом, следует различать две категории факторов, обусловливающих появление дисциплинарно-психологических проблем: а) хронические, общенациональные и общеармейские, которые только проявляются в условиях конкретного подразделения; б) локальные, специфические, порождаемые индивидуальными особенностями военнослужащих, взаимоотношениями непосредственно в их среде, а также частым расхождением повышенных требований к порядку и стартовой готовностью личного состава к их реализации. Психологические проблемы, в отличие от всех остальных, разрешаются путем изменения самого человека и тех отношений, какими он связан с другими людьми. Найти правильное дисциплинарно-психологическое решение, значит, определить способ изменения убеждений, ценностных ориентаций, самооценки и оценок других, межличностных привязанностей воина, его навыков и привычек поведения, чтобы они не противоречили уставным нормам и законам военной службы.

В ряде случаев дисциплинарные проблемы могут быть смягчены и даже сняты грамотным изменением обстановки службы и быта, такими мероприятиями, которые оптимизируют нагрузку на сформированные механизмы нормативного поведения личного состава.

История вооруженных сил разных стран и повседневный опыт показывают, что многие неудачи в текущих мерах и крупномасштабных мероприятиях по укреплению дисциплины оказывались неэффективными или обрекались на провал только из-за того, что они игнорировали «психологическую составляющую». Они были психологически необоснованными, не считались с законами человеческой психологии и самой природы человека. Этими мероприятиями не предусматривалось целенаправленное решение конкретных психологических проблем.

Характерный исторический пример - некритическое заимствование принципов и способов дисципинирования, эффективных для других стран и армий, но неадекватных национальной психологии России. Многие из этих заимствований сохранились в ныне действующих уставах. Методологической предпосылкой ошибок подобного рода является убеждение в том, что сознание людей автоматически следует за политическими, экономическими, а также и административными преобразованиями. Если же эти ожидания не подтверждаются действительными переменами в поведении, то в ход идет тезис об «отставании» сознания от технических, экономических и политических аспектов развития общества.

Одной из причин того, что психологические проблемы дисциплины не идентифицировались, а опыт их интуитивно-эмпирического решения не накапливался и не обобщался, являлось то, что в армии и на флоте не было профессиональных психологов и соответствующих служб (подразделений). Известно также, что психологическая культура офицерского состава была и остается достаточно низкой, поскольку естественные человеческие способности к пониманию и оцениванию людей не развивались профессионально-психологическим образованием - изучением военной психологии в военно-учебных заведениях.

Между тем психологическая проблематика деятельности по укреплению дисциплины является чрезвычайно пестрой и нуждается для своего разрешения в усилиях не только должностных лиц, несущих ответственность за дисциплину в подразделениях, которыми они управляют, но и профессиональных военных психологов различного уровня. Деятельность психологов, нацеленная на решение наиболее тонких и сложных проблем дисциплины, составляет ядро системы психологического обеспечения работы по укреплению дисциплины.

Задачи психологического обеспечения, решаемые профессиональными военными психологами и структурами психологической службы, заключаются в следующем.

1. Непрерывный инструментальный мониторинг (отслеживание) и оценка динамики дисциплинированности военнослужащих и подразделений с учетом решаемых задач, меняющихся условий службы вообще и дисциплинарных в особенности. Это позволяет контролировать основные тенденции и своевременно прогнозировать благоприятные и нежелательные перемены. Эта работа включает не столько учет поведенческих параметров состояния дисциплины (пресловутая дисциплинарная «статистика"), сколько тестирование мотивационных и характерологических компонентов дисциплинированности, уровня нормативной компетентности личного состава, а также сформированности коллективно-групповых механизмов дисциплины.

2. Диагностика стартового уровня дисциплины молодого пополнения, оценка индивидуального стиля и опыта нормативного поведения, полученного до службы, прогнозирование дисциплинарной перспективы, определение необходимости, содержания и методики ранних психокоррекционных мероприятий. Как видно, это - специальная задача, конкретизирующая и обогащающая процесс изучения молодых воинов. Ее решение позволяет целенаправленно организовать дисциплинирование с первых же дней службы и исключить многочисленные ошибки работы вслепую, которые ведут к необратимым последствиям в дисциплинарном воспитании и в развитии личности.

3. Психологическая экспертиза планируемых и оценка эффективности реализуемых мероприятий по укреплению дисциплины, анализ повседневной дисциплинарной деятельности офицерского и сержантского состава. Особое внимание психологи уделяют тому, насколько психологически грамотно ведется эта работа, какие психологические проблемы находят в ней свое решение, какие остаются незатронутыми и, возможно, даже усиливаются, а то и порождаются психологически некомпетентными действиями. Осуществляется накопление опыта психологической подготовки крупных дисциплинарных мероприятий. Осуществляется экспертиза дисциплинарных систем подразделений и части в целом.

4. Систематическая индивидуальная и групповая (в составе штатных подразделений) психокоррекция - специальная работа военного психолога с военнослужащими, склонными к игнорированию норм воинского поведения, и подразделениями, где имеются трудности в поддержании уставного порядка. Для этой работы от психолога требуется известная специализация и опыт в организации и проведении дисциплинарно ориентированного психологического тренинга.

5. Психологическая экспертиза грубых дисциплинарных проступков, всякого рода происшествий и несчастных случаев в целях выявления и оценки вероятных психологических причин и условий, а также оценки психологических последствий этих событий. В ряде случаев нужна также разработка мероприятий по ликвидации негативных влияний указанных событий на состояние дисциплины как отдельных военнослужащих, так и коллективов.

6. Срочная индивидуальная психологическая помощь военнослужащим, находящимся в состоянии стресса из-за тех или иных дисциплинарных событий, прежде всего, их дисциплинарных проступков, а также различных конфликтов, неблагоприятного климата подразделения и других обстоятельств, которые могут привести к серьезным беспорядкам, расстройству нормативной регуляции поведения отдельных воинов и коллективов.

7. Психологическая - текущая и перспективная - рационализация обстановки жизни и деятельности личного состава, имеющей дисциплинарное значение, в том числе распорядка дня, оборудования и обустройства рабочих мест, боевых постов, содержания и структуры учебного процесса, караульной и внутренней служб и т.д. путем приведения их в соответствие с законами психологии вообще и нормативного поведения в особенности.

8. Повышение дисциплинарно-психологической компетентности офицерского и сержантского состава методами индивидуального управленческого консультирования, лекционного обучения, дисциплинарно-психологического тренинга, деловых игр и т.п.

9. Разработка долгосрочных (перспективных) программ и планов, нацеленных на решение хронических дисциплинарных проблем, устранение систематических недостатков, справиться с которыми в режиме текущей работы, как правило, невозможно.

10. Исследовательская работа в области дисциплины, творческая разработка путей совершенствования дисциплинарных систем в целом и методов решения отдельных дисциплинарных проблем. Перечисленные специальные работы, составляющие содержание психологического обеспечения воинской дисциплины, входят в круг повседневных забот войскового психолога. Между тем их выполнение предполагает известную профессиональную специализацию по психологии воинской дисциплины, которую имеют далеко не все офицеры - психологи по образованию. Было был поэтому желательно, чтобы в войсках росло число психологов, имеющих дисциплинарную специализацию. Для этого необходимо, чтобы профессионально углубленный интерес психолога к дисциплине весомо поощрялся, чтобы растущее искусство в области дисциплинарного консультирования и психокоррекции находило свое применение и за пределами тех частей, где он состоит на службе, чтобы он выступал в качестве признанного консультанта по проблемам воинской дисциплины.

Психологическое обеспечение воинского порядка осуществляется по-разному на различных уровнях военного управления: в подразделении эта работа ведется не так, как в масштабе части, соединения или объединения. В зависимости от инстанции управления можно выделить три аспекта в содержании дисциплинарно-психологического обеспечения. Первый, низовой уровень выделяется тем, что работа психолога носит преимущественно индивидуальный и микрогрупповой характер. Второй, промежуточный уровень - это работа с определенными категориями военнослужащих, с подразделениями, состояние дисциплины в которых нуждается во вмешательстве специалиста-консультанта. Третий, высший уровень характерен большим объемом аналитической, планирующей и организационно-методической работы, обобщением опыта, накопленного в войсках, психологической подготовкой крупномасштабных мероприятий.

Низовой уровень психологического обеспечения дисциплины является базовым, непосредственно связанным с конкретными результатами. Здесь решаются прежде всего индивидуально-психологические проблемы. Именно здесь, по данным Главного управления воспитательной работы, наблюдается постоянно около 20 тысяч военнослужащих, склонных к недисциплинированному поведению, значительной части которых оказывается действенная психологическая помощь, что позволяет предупреждать немало случаев дезертирства, снижать активность «дедовщины", нацеливать общественное мнение на задачи поддержания воинского порядка. В низовом звене системы психологического обеспечения выявляются конечные причины недисциплинированности, какой бы характер в целом они не носили. Именно здесь находят (или не находят) свое воплощение решения и мероприятия, задуманные на высших уровнях руководства Вооруженными Силами.

Промежуточные уровни психологического обеспечения дисциплинарной деятельности - от части до объединения - имеют много общего. Работа психолога носит здесь комбинированный характер. Масштабность проблем требует хорошей ориентации в состоянии и динамике дел, с тем чтобы можно было своевременно сосредоточиться на решающем участке. Умение точно определить этот участок, как в территориальном, так и в проблемно-содержательном отношениях, является важнейшим профессиональным качеством военного психолога этого звена управления. Быть на высоте профессионального предназначения, значит тщательно собирать данные об особенностях и динамике психологических основ дисциплины в частях и подразделениях, о содержании и степени распространенности конкретных проблем, вести обработку значительных объемов психологической и социологической информации, искать признаки определенных тенденций и слабых мест. Важное значение имеет подготовка предложений командиру (командующему) и штабу по мероприятиям, способным оказать воздействие на дисциплину значительного числа военнослужащих и подразделений.

Высший уровень в структуре психологического обеспечения характерен направленностью как на решение оперативных проблем в их аналитико-оценочном ключе, так и на подготовку широкомасштабных мероприятий по совершенствованию дисциплинарной системы Вооруженных Сил страны в целом, или ее стратегических подразделений (военные округа, виды вооруженных сил и т.п.). Много внимания требуют вопросы, связанные с состоянием дисциплины отдельных категорий военнослужащих - офицеров, прапорщиков, сержантов и старшин, служащих по контракту и др. На высшем уровне решаются также многочисленные организационно-методические вопросы, охватывающие содержание и методы работы всей социально-психологической службы в той мере, в какой она ориентирована на решение задач укрепления воинской дисциплины. На этом уровне осуществляется руководство научными исследованиями по дисциплинарно-психологической проблематике, а также подготовкой офицерского состава (в том числе в военных учебных заведениях) к осуществлению дисциплинарных функций. Естественно, высшему звену в системе психологического обеспечения дисциплинарной деятельности принадлежит ключевая роль. От его работы, от тех концепций и рекомендаций, которые формулируются здесь, зависит принятие решений, которые, будучи реализованными, устраняют широко распространенные причины недисциплинированности, преступности, дезорганизации службы и быта личного состава.

Профессиональное участие военного психолога в работе по укреплению дисциплины в качестве лица, обеспечивающего деятельность командира, штаба и других управленческих инстанций, должно отличаться соблюдением профессионально-психологической этики. Необходимо также соответствующее психодиагностическое оснащение, адаптированное для работы в области дисциплины, широкий репертуар методов выявления и оценки психологических механизмов, поддерживающих определенную степень упорядоченности службы и быта личного состава, коррекции отклоняющегося поведения (недисциплинированности) и подготовки предложений по управленческим решениям дисциплинарного характера.

Реальность такова, что университетская профессионально-психологическая подготовка военного психолога недостаточна для эффективной работы в области психологического обеспечения дисциплины. Нужна последующая «доводка» (или специализация непосредственно в ходе обучения), углубление научного понимания процессов и закономерностей, которым подчиняется динамика воинской дисциплины, овладение технологией и инструментарием практической дисциплинарно-ориентированной психодиагностики и психокоррекции. Без этого интеллектуального оснащения приниматься за решение дисциплинарно-психологических вопросов - дело малоперспективное, обрекающее офицера на пресловутое «ведение» дисциплинарной статистики и на другие «попутные” дела.

Есть немало примеров, когда из-за профессиональной неподготовленности ( в настоящее время около 90% штатных психологов не имеют специального образования) психолог занимается вопросами воинской дисциплины примерно так же, как командир или как недавний заместитель командира по политчасти. Изучая состояние дисциплины, делая определенные выводы и внося предложения, осуществляя личное воздействие на недисциплинированных военнослужащих, он часто проходит мимо важных психологических факторов, а если интуитивно и замечает их, то оценивает как нечто второстепенное и несущественное. Если же он предпринимает попытки оказать воздействие на те или иные психологические механизмы дисциплины, то результаты подчас являются не просто незначительными, но и негативными. Неквалифицированное вмешательство снижает уровень дисциплинированности, сводит к нулю медленно накапливающиеся улучшения в поведении в результате кропотливой работы непосредственного начальника и самого воина.

Еще опаснее возможные негативные последствия дисциплинарной некомпетентности военного психолога в ситуации разработки им психологических вопросов крупного мероприятия по улучшению дисциплины в части, соединении и других воинских структурах. Распространенной ошибкой ряда практических войсковых психологов является применение в дисциплинарно-диагностических целях неспецифических или даже предназначенных для решения других задач и в других условиях тестов, опросников, техник и процедур. Это не что иное, как непрофессионализм, работа наощупь, которая чаще всего ведет к ложным выводам и дезориентирующим рекомендациям, и в лучшем случае оказывается просто бесполезной затратой времени и сил.

Применяемые методы должны быть адекватны решаемым задачам, психологии данной категории людей, а также общему строю военной службы. На нынешнем уровне развития военно-психологической теории и практики этим требованиям отвечают некоторые программы оценки уровня и структурных характеристик дисциплинированности личности и коллектива, анализа отдельных дисциплинарных фактов (в том числе проступков) и действий должностных лиц. Являются эффективными также методы измерения дисциплинарных установок военнослужащих. К числу перспективных диагностических процедур следует отнести адаптированные проективные методики типа процедуры неоконченных предложений, произвольных дисциплинарных суждений и графических тестов. Незаменимым звеном в профессиональном искусстве военного психолога, занимающегося дисциплиной, является развитая наблюдательность, психологическая зоркость, чувствительность к эмоционально-выразительным и психовегетативным признакам и проявлениям дисциплинированности у военнослужащих различных сроков службы, возрастов, национальностей, культур, обладающих своими индивидуальными особенностями. Умение вести глубокую диагностическую беседу по вопросам дисциплины - обязательная часть профессиональной компетентности психолога. Диагностическую беседу вести значительно сложнее, чем простое ознакомительное интервью. Нередко вместо глубокой психодиагностики получается « допрос» относительно обстоятельств проступка или нравоучение как следствие неспособности воздержаться от демонстрации собственного превосходства или начальственного возмущения.

В число основных профессиональных достоинств психолога, специализирующегося по дисциплине, входят психокоррекционные навыки, владение методами индивидуального и группового дисциплинарного тренинга, коррекционной беседы и многими другими деликатными способами воздействия на скрытые психологические механизмы нормативного поведения. Еще одним признаком профессионализма и условием эффективности психологического обеспечения дисциплинарной системы служит практика накопления и обработки информации, отражающей не только текущее состояние дисциплины, но и содержание ее психологических механизмов, их реакцию на различные события и новые обстоятельства, в том числе перемены в личном составе, в стиле управления, содержании и характере решаемых задач, в качестве и полноте удовлетворения потребностей военнослужащих. Необходимо также учитывать дисциплинарно-психологические последствия сезонно-экологических процессов и, естественно, преобразований в политической и экономической жизни страны, изменения в международной обстановке.

Важная сторона психологического обеспечения дисциплинарной деятельности - хорошее взаимопонимание и четкое взаимодействие с теми должностными лицами, которые этой дисциплинарной деятельностью занимаются в полном объеме или в той или иной части, то есть с командирами подразделений и офицерами штабов. Определенный опыт, накопленный за время, прошедшее с той поры, как первые психологи появились в Вооруженных силах (в штатах учебных соединений и центров), показывает, что командиры и начальники штабов, не имея ясного представления о предназначении и возможностях военно-психологической службы, часто рассматривают офицера-психолога как еще одного работника штаба, отдела, а иногда и как лица «без определенных обязанностей». Они же испытывают затруднения с принятием решений по той служебной информации, которую им предоставляет психолог, выполняя свои профессиональные функции. Нередкой реакцией на доклад психолога и его конкретные рекомендации бывает резолюция «довести материал до командиров подразделений» или «включить в донесение».

Таким образом, психологическое обеспечение процесса поддержания и укрепления дисциплины - это важная и сравнительно новая область профессиональной деятельности войсковых психологов, поддерживаемая и доводимая до конца всем офицерским составом, всеми должностными лицами подразделений и частей. Эта работа требует специфической мотивации и высокой, но часто недооцениваемой подготовленности. Это работа, которая должна осуществляться непрерывно, спокойно и в тесном контакте с командирами и штабами. Ее реальная значимость зависит от умения психолога проникать в тонкие личностные и межличностные механизмы дисциплины, способности улавливать едва заметные, только назревающие проблемы задолго до того, как они станут очевидными, изобретательности в поиске способов решения разнообразных задач, настойчивости и убедительности в своих предложениях и рекомендациях вышестоящему начальнику.

 

Психология воинской дисциплины имеет две составляющих: теоретическую и практическую. Внося ценный вклад в развитие общей теории воинской дисциплины исследованием личностных, групповых и управленческих механизмов обеспечения нормативности поведения военнослужащих, психология решает важную теоретическую задачу. Этим самим военная психология способствует также и обогащению психологической науки в целом. Практическая сторона психологии воинской дисциплины состоит в научном обеспечении разнообразных форм деятельности по укреплению и совершенствованию воинского порядка.


 

 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования