Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

 

 

Великий год России Версия для печати Отправить на e-mail

Великий год России  

    Франция с начала XIX в. одну за другой захватывала страны Европы. Император французов Наполеон Бона­парт, стремившийся к мировому господству, заявил: "Через пять лет я буду господином мира; остается одна Россия, но я раздавлю ее"."Грозой двенадцатого года" назвали современники вторжение "Великой армии" Наполеона в Россию. Для народов России эта война стала Отечественной. В годину тяжких испытаний с новой силой проявились их патрио­тизм и высокие волевые качества, на весь мир прогреме­ла ратная слава М.И. Кутузова, П.И. Багратиона, Н.Н. Раевского, других героев Отечественной войны 1812 года, защитивших свободу и независимость нашей Родины.  

 

Нашествие 

 Вечером     11(23) июня     1812 г.     французская     армия     начала форсирование пограничной реки Неман. "Великая армия" Наполеона насчитывала 640 тыс. человек и 1372 орудия. Собственно французы составляли в ней только половину личного состава. Остальные — австрийцы, пруссаки, по­ляки, саксонцы, португальцы, баварцы, итальянцы, швей­царцы. Это было нашествие на Россию поистине "двунадесяти языков".Армию вели лучшие полководцы Франции, победите­ли австрийцев и пруссаков Л.-Н. Даву, М. Ней, И. Мюрат, Ф.-Ж. Лефевр, Ж.-Б. Бессьер, Н.-Ш. Удино, Л.-А. Бертье. Из 18 маршалов Франции в поход шли 11 во главе с са­мим "повелителем Европы" — Наполеоном.Рассчитывая на быструю победу над русской армией, Наполеон стремился разгромить ее в одном — двух гене­ральных сражениях, овладеть Москвой и тем самым при­нудить императора Александра I и правительство России к капитуляции.Россия готовилась к войне: срочно возводились ук­репления, создавались запасы продовольствия, войска подтягивались к западным границам и располагались в трех группировках.Военный министр России генерал М.Б. Барклай-де-Толли командовал 1-й Западной армией (110—127 тыс. человек при 588 орудиях). 2-ю Западную армию возгла­вил   один   из   лучших   суворовских   учеников   генералП.И. Багратион (45—48 тыс. человек, 216 орудий). Обе армии прикрывали направления на Санкт-Петербург и Мо­скву. Войсками 3-й Западной армии (43—46 тыс. человек при 168 орудиях) руководил генерал А.П. Тормасов. Она стояла в районе Луцка и прикрывала киевское направле­ние.Наполеон наступал быстро и решительно, рассекая русские войска. Под натиском превосходящих сил фран­цузов 1-я и 2-я Западные армии отступали в глубь страны, что вызывало неоднозначную реакцию в обществе и са­мой армии. Их командующие стремились сохранить ар­мии, надеясь вскоре соединиться.Русские отступали, ведя упорные арьергардные бои. Поэтому продвижение французской армии не было столь стремительным, как это планировал Наполеон. Кроме то­го, в тылу французов разгоралось пламя партизанской войны. Только за два месяца "Великая армия" уменьши­лась почти на 100 тыс. человек погибшими, ранеными, больными и дезертировавшими. А вся борьба была еще впереди.  

 У стен Смоленска  

    В конце июля обе русские армии соединились в Смоленске, избежав разгрома поодиночке. Русские войска от рядово­го до генерала горели одним желанием — драться. Сол­даты просили боя, и он состоялся. Под Смоленском  4—6 (16—18) августа разыгралось одно из крупнейших сраже­ний Отечественной войны 1812 г.В городе стойко держался корпус Раевского с мест­ными ополченцами. Смоленск горел, превратившись в "пылающий ад". Главным героем обороны стал русский солдат. Офицеры, по их собственному признанию, были "не в силах удержать порыва" солдат, которые бросались в штыки "без всякой команды". В предместье Смоленска французские стрелки прорвались на русскую батарею. Видя грозящую опасность, унтер-офицер Новоингерманландского полка Иван Филатов с рядовыми Семеном Сте­пановым, двумя Василиями — Ивановым и Алексеевым, не раздумывая, бросились на французов, штыками очи­стив от них батарею. Рядом оказался окруженный врага­ми прапорщик Павленко. На помощь своему командиру, пришли унтер-офицеры Иван Максимов и Андриан Дугин, заставившие отступить дюжих французских пехотинцев.Два дня и две ночи держался Смоленск. Но русских сил оказалось недостаточно, чтобы остановить францу­зов. Сохраняя армию для новых сражений, Барклай-де-Толли вновь приказал отступить. Наполеон был взбешен. Русские опять ускользнули, навязать русской армии гене­ральное сражение в невыгодных для нее условиях не удалось.Несмотря на отчаянное сопротивление русских войск противник в течение двух месяцев захватил огромную территорию России. Этому способствовало и то, что в русской армии все еще не было главнокомандующего, а между Багратионом и Барклаем-де-Толли отношения обо­стрились до крайности. Встал вопрос: кого назначить главнокомандующим? Выбор единодушно пал на генерала от инфантерии князя Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова, героя Измаила, ближайшего сподвижника и ученика Суворова.Назначение полководца главнокомандующим под­держивали буквально все. Это было общим желанием народа и армии. В ней ходила даже поговорка: "Вот при­дет Кутузов бить французов".  

«Войска сражались с неимоверной храбростью» 

      17(29) августа     М. И. Кутузов  прибыл в действующую армию, а через два дня он получил        звание        генерал-фельдмаршала. До Москвы оставалось немногим больше 100 км. Сдать без боя древнюю столицу — сердце России — Кутузов не мог. Армия остановилась и повернулась лицом к врагу. Безвестному селу Бородино суждено было засиять ярчайшей звездой в славе отечественного ору­жия.Кутузов решил, опираясь на заранее избранную для обороны и подготовленную в инженерном отношении по­зицию, нанести французской армии возможно большие потери, изменить соотношение сил в свою пользу и в дальнейшем перейти в контрнаступление и разгромить неприятеля.Главные силы русской армии прикрывали московское направление, где были устроены полевые укрепления — Багратионовы флеши и батарея Раевского. Именно на этом небольшом участке шириной в 2,5 км Наполеон со­средоточил   основную   массу   французской    армии - 86 тыс. человек. 26 августа (7 сентября) 1812 г. с 5 часов утра до 18 часов развернулось ожесточенное сражение.Первый удар был нанесен в центре у с. Бородино, где французы стремительно атаковали лейб-гвардии егер­ский полк. За 15 минут егеря потеряли половину солдат и 30 офицеров. Но и вырвавшийся вперед полк французов был сметен контратакой русской пехоты. В самом начале боя молодой егерь 9-й роты, бросившись вперед, вырвал шпагу у французского офицера и за ворот притащил его на позицию. За этот подвиг Кутузов наградил его Георги­евским крестом, первый за Бородинское сражение.Тем временем, главные силы французской армии под прикрытием огня сотни орудий атаковали Багратионовы флеши. Корпуса Нея, Даву, Мюрата восемь раз бросались на русские позиции. Сражение кипело как в котле. Дым, разрывы ядер, лязг оружия, вопли и стоны умирающих — все смешалось. "...Мы сошлись и стали колоться. Колем­ся час, колемся два... устали, руки опустились! И мы, и французы друг друга не трогаем, ходим, как бараны? Ко­торая-нибудь сторона отдохнет и ну опять колоться. Ко­лемся, колемся, колемся... Часа, почитай, три на одном месте кололись", — вспоминал старый солдат.По полуразрушенным укреплениям вели огонь уже 400 орудий. В одной из контратак был смертельно ранен любимец солдат — генерал П.И. Багратион. Бывший с ним кирасир Адрианов с бешеной яростью бросился на врага и "поразив многих, пал мертвым".Ценой огромных потерь, устилая землю телами своих солдат, французы все же овладели флешами. Но дальше они пройти не смогли. Конницу Мюрата встретили полки русской гвардейской пехоты. На ощетинившееся штыками каре Измайловского полка мчался один из кавалерийских полков. Фельдфебель Георгий Лихнов вышел из-под за­щиты сомкнутых штыков, тщательно прицелился и первой пулей сразил вырвавшегося вперед французского полков­ника. Конники на минуту смешались, и дружный залп гвардейцев повернул их вспять. Батальон соседнего Ли­товского полка штыковым ударом отбросил французских кирасир.В центре на батарее Раевского с самого утра не смолкала канонада. Первая атака отбита картечью. Новый приступ! французы прорвались к орудиям. Храбро сражался бомбардир Афанасьев, отбиваясь банником от на­седавших врагов. Русские артиллеристы стреляли до по­следней минуты. Имея возможность отступить, они удер­живали позицию, пока не были переколоты у своих ору­дий. Генерал А.П. Ермолов возглавил контратаку. Руби­лись саблями, стреляли в упор, дрались штыками, банни­ками, прикладами, кулаками. Дело доходило и до зубов. Но батарею вернули, захватив в плен раненого командира французской бригады Ш.-О. Бонами, назвавшегося Мюратом из-за страха, что разъяренные русские не пощадят простого генерала.Чтобы завершить прорыв русской позиции, Наполеон бросил на защитников батареи Раевского 35-тысячный отряд, который был поддержан огнем около 300 орудий. К 16 часам после третьей атаки французам удалось овла­деть высотой, на которой стояла батарея. Однако про­рваться дальше они не смогли. Кавалергарды и конно­гвардейцы — цвет русской кавалерии — стремительной контратакой остановили врага.В разгар боя Кутузов, чтобы охладить наступатель­ный пыл армии Наполеона, принял смелое решение: на­править кавалерийские корпуса М.И. Платова и Ф.П. Ува­рова в обход левого фланга противника. Французы выну­ждены были прекратить атаки, чтобы отразить контрудар русской конницы. За это время Кутузов произвел пере­группировку своих сил, укрепив центр армии. К 18 часам русская армия по-прежнему прочно стояла на бородин­ских позициях. Наполеон не решился бросить в сражение свой последний резерв — гвардию. Убедившись в бес­плодности дальнейших атак, французы оставили занятые укрепления русских и отошли на исходные рубежи.Кровопролитная битва дорого обошлась обеим арми­ям. Наполеон потерял убитыми и ранеными более 50 тыс. человек, его кавалерия уменьшилась наполовину. Потери русской армии составили почти 44 тыс. человек. Наполеон впоследствии писал: "Из всех моих сражений самое ужас­ное то, которое дал я под Москвою. Французы в нем по­казали себя достойными одержать победу, а русские стя­жали право быть непобедимыми". Кутузов же с чистой совестью мог сообщить в донесении в Санкт-Петербург: "Войска сражались с неимоверной храбростью: батареи переходили из рук в руки, и закончилось тем, что неприятель не выиграл ни на шаг земли с превосходными си­лами своими". (О мужестве и героизме русских войск в Бородинском сражении напоминает нам день 8 сентября —    день воинской славы России).После сражения Кутузов отвел армию под стены древней Москвы. 1(13) сентября в деревне Фили (ныне район столицы) он собрал военный совет, чтобы решить судьбу Москвы. Стремясь сохранить армию и дождаться подхода резервов, Кутузов принял трудное решение — на следующий день оставить город. Он высказал свою идею с предельной ясностью: "С потерей Москвы еще не поте­ряна Россия... Когда уничтожится армия, погибнут и Мо­сква, и Россия". Войска Наполеона торжественно вступи­ли в почти безлюдную Москву, но вскоре были вынужде­ны бежать на запад от ее пожарищ по старой Московской дороге.  

Пламя народной войны

     В тылу врага все ярче разгоралось  пламя народной войны. Восставали целые уезды Московской, Смоленской, Калужской губерний. "...Из конца в конец по всему царству раздался клич, чтобы выходили и стар и млад заливать вражескою кровью великий пожар московский", —          писал о тех днях Тарас Шевченко. На врага обруши­лась "дубина народной войны". Крестьянские партизан­ские отряды успешно громили отряды французских фуражиров, уничтожали мародеров, нападали на вражеские конвои.Крестьянин Герасим Курин собрал 6-тысячный отряд (крупнейший среди партизан) и смело нападал даже на регулярные французские части. Бывший крепостной, на­сильно отданный в солдаты, рядовой драгун Киевского полка Ермолай Четвертаков бежал из французского плена и, собрав партизанский отряд, продолжал сражаться с врагом. Гусар Федор Потапов, раненным отставший от полка, одел свой конный отряд в латы французских кира­сир и в боях истребил более 3 тыс. захватчиков.Храбро дрались отряды гренадера Московского пол­ка Степана Еременко, раненного под Смоленском и спа­сенного жителями, рядового лейб-гвардии Преображен­ского полка Ивана Воронина. Вооруженные саблями, то­порами,   вилами,   косами,   самопалами,   крестьяне   вели свою войну с захватчиками — войну жестокую, кровавую.   Пощады они не давали, да и сами ее не просили.Наряду с партизанскими отрядами, создававшимися местными крестьянами, по инициативе Кутузова в тыл французов были направлены отряды регулярной армии.
Среди них отряды летучей кавалерии Д.В. Давыдова, А.Н. Сеславина,        А.С. Фигнера,           И.С. Дорохова,  Н.Д. Кудашева,  которые   наносили  внезапные  удары   по гарнизонам,   прибывавшим   резервам   противника.   Они   вывели из строя более 30 тыс. солдат и офицеров непри­ятеля, под ногами которого повсюду горела русская земля. Каждый сарай обратился в крепость, каждая усадьба в западню, в лесу за каждым деревом пришельца сторо­жила смерть. Захватчики на себе ощутили силу народного гнева, для врага не было места на русской земле.
 

 России двинулись сыны

    Армия   Кутузова,   находясь   в         Тарутинском    лагере,    готовилась  к   контрнаступлению.  За короткий срок ее численность достигла 130 тыс. человек. А вместе с ополчением вокруг Москвы стояло под ружьем 240 тыс. воинов, горевших желанием сразиться с врагом.  Французская же армия, мародерствуя и неся потери в безуспешной борьбе с партизанами, теряла свою боеспособность и таяла на глазах.С 6(18) октября 1812 г. окрепшая русская армия переходит к активным действиям. Ее главные силы наносят удар по авангарду армии Наполеона севернее с. Тарути­но. Достигнутая в Тарутинском сражении победа укрепила боевой дух войск Кутузова, который с гордостью писал:  "Первый раз французы потеряли столько пушек и первый раз бежали как зайцы". Поражение французов под Тарутино стало сигналом для оставления ими Москвы. С наступлением ночи почти; вся 110-тысячная армия Наполеона пришла в движение.  Иноземное войско сопровождал огромный обоз в 40 тыс. повозок, куда были "напиханы, как попало, меха, сахар, чай, книги, картины..." — все, что удалось награбить в  сожжённой Москве.Вражескую, армию могло спасти отступление по ка­лужской дороге через неразоренные войной губернии. Ее стремление прорваться  в  Калугу  и  твердая  решимость русских не пропустить Наполеона предопределили ожесточенность сражения, развернувшегося у небольшого го­родка Малоярославца. Весь день 12(24) октября здесь шли напряженные бои. На улицах города, заваленных трупами, покрыли себя бессмертной славой 33-й егерский, Либавский и Софийский пехотные полки. Ма­лоярославец восемь раз за день переходил из рук в руки. Сам Наполеон едва не попал в руки донских казаков, его спасли лишь верные ему гвардейцы.Сражение под Малоярославцем стало поворотным моментом в Отечественной войне 1812 г. Отсюда началось победное контрнаступление русской армии. Стратегиче­ская инициатива в войне окончательно перешла к ней. Французские войска вынуждены были отступать по разо­ренной ими же Смоленской дороге через обезлюдевшую местность. "Нам приходилось идти по настоящей пусты­не", — вспоминали позже оставшиеся в живых французы.Удары сыпались на отступавших со всех сторон. Пар­тизаны и казаки жалили их стремительными набегами, не давая покоя. Мороз, северный ветер, снегопад изматыва­ли и без того обессилевшего противника. Мощные удары авангардов русских войск уносили тысячи жизней офице­ров и солдат армии, которую уже никто не называл "Великой".Победная точка в Отечественной войне 1812 г. была поставлена у с. Студенка на белорусской р. Березина. Здесь окруженные французские войска потерпели сокру­шительное поражение. На противоположный берег реки переправилось 9—10 тыс. человек — все, что осталось от 600-тысячной "Великой армии", вступившей в пределы России. Сам Наполеон, бросив остатки своих войск, бе­жал в Париж.Главнокомандующий  русской          армией М.И. Голенищев-Кутузов 10(22) декабря оповестил народ России, войска и императора Александра I: "Война окон­чилась за полным истреблением неприятеля".В ходе войны отечественное военное искусство убе­дительно показало свое превосходство над считавшимся непревзойденным полководческим талантом Наполеона. В сражениях за Отечество массовый героизм проявил рус­ский народ, отстоявший честь, свободу и независимость Родины. Бородинское сражение вошло в число величай­ших битв мировой истории, навеки прославив мощь русского оружия. В "грозу двенадцатого года" во всем бле­ске раскрылся полководческий талант Михаила Илларио­новича Голенищева-Кутузова, великого патриота Отечест­ва. Его имя стало вровень с военным гением А.В. Суворова, не знавшим поражений. 

 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования