Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

  Чем морят клопов профессионалы морить клопов.

 

Младший командный состав Версия для печати Отправить на e-mail

        Без армии нет государства. Без младших командиров нет армии. Оценивая роль младших командиров в армии, военный министр России А.Ф. Редигер подчеркивал, что "часть может быть хороша лишь при хорошем составе унтер-офицеров; при отсутствии же этого условия все старания высших начальников могут остаться тщетными". Младшие командиры воспитывают и учат, поднимают в атаку подчиненных и прикрывают отход своих подразде­лений. Их награждают, им ставят памятники, о них пом­нят! Фельдфебели, вахмистры, унтер-офицеры, сержанты и старшины Российской армии — кто они?

 

Зарождение корпуса    младших командиров

 

 

    Основы   служебной   иерархии командного   состава   европейских армий были заложены в средние века. Но резкого деления на офицеров и начальников из нижних чинов тогда еще не существовало.

     В XVXVI вв. в командном составе стали выделять младших командиров, которые именовались унтер-офицерами, (unter в переводе с немецкого значит — под, низший). В России их прообразом явились урядники (десятники) постоянного стрелецкого войска. С созданием регулярной русской армии на рубеже XVIIXVIII вв. к унтер-офицерам были отнесены: сержант (в кавалерии вахмистр), каптенармус, подпрапорщик и капрал.

    На протяжении XVIIIXIX вв. наименования унтер-офицерских званий претерпели ряд изменений. К началу XX в. в России сложилась следующая их система: фельдфебель (помощник командира роты по внутреннему порядку и хозяйственным вопросам, в кавалерии — вах­мистр), старший и младший унтер-офицеры (в артиллерии — фейерверкеры, в казачьих частях — урядники). Стар­шие (взводные) унтер-офицеры обычно занимали должно­сти помощников командиров взводов, являлись прямыми начальниками для солдат и пользовались относительной самостоятельностью в деле их обучения и воспитания. Младшими унтер-офицерами, непосредственными началь­никами рядовых, были, как правило, командиры отделе­ний. Они состояли помощниками у старших унтер-офицеров.

   Для различия званий младшие командиры носили на погонах поперечные нашивки (лычки). Старшему и млад­шему унтер-офицерам полагались нашивки из тесьмы: старшему — три, младшему — две. Фельдфебелю пола­галась одна широкая нашивка из галуна.

    С упразднением чинов в 1917 г. не стало и унтер-офицерских званий. В 30—40-е годы в Красной Армии были введены воинские звания "младший сержант", "сержант", "старший сержант" и "старшина". Младший командный состав стал именоваться сержантским (старшинским) составом.

 

История подготовки младших командиров

 

    В начале XVIII в. для получе­ния унтер-офицерского звания специальной учебной подго­товки не требовалось. Млад­шими командирами становились, как правило, отличив­шиеся в сражениях старослужащие солдаты или дворяне, поступившие на службу нижними чинами. Во второй поло­вине этого же столетия подготовка младшего командного состава потребовала более пристального внимания воен­ного ведомства. В связи с увеличением численности ар­мии резко возросла потребность в унтер-офицерах. Ведь именно на них лежала основная тяжесть в поддержании внутреннего порядка в подразделениях и оказании помощи ротному командиру в обучении новобранцев. С другой стороны, с развитием военного дела к знаниям младших командиров стали предъявляться более высокие требова­ния. Кроме того, армия нуждалась в собственных млад­ших специалистах лекарского, хозяйственного и других профилей.

   Первоначально подготовка унтер-офицеров велась в гарнизонных солдатских школах. В начале XIX в., "чтобы с лучшей удобностью снабжать армейские полки исправ­ными унтер-офицерами", были сформированы учебные гренадерские батальоны, кавалерийский эскадрон и ар­тиллерийские роты. Но они не обеспечивали подготовку потребного числа младших командиров, так как в год вы­пускалось всего около тысячи человек. По-прежнему ши­роко практиковалось производство в унтер-офицеры без предварительной учебной подготовки. В 60-е годы XIX в. появились училища (школы) военного ведомства, гото­вившие младший командный состав.  Но и они не стали основным  источником  получения унтер-офицерских  кад­ров.

    Поэтому в 1867 г. Военное министерство приняло ре­шение о создании полковых учебных команд. Специаль­ная комиссия, проверявшая их работу, пришла к выводу, что они наиболее удовлетворяют новым требованиям и по содержанию, и по срокам обучения. В1877 г. учебные ко­манды были учреждены при каждом пехотном, кавале­рийском и казачьем полку.

      В эти учебные подразделения командиры рот на­правляли рядовых "хорошей нравственности, отличаю­щихся способностями к службе и характером, необходи­мым для унтер-офицера". Военнослужащие, избранные для подготовки к унтер-офицерскому званию, обучались чтению, письму и арифметике в ротных школах.

         За год пребывания в учебных командах солдаты должны были основательно усвоить все, что впоследствии им приходилось применять на деле в качестве учителей, руководителей и ближайших начальников рядовых. А именно: все отрасли строевого образования и все, что касалось положения солдата на службе, его прав и обя­занностей. Сверх того, преподавались: закон Божий, чте­ние и письмо, арифметика, сведения об оружии и стрель­бе, о сбережении здоровья, чтение карт и планов, окоп­ное дело. Руководство командой возлагалось на выде­ленного для этой цели младшего офицера, который поль­зовался правами ротного командира. В обучении прини­мали участие полковые священник, врач и офицер, заве­довавший оружием. По окончании учебы нижние чины возвращались в роты. Выдержавшие экзамен по пред­ставлению непосредственных начальников производились в унтер-офицеры на открывавшиеся вакансии.

     Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, постигавший азы военного дела в учебной команде русской армии, дал ей следующую оценку: "...учили хорошо, особенно это касалось строевой подготовки. Каждый выпускник в со­вершенстве владел конным делом, оружием и методикой подготовки бойца. Не случайно многие унтер-офицеры старой армии после Октября стали квалифицированными военачальниками Красной Армии". Унтер-офицерские лычки на погонах носили будущие маршалы СМ. Буденный, И.С. Конев, К. К. Рокоссовский.

      К концу XIX столетия подготовка младшего команд­ного состава русской армии получила четко оформленную организацию. Основой её стали полковые учебные коман­ды. Приказ по Варшавскому военному округу (1910) пред­писывал "твердо знать, что учебные команды, подготав­ливающие будущих унтер-офицеров, являются одним из тех устоев, на которых зиждется боевая подготовка час­ти".

      В Краской (Советской) Армии подготовкой младших командиров для различных родов войск занимались диви­зионные и полковые школы. Занятия по тактике и другим видам боевой подготовки в школах проводились преиму­щественно в полевых условиях. В различные периоды курс обучения в дивизионной школе занимал от 3 до 12 месяцев, в полковой — от 3 до 10 месяцев. В 1959 г. вместо школ были созданы учебные части. В 70-е годы учебные полки, отряды существовали уже во всех видах и родах войск Вооруженных Сил. С курсантами проводи­лись занятия по боевой, политической и специальной под­готовке. Они овладевали знаниями и навыками, необхо­димыми для четкого выполнения своих служебных обя­занностей, эффективного применения вооружения и тех­ники, правильного их обслуживания, умелого командова­ния отделением (экипажем, расчетом) в различных видах боя. Особое внимание уделялось методике обучения и воспитания солдат.

 

Комплектование армии младшими  командирами

 

     До  XVIII   в.   комплектование   командного  состава  производилось по сословному признаку. В царствование    Петра    Великого    этот принцип был изменен. На первое место вышли требования основательного знания солдатского дела и обязательной службы "из чина в чин", начиная с рядового. Снизу до верху прошли по служебной лестнице генералиссимус А.В. Суворов, генерал-фельдмаршалы М.Б. Барклай-де-Толли и М.И.Кутузов. Во второй половине XIX в. при­своение рядовым унтер-офицерских званий производи­лось только по представлению непосредственных началь­ников за отличное поведение и совершенное знание по­рядка службы, не ранее выслуги в рядовом звании двух лет; в начале XX в. — одного года (и не позже, чем за 4 месяца до окончания срока действительной  службы}.

    Производство в унтер-офицерский чин допускалось толь­ко на вакансии.  Награждение чином  при увольнении  в запас запрещалось. Рядовые, не прошедшие учебной ко­манды, не могли становиться унтер-офицерами. Исключе­ние  составляли  получившие  особые  отличия  в  военное время.  Награжденные солдатским Георгиевским  крестом IV степени производились в ефрейторы,  III степени  —  в унтер-офицеры.   С   70-х годов   XIX в.   унтер-офицерское звание присваивалось только рядовым, несшим службу в строю. Для остальных оно заменялось званием нестрое­вого старшего разряда. Наказанные за кражу или под­вергшиеся телесному наказанию в унтер-офицеры не про­изводились.  Не могли  стать  младшими  командирами  и рядовые религиозных  направлений,  исповедовавших  па­цифизм, представители иудействующих и "других вредных сект".

   Таким образом, условия получения унтер-офицерского звания были довольно жесткими: кроме безупречной нравственности и "твердости по фронту", требовались еще определенные теоретические познания. Причем, потребность в них с течением времени возраста­ла. В Красной (Советской) Армии на должности младшего командного состава, как правило, назначались военно­служащие, успешно окончившие школы (учебные части и подразделения).

 

Сверхсрочная служба

 

     С введением в России в 1874 г.          всесословной воинской повинности, армия стала  школой,  которую проходил весь цвет мужского населения страны. Но в школе не хватало учителей — унтер-офицеров. Кроме того, сами младшие командиры становились грамотными, авторитетными и надежными помощниками офицеров обычно только к концу своей службы. В связи с этим пе­ред военным ведомством встала проблема удержания ун­тер-офицеров на службе сверх обязательных сроков.

      В этих целях в 1874 г. было принято постановление правительства, значительно увеличившее денежное со­держание сверхсрочников. В последующие годы военное ведомство продолжало улучшать материальное положение сверхсрочнослужащих.

    Положение о нижних чинах строевой сверхсрочной службы", принятое в 1911 г., разделило сверхсрочников на 2 разряда: первый — подпрапорщики, занимавшие сред­нее положение между унтер-офицерами и офицерами,  производились из строевых сверхсрочнослужащих унтер-офицеров. Они пользовались наибольшими правами и  преимуществами. Второй разряд составили унтер-офицеры и ефрейторы.

     Сверхсрочники имели специальные знаки различия,  получали все виды довольствия, полагавшиеся нижним чинам срочной службы. Кроме того, им полагались еже­месячное добавочное жалованье, единовременные посо­бия (малое за 2 года, большое за 10 лет службы) и до­полнительное пособие (для женатых). Прослужившим сверх срока 15 лет при увольнении назначалась пенсия. За беспорочную службу унтер-офицеры награждались медалью "За усердие".

    Сверхсрочники  располагались в  казарменных  поме­щениях рот. Отдельные помещения отводились фельдфебелю и каждым двум унтер-офицерам. Семейным предоставлялись квартиры или выдавались квартирные деньги. Прослужившие сверх срока не менее 5 лет имели право на получение рекомендательных свидетельств для занятия гражданских  должностей.  Для  увеличения  числа  сверх­срочнослужащих в г. Рига был учрежден учебный унтер-офицерский батальон. Курс обучения в нем был двухлетним. Поступать в него могли как военнослужащие, так и  гражданские   молодые   люди.   Подготовка   в   батальоне (нечто среднее между воинской частью и военно-учебным заведением)   должна   была   соответствовать   подготовке, получаемой в ротной школе и учебной команде.

     Выпускники батальона получали хорошую теоретиче­скую подготовку и при поддержке строевого начальства становились вполне надежными младшими командирами. Окончившие  курс  по  I разряду  производились  в  унтер-офицеры и назначались в воинские части. Со дня увольнения  в запас их сверстников  им  предоставлялась  возможность поступать в юнкерские училища и с этого же времени они должны были прослужить установленные за образование   четыре   года,    пользуясь   преимуществами сверхсрочнослужащих.  Но  эта  преимущества,  очевидно, не уравновешивали обязательства оставаться  на службе лишнее время, и число желавших поступить в батальон было незначительным.

    В качестве одного из средств привлечения младших командиров к сверхсрочной службе рассматривалось уч­реждение унтер-офицерских собраний. Первые из них открылись в Петербургском военном округе в 1873 г. Ус­тав собрания одного из пехотных полков гласил:

     § 1. Унтер-офицерское собрание имеет своей целью:   

    а)   воспитывать     и     поддерживать     среди     унтер-офицеров... товарищеские отношения соответственно духу и требованиям военной службы;

    б) доставлять им развлечения в свободное от службы время.   

  § 2. Для достижения этой цели в зависимости от средств полка и помещения при собрании учреждаются библиотека, буфет (без спиртных напитков) и время от времени будут делаться сообщения на разные темы, игры и семейно-танцевальные вечера".

    В одной из статей журнала "Витязь" отмечалось: "Первое время эти собрания посещались унтер-офицерами неохотно: они как-то избегали проводить в них свободное время, предпочитая... трактиры и питейные дома, в изобилии ютившиеся около казарм. Но вскоре унтер-офицеры поняли все преимущества своих собраний и полюбили их, число этих собраний в частях войск за­метно увеличилось". Однако из-за сложных условий рас­квартирования многих воинских частей устройство собра­ний, хотя и было признано Делом полезным, широкого распространения не получило.

    Военное министерство России добилось заметных успехов в обеспечении армии сверхсрочнослужащими ун­тер-офицерами, но полностью решить этот вопрос не уда­
лось. В Красной Армии институт сверхсрочнослужащих младших командиров был возрожден в 1925 г.

 

Традиции младшего командного состава

  

    Основными,    наиболее    распространёнными традициями младших командиров являются пат­риотизм, верность присяге, твердое знание военного де­ла. В суровые дни военных испытаний армия особенно нуждалась в их знаниях, умении, опыте. И они высоко несли свое звание. Потом и кровью, не прячась за спины подчиненных, доказывали верность присяге. Вот лишь два примера.

     Во время войны с наполеоновской Францией ранен­ный в сражении под Аустерлицем (1805 г.) знаменщик Азовского пехотного полка унтер-офицер Старичков, те­ряя последние силы, сорвал знамя с древка и спрятал полотнище на груди. Умирая в плену от ран, он передал его рядовому Чайке, который сохранил и после освобож­дения доставил знамя в полк. Император Александр I по­велел выдавать из казны вдове унтер-офицера Старичкова по 400 рублей в год, а жители Калуги - города, где родился герой,   купили и подарили его семье дом.    

     В русско-турецкую войну 1877—1878 гг. унтер-офицер Колокольцев под ураганным огнем неприятеля организо­вал оборудование позиции для артиллерийской батареи. На следующий день он получил Георгиевский крест в конверте, подписанным легендарным русским полковод­цем: "Унтер-офицеру Митрофану Колокольцеву, согласно обещанию, за распорядительность, мужество и храб­рость... За богом молитва, за царем служба не пропадет... Уважающий Михаил Скобелев".    

    Менялись цвета знамен, но прежней оставалась пре­данность полковым святыням. Навечно в народной памяти и списках своих частей остались имена отважных сержан­тов Великой Отечественной войны. Рядом с фотография­ми бравых Георгиевских кавалеров в русских избах поя­вились фотоснимки кавалеров ордена "Славы".

     Орден "Славы" № 1 получил гвардии старший сер­жант Н.А. Залетов. В наградных листах отмечалось: "Со своим отделением вырвался вперед боевых порядков ро­ты, первым ворвался в немецкую траншею, увлек своих бойцов за собой; ... по сигналу атаки первым бросился вперед, первым форсировал р. Нарва, водрузил на проти­воположном берегу красный флаг и увлек за собой весь взвод. В рукопашной* схватке огнем из своего автомата уничтожил 16 немцев; ... заменил командира роты и трое суток отбивал контратаки врага, чем способствовал вы­полнению боевой задачи полком".

     Героизм был поистине массовым. В самом начал войны беспримерный подвиг совершил личный состав батареи младшего лейтенанта И.А. Логвиненко. Батарея (4 пушки) уничтожила 40 немецких танков. Командовал орудийными расчетами сержанты Н.М. Панфиленок, Н.А. Москалев,     Г.К. Москвин     и     младший     сержант В.П. Лазарев. Следуя суворовскому правилу: "Сам поги­бай, а товарища выручай", советские воины грудью за­крывали амбразуры вражеских дотов. Среди совершив­ших этот подвиг младший сержант М.П. Баранов, сержан­ты В.А. Блохин, Н.А. Бобров, В.Т. Пивоваров, старшие сержанты И.В. Скурихин и А.И. Ощепков.    

      Никогда не погаснет зажженный в память о них Веч­ный огонь. В сердцах русского воинства навсегда оста­нутся завещанные пращурами, поддержанные и сохранен­ные дедами и отцами боевые традиции. Ибо неминуемый удел армии, забывшей или лишенной их, — поражение.        

   В Русской, Красной, Советской Армиях младшим командирам отводилась важная и ответственная роль в боевой подготовке и воспитании личного состава, повы­шении боевой готовности подразделений и частей. Столь же ответственна и роль младшего командного состава Вооруженных Сил России.

 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования