Навигация

 

 

Главная
Статьи
Карта сайта
 

 

 

 

 

Глава 4 Версия для печати Отправить на e-mail

Глава 4. ШТУРМ

Вот слух пронесся: «Альфа» здесь,
но нету в них былой отваги.
Шамиль недаром сбил с них спесь -
Буденновск долго вспоминали...

(Из песни боевиков об обороне села

Первомайское отрядом Салмана Радуева)

Image

Обстановка вокруг Первомайского становилась все напряженнее. К селу были стянуты необходимые силы и средства. Вот уже несколько дней, как с северной стороны села вел агитационную работу наш БТР с громкоговорителем, предлагая боевикам сдаться и получить взамен все земные блага. В ответ этой пропаганде Радуев установил свой динамик и передавал многочасовые молитвы и проповеди о священной войне за родную землю. Сначала оба громкоговорителя работали одновременно, заглушая друг друга. Но затем стали работать попеременно, не мешая своим коллегам.

На все ультиматумы о сдаче Радуев отвечал категоричным отказом и требовал предоставить коридор для беспрепятственного прохода его отряда в Чечню, угрожая в случае отказа расстреливать по одному новосибирскому милиционеру через каждые два часа.

Наше командование на это не шло, ожидая решения сверху. Внутренне и заложники и дагестанское руководство надеялись на бескровное разрешение сложившейся ситуации. Председатель Государственного Совета Дагестана Магомед Али Магомедов по телефону обращался к Президенту России с просьбой не проводить спецоперацию по силовому освобождению заложников, так как это может привести к потерям как среди спецподразделений, так и среди захваченных кизлярцев. Дагестанский руководитель также уговаривал не проводить силовую акцию против боевиков на остальной территории Республики Дагестан, так как он дал Радуеву свои письменные гарантии.

Но российское руководство оставалось равнодушным к обращениям Председателя Госсовета Дагестана и ссылалось на одного из жителей Первомайского, который в интервью центральному телеканалу требовал принять самые жесткие меры к боевикам Радуева:

 Пусть проводят полностью уничтожение боевиков. Пусть наши дома уничтожают вместе с ними. Пусть погибнут десять процентов заложников, зато все боевики будут полностью уничтожены. Я же знаю, как проводят такие операции...

Простодушный на вид селянин, скорее всего, уже знал о денежных компенсациях, которые получили пострадавшие жители Буденновска, и втайне надеялся на столь близкую и желанную «манну небесную» взамен своей глинобитной постройки. Но на телеэкране он выглядел ярым борцом с террористами, что только было на руку российским политическим аналитикам и обозревателям, тоже ратовавшим за силовую акцию.

А в воскресенье из Москвы поступило еще одно сообщение о положении дел в осажденном Первомайском. Оказалось, что чеченские террористы уже успели полностью расстрелять весь отряд новосибирских омоновцев и вдобавок к ним еще и дагестанских старейшин, которые прибыли в село для переговоров об освобождении заложников. Далее говорилось, что кровожадные боевики на этом не остановились и сейчас стали понемногу расстреливать остальных кизлярцев...

При помощи этой явной и неумной дезинформации российское руководство пыталось подтолкнуть общественное мнение к мысли о необходимости скорейшей силовой операции против боевиков, но вольно или невольно создалось впечатление того, что власти России уже записали всех заложников в списки погибших.

Более всего это известие повергло в шок самих заложников, которые по радио услыхали о своей «гибели». Срочно прибывшим в Первомайское дагестанским парламентерам, которые стремились запечатлеть на видеопленку зверства радуевцев, «чудом воскресшие» заложники с белыми повязками на головах говорили, что они жили, пока живы и надеются еще пожить.

К этому времени все окопы и ходы сообщений уже были выкопаны и в домах созданы огневые точки, поэтому мужчин-заложников посадили в заминированные автобусы, которые радуевцы угрожали взорвать в случае штурма села. Небольшая часть захваченных в Кизляре мужчин и женщин находилась в домах, и при общении с депутатами они говорили о том, что сейчас реальную для них опасность представляют федеральные войска, а боевики, напротив, являются их защитниками. В этом не было ничего удивительного — сказывался синдром заложника, когда захваченные люди начинают опасаться не террористов, а спецподразделений по освобождению насильственно захваченных в плен мирных людей...

Подливал масла в огонь и корреспондент одной из центральных газет, каким-то образом оказавшийся вместе с Радуевым. Этот журналист вел свои репортажи прямо из села, пользуясь спутниковым телефоном самого Салмана Радуева. На свою видеокамеру он снимал боевиков, кизлярцев, новосибирцев и окружающую обстановку.

Одна из девушек-чеченок из состава отряда Радуева во время интервью говорила о войне:

 В нашем положении — это дар Аллаха. Война — это нам, конечно, дар Аллаха.

На Черном море чеченские террористы захватили турецкий паром с российскими торговцами-челноками на борту и предъявили ультиматум: выпустить отряд Радуева из блокированного Первомайского. В противном случае террористы угрожали смертью гражданам России.

За несколько километров от осажденного села была остановлена огромная толпа дагестанцев, вооруженных охотничьими ружьями, состоящая из родственников захваченных заложников. Дагестанцы собирались то ли сами отбить у боевиков своих родственников, то ли встать между войсками и радуевцами и предоставить боевикам возможность бескровного прохода в Ичкерию и тем самым спасти жизни заложников.

Нашей бригадой осназа были перехвачены радиопереговоры между Радуевым и некоторыми чеченскими полевыми командирами, в которых говорилось о помощи осажденным радуевцам. Начальник штаба дудаевской армии Аслан Масхадов и командир самого боеспособного отряда боевиков Шамиль Басаев вроде бы обещали своими отрядами ударить с тыла по федеральным войскам и разорвать кольцо вокруг Первомайского.

К полудню воскресенья 14 января пропагандистская мешанина речей проповедника и бесконечных ультиматумов о сдаче, доносившаяся то с окраины села, то из зарослей камыша, где скрывался наш агитационный БТР, внезапно затихла, и установилась тревожная тишина. Даже вертолеты Ми-24, постоянно кружившие над селом, куда-то улетели.

Вскоре появился начальник разведки и доложил оперативную обстановку: завтра в 9 часов утра начнется штурм Первомайского, и наши две группы из третьего батальона будут принимать в нем самое непосредственное участие. Когда комбат собрал офицеров и довел до нас боевой приказ, план действий на завтрашний день стал более чем ясен. Восьмой батальон оставался на прежних позициях для прикрытия штурмовых групп. Нашим двум группам предстояло выдвинуться к каналу, разграничивавшему с севера село и открытый участок местности, дойти до развалин на нашем берегу канала, закрепиться и вести массированный огонь из всего оружия. Северная окраина села наиболее всего подходила для направления главного удара: заросшая камышом низменность, наличие естественных укрытий. Но главным препятствием был канал с незамерзшей водой, и поэтому нашим солдатам предстояло лишь сымитировать главный удар, отвлекая на себя основные силы боевиков. В это время суперподготовленные бойцы лучших элитных подразделений специальных служб России будут реально штурмовать село с другой стороны.

Мы же не считали себя суперэлитой: достаточно было взглянуть на наше обмундирование и снаряжение, но штурмовать северную окраину села силами всего двадцати пяти человек — это было нашей обычной работой. До этого нашим группам приходилось выполнять различные боевые задачи в значительной удаленности от наших войск, без какой бы то ни было поддержки, рассчитывая лишь на свои собственные силы, а это целых десять-пятнадцать разведчиков, готовых днем и ночью к любым сюрпризам капризной военной удачи. Здесь же мы находились на своей земле, вблизи своих войск и с воздушным прикрытием. Поэтому поставленная задача не была для нас чем-то сверхъестественным.

На ближнем берегу канала, напротив середины села, находилось белое глинобитное здание, которое мы прозвали «белым домом», — к нему должна была выйти группа Златозубова. Моей же группе предстояло выдвинуться к развалинам напротив северо-западной оконечности Первомайского и закрепиться на этих позициях.

 А какая задача у десантников? — поинтересовались мы у начальника разведки и сразу получили его ответ:

 Они сначала встанут цепью в полный рост, якобы тоже идут в атаку, а потом будут только поддерживать вас огнем.

 А горнопехотинцы?

 У них аналогичная задача: развернуться в цепь, за цепью выставят БМП и тоже сымитируют атаку, но огонь они вести не будут, чтобы вас не задеть. Еще вопросы есть?

 Нет, — ответили мы и разошлись по своим группам.

Из всего состава группы я отобрал самых толковых и надежных бойцов: лейтенанта Винокурова, контрактников Бычкова и Яковлева, гранатометчика с РПГ-7 и тремя выстрелами ПГ-7ВМ, пулеметчика с ПКМ и тысячей патронов; остальные разведчики были вооружены автоматами: 7,62 мм АКМС и 5,45 мм АКС. Кроме того, каждый имел при себе одноразовый гранатомет «Муха», а солдаты должны были нести шесть одноразовых огнеметов РПО-А «Шмель». Ручные гранаты, а у каждого было по две Ф-1 и РГД-5, и остальная пиротехника, сигнальные дымы и огни в счет не шли. Сержант Бычков и двое разведчиков, которые имели на вооружении подствольные гранатометы ГП-25, в поясах для ВОГ-25 и в наспинных рюкзачках несли весь запас имевшихся в группе гранат к подствольнику.

Оставшиеся на позициях на валу наш оперативный офицер Гарин и несколько снайперов должны были прикрывать огнем из пулемета и снайперских винтовок выдвижение группы к развалинам.

Вместе с начальником разведки прилетел еще один офицер, которого мы увидали на дневке второй группы, куда вызвали весь командный состав нашего батальона. Из дома лесника бойцы притащили грубо сколоченный столик, на котором сейчас сиротливо стояли две банки с тушенкой и несколько кружек. Незнакомый майор быстро вынул из-за пазухи бутылку водки и стал отколупывать крышку-катанку. Офицеры второй роты уже стояли с поджаренными кусками мяса на шомполах. Солдатик принес нарезанный крупными кусками хлеб, который нужно было сначала отогреть над огнем, а только потом уже есть.

Разлив по имеющимся четырем кружкам водку, майор сказал первый и единственный тост:

 Ну, мужики, завтра у нас тяжелый день, а сегодня Старый Новый год, и я предлагаю выпить просто за нашу военную удачу, чтобы она от нас ни в этом году и вообще никогда не отворачивалась.

Оставшееся содержимое бутылки было быстро выпито нашими офицерами. От водки легкое тепло разлилось по телу.

 Костя, передай по рации, чтобы завтра с вертушкой лук отправили, сказал Златозубов нашему батальонному связисту. — А то шашлык суховатый получается.

 А чего так скромно? — усмехнулся тот в ответ. — Ты еще уксус, приправы и пару официанток закажи. Может, пришлют.

 Нет, женщин нам сюда не надо, — сказал Златозубов, с трудом откусывая мясо. — Нам пока не до них.

С минуту все молчали, думая, очевидно, о завтрашнем дне.

 Товарищ полковник, первой «Альфа» будет село штурмовать? — спросил Гарин у начальника разведки.

 Нет, они вообще отказались идти на штурм, — сказал Стыцин, отряхивая руки от хлебных крошек. — Туда под видом журналистов запустили одного комитетчика, который определил, что все заложники содержатся в мечети в центре села. Это самое большое Г-образное здание в центре Первомайского. Вот они и сказали, чтобы их сначала подвели к этой мечети, а потом они будут ее штурмовать и освобождать заложников. А село пусть сначала захватят другие.

 Что они — дети малые, чтобы их за ручку подводить к этой мечети? — проворчал Гарин.

 Да, это им не автобус или самолет штурмовать, когда там сидит какой-нибудь колхозник с самодельной бомбой или охотничьим обрезом, — засмеялся Златозубов. — Чехи есть чехи.

 Да ну, в Буденновске «Альфа» нормально отработала, — сказал я. — Они тогда даже захватили полэтажа больницы, но их никто не поддержал. Вот и сейчас, наверное, не хотят подставлять свои головы.

 Они говорят, что их слишком мало, чтобы штурмовать целое село, — подтвердил начальник разведки. — Но тогда нам может сильно достаться на орехи.

 Там еще есть «Витязь», «Вега», ОМОНы, СОБРы, — вставил новенький майор.

 Вот пусть они и берут село всем своим скопом, — подытожил Стас Гарин, которому вообще-то завтра предстояло оставаться на наших позициях на валу.

 А кто этот новый майор? — спросил лейтенант Винокуров, когда мы возвращались обратно к своей дневке.

 Говорят, что замполит, и кажется, нашей бригады, — ответил ему знающий все штабные перемещения и назначения Стас. — И как его, майора, на полковничью должность поставили? Если он такой волосатый, то чего он сюда приперся? Гуманитарки тут нет, чтобы ее тырить и потом толкать.

 Тут все понятно, за орденом или за звездочкой сюда прилетел. Это он сейчас майор, а через неделю уже подпол, как раз должность подходит для этого, — сказал я, усаживаясь на покрытый козьей шкурой ящик у костра. — Эх, как приятно сидеть на теплом. Откуда коза?

 Это наши бойчилы из дома лесника притащили, — засмеялся Стас. — Скоро от него одни голые стены останутся.

 Бедный хозяин, — вздохнул лейтенант.

 И какого хрена нас на этот вал посадили? Надо было около дома этого лесничего оборону занять: там Терек, через который они не переплывут, а жить можно в самом доме, чем здесь задницы отмораживать, — размечтался я у пылающего огня.

 Это только боевики и наше командование в теплых местах сейчас сидят, а мы вот тут кукуем, — говорил лейтенант, расстилая спальник, чтобы поспать несколько часов до своего дежурства.

* * *

Ночь прошла спокойно, нарушаемая лишь перекличкой боевиков на постах, да один раз в полночь с окраины села донесся приглушенный женский вопль. Солдат, услыхавший его, так и не смог разобрать, что именно кричали. Среди заложников было несколько женщин, в том числе и одна молодая девушка.

В понедельник 15 января к семи часам утра все уже были почти готовы. Оружие было заранее почищено, боеприпасы уложены в нагрудники, радиостанции проверены, утренний чай выпит. Штурмовая группа в количестве двенадцати человек уже стояла на тропинке в одну шеренгу, спиной к валу и лицом к костру. Все бойцы внимательно слушали, как я доводил до них поставленную задачу, маршрут и порядок выдвижения к развалинам, сигналы управления и взаимодействия между подгруппами, пути отхода. Группа была разбита на четыре подгруппы по три человека в каждой. Была установлена очередность выдвижения к развалинам. Если кто-то был бы ранен или убит, то его тело должна была выносить его же подгруппа.

Из радиостанций были взяты только Р-853 для взаимодействия с авиацией и Р-392 для связи с нашим прикрытием. Между подгруппами из-за небольших расстояний связь должна была осуществляться голосом. Бронежилеты мы с собой не брали, так как они очень сильно сковывают передвижения разведчиков на поле боя и делают бойцов более уязвимыми для огня противника.

В восемь тридцать утра моя группа уже залегла на нашем левом фланге, ожидая приказа на штурм. За рощицей, левее по валу, заняла исходную позицию и группа Златозубова. Почему-то к нашей цепи по тропинке подошел комбат с Костей Козловым, тащившим на спине «плеер», — так мы называли Р-153 из-за ее больших размеров.

 Как вертолеты дадут первый залп — в атаку пойдет вторая рота. Когда они достигнут фермы, тогда и вы вперед, — уточнил нашу боевую задачу комбат.

Минутная стрелка медленно подходила к своей отметке. Пара Ми-24, до сих пор кружившая где-то в стороне, как-то незаметно подобралась с севера от села и зависла неподалеку от нас на высоте ста метров; сгорбившись, нацелилась на село. Первомайское тоже замерло в тревожном ожидании. Слышался только мерный рокот двигателей боевых вертолетов. Нам были хорошо видны в профиль как вертолеты, так и летчики, сидевшие в своих кабинах. Я прижимал к уху наушник Р-853, словно надеясь услышать нечто важное, и наконец-то дождался.

 С Богом, — услыхал я голос одного из летчиков.

От малозаметного движения пилота ближний вертак слегка качнуло, и под его крылом появилось дымное облачко. И в ту же секунду раздалось звонкооглушающее: «Ба-бах!» От серого тела вертолета вперед метнулась длинная сигара управляемой ракеты «Штурм», слегка поднырнула и, выровняв полет, устремилась к селу.

«Ба-ба-бах!» — и в сторону села понеслось еще несколько трех-четырехметровых сигар, несущих в себе добрый заряд взрывчатки.

 Окраина села тоже ожила разноцветными огнями разрывов и ответных очередей боевиков.

Еще не успела отстреляться первая пара двадцатьчетверок, как комбат повернулся к нам и резко выдохнул:

 Вперед!

Я первым перемахнул через вал и зигзагами побежал по направлению к силосной яме, находившейся как раз посередине нашего пути, между виадуком и развалинами. Я также первым достиг виадука; у меня из дополнительного вооружения была только «Муха», а остальные бойцы, исключая пулеметчика и гранатометчика, несли по одному огнемету. Петляя и пригибаясь, подбежала моя первая подгруппа, следом — вторая. В воздухе уже царила невообразимая какофония: рокот вертолетов, выстрелы и громкие хлопки пролетающих над нами ракет, ответная стрельба боевиков и сухой треск над головами от пролетающих пуль. Вертолетные пары, поочередно занимая огневую позицию, наносили «Штурмами» удар за ударом по крайним домам. Радуевцы тоже не оставались в долгу и яростно отстреливались.

Перескочили мы и через виадук и угодили в глубокую канаву, глубиной метра в два, всю заросшую камышом. Перед нами метрах в пятидесяти стояло сенохранилище — это было сооружение из бетонных плит, установленных в виде двух перевернутых букв «П», если смотреть с торца. С внешних сторон стоящие вертикально плиты поддерживались земляной насыпью, а две внутренние плиты между собой тоже были присыпаны грунтом, образуя по склонам закрытое пространство, защищенное с флангов бетонными плитами, а по фронту земляной насыпью.

Отправленный на доразведку сенохранилища боец Баштовенко осмотрел обратные склоны и просигналил: «Путь свободен».

Два разведчика выскочили из канавы и, согнувшись, побежали к укрытию. Вслед за ними через минуту побежал и я. Над головой стоял громкий и противный треск ломаемых сухих веток. Добежав до защищенного места, я сел перевести дух и дал сигнал следующей подгруппе на выдвижение. Сначала на поверхности показался пулемет Калашникова, а затем из канавы был вытолкнут и его владелец. Помогавшие ему бойцы второй подгруппы немного замешкались в камышах, но вскоре тоже побежали в нашу сторону. Мы сидели в безопасном укрытии, но громкий треск пролетающих сверху пуль заставлял нас напряженно и тревожно смотреть за выдвигающимися бойцами.

Первым тяжело бежал пулеметчик, загруженный патронами и ПКМом. Не добежав пяти-шести метров до убежища, он вдруг выронил пулемет, схватился обеими руками за голову и, упав, заорал дурным голосом. По моему сигналу двое бойцов оставили рядом со мной оружие, подбежали к орущему солдату, подхватили его и дотащили до сенохранилища. Следом выскочил и я, подобрал выроненный пулемет и вернулся обратно в укрытие.

 Куда ранен? — закричал я на орущего и державшегося за голову пулеметчика.

 В ноги, — громко простонал он.

Его ответ меня обрадовал: все-таки это разные вещи — ранение в ноги или в голову.

 А чо за голову схватился? — спросил я его уже потише.

 Не знаю, — ответил солдат недоуменно и убрал руки с головы. На нем уже разорвали штанины и наспех перевязывали небольшие сквозные раны с обеих сторон колен.

Тем временем подоспели и остальные бойцы. Я приказал гранатометчику следовать за мной и перебежал к левой внешней насыпи. Там я забрал у солдата гранатомет РПГ-7, зарядил его выстрелом, забросил оружие на плечо и левой рукой снял с наконечника гранаты предохранительный колпачок. Высунулся из-за бетонной стенки, прицелился под башню стоящего в сотне метров БТРа и плавно нажал спуск. Резко и сильно громыхнуло; граната ПГ-7ВМ с легким шипением маршевого двигателя огненной стрелой понеслась к месту своего назначения. Я не видел, попал в бронетранспортер или нет, так как сразу после выстрела спрятался за стенку. Гранатометчик уже подавал снизу вторую снаряженную гранату. В это время подгруппы начали выдвигаться к развалинам, стоящим от сенохранилища в полусотне метров.

Я дослал выстрел в ствол гранатомета и осторожно высунул голову, присматривая себе цель.

 В БТР не стреляй, — услыхал я сзади голос комбата.

Я обернулся и увидел его с радиостанцией Р-853 на боку. Рядом с ним сидел с «плеером» Костя Козлов.

 БТР уже подбит. Вертолетчики передали по радио, — сказал опять комбат Перебежкин.

Я кивнул и вновь высунулся из-за бетонной стенки. Бронетранспортер не горел, хоть и был подбит, но и не подавал никаких видимых признаков жизни: башня застыла в одном положении, и ствол КПВТ неподвижно уставился в одну точку.

 «Крыса» докладывает: «белый дом» — наш. Сейчас будет выдвигаться поближе к каналу. Просит прикрыть его огнем, — скороговоркой выпалил Костя Козлов, слушавший в наушники радиоэфир.

 Передай Гарину, чтобы эвакуировал раненого из первой группы, — приказал Козлову Перебежкин.

Все эти переговоры между ними я слыхал краем уха, так как прицеливался поразить по навесной траектории один из крайних домов, откуда боевики вели огонь по нашим группам. Выпустив в цель еще две гранаты, я отдал гранатомет хозяину и вернулся с ним к раненому пулеметчику. Тот лежал на земле с уже перевязанными коленями и при нашем появлении обеспокоенно уставился на нас.

 Сейчас Гарин тебя эвакуирует на наши позиции. Пулемет и ленты заберет гранатометчик, а ты возьмешь его гранатомет и портплед для гранат. Понял? — спросил я у раненого.

Тот кивнул головой; ранение у него было достаточно сложное, но повесить на себя оружие он был в состоянии.

 А я из пулемета плохо стреляю, — растерялся гранатометчик.

 Стрелять буду я, ты будешь носить его вместе с лентами. Надевай РД на себя, — приказал ему я.

Солдат быстро закинул за спину рюкзак десантника, полностью набитый лентами с патронами для ПКМ.

 За мной! — скомандовал я ему и первым побежал догонять ушедшие вперед подгруппы. Догнали мы их почти сразу — солдаты залегли в ямах на полпути к развалинам. Чуть впереди и справа на пригорке лейтенант Винокуров готовил к стрельбе РПО.

 Бычков! — окликнул я сержанта. — Все РПО и РПГ сложить около лейтенанта. Пока мы будем стрелять из них, всем выдвинуться к развалинам и занять там позиции. Вперед!

Я залег за пригорком правее лейтенанта. Тот уже подготовил ручной пехотный огнемет к стрельбе.

 Стрелял из него? — спросил я Винокурова.

 Да. Пару раз в училище.

 Хорошо, — сказал я. — А я еще ни разу.

Хоть я и прослужил более восьми лет в спецназе и окончили мы одно училище, но стрелять из этой бандуры приходилось впервые. Подготовив огнеметы, мы стали высматривать цели.

Село уже давно было затянуто густым черным дымом. Горели дома, извергая клубы бело-серого дыма. Весело пылали и чадили густым черным дымом автобусы, стоявшие колонной между домами. БТР, паскуда, не горел и даже не дымил, вызывая некоторую опаску.

 Давай по крайним домам.

Мы лежали в нескольких метрах друг от друга, между нами валялись целые одноразовые огнеметы и гранатометы, но эта куча зеленых тубусов быстро закончилась. Мы выпустили все заряды по крайним домам, стараясь стрелять как можно точнее и быстрее.

Для нас эта артподготовка закончилась благополучно, если не считать сильного шума в ушах да разорванной и задранной штанины на правой ноге лейтенанта. При выстреле из гранатомета или огнемета сзади стреляющего возникает область высокого давления, образуемая газами сгоревшего вышибного порохового заряда. Поэтому, согласно инструкции, сзади сопла гранатомета, в секторе под углом в сорок пять градусов и на удалении тридцати метров не должно быть ни людей, чтобы их не поразило ударной волной, ни каких-либо препятствий, которые могут отразить волну и направить ее обратно к стрелку. Опять же из-за этой области высокого давления гранатометчик должен был правильно занимать положение для выстрела из РПГ. Были случаи, когда у стрелка, занявшего неправильно позицию для стрельбы, при выстреле срывало валенок или сапог.

«Надо было ногу закинуть левее», — подумал я, а вслух сказал:

 Ну что, вперед.

Как и следовало ожидать, бойцы, впервые участвовавшие в такой переделке, позабыли про свои подгруппы и сидели за невысокой стенкой маленьким табором. Высовывались из-за стенки и, почти не глядя и не целясь, выстреливали по полмагазина патронов в дома. Пришлось устроить для молодежи пятиминутное занятие по огневой подготовке: я взял у солдата АКС-74, осторожно выставил ствол поверх стенки, прицелился и дал несколько коротких очередей по крыше дома. Затем еще быстрее спрятался и, повернувшись к бойцам, прокричал:

 Быстро высунулись, прицелились, дали пару коротких очередей и спрятались! Понятно? Только стрелять не всем сразу, а вразнобой, чтобы вас не засекли.

Каково же было мое удивление, когда среди солдат моей группы я увидал малорослого майора в милицейской разгрузке с АКС-74у, к которому был присоединен магазин на сорок пять патронов. Но не вид укороченного автоматика с длинным магазином поразил меня, а его владелец. Это был замполит нашей бригады, и увидеть его среди штурмующих Первомайское бойцов для меня было равнозначно тому, как если бы сам Радуев перешел на нашу сторону добровольно. Этот майор прилетел вчера в расположение наших групп, пробыл у нас полдня и потом куда-то пропал. Тогда я еще принял его за обычного замполита части, приехавшего побывать на передке в период затишья на пару дней, чтобы затем с чистой совестью получить орден или звездочку на погон. Таких случаев я знал предостаточно. И вот теперь, наблюдая за тем, как этот «работник пера и языка», спокойно прицеливаясь, выпускает очередь за очередью по засевшим в домах боевикам, я не мог поверить своим глазам. Тут для меня опять как гром ударил среди ясного неба: пригибаясь, майор подскочил ко мне и, показывая на мой винторез с оптическим прицелом, заявил:

 Вон там, за бетонными блоками, засел снайпер. Надо его долбануть. Проскочи вон к этой стенке, посмотри в прицел, где он сидит. Хорошо?

Мы находились за полуразваленными бетонными стенами какого-то строения; перед нами в десяти метрах был канал, за которым на расстоянии пятнадцати — двадцати метров располагался сложенный из фундаментных блоков бывший милицейский блокпост. Левее него стоял и БТР. Установить, откуда по нам велась стрельба, было очень трудно. Боевики могли проделать в шиферных крышах узкие щели для стрельбы и вести оттуда огонь, не выдавая себя вспышками выстрелов. Радуевцы могли также обстреливать из бойниц, сделанных в стенах домов у самой земли, но в этом случае у них резко ограничивался обзор. Могли боевики стрелять и из оконных и дверных проемов, стоя в глубине комнаты, что тоже делало их стрельбу малозаметной. Хорошими укрытиями для них служили различные дворовые постройки. Даже домашние коровы и быки были выпущены из боковых проулков на улицу, проходившую вдоль канала. Напуганные буренки недолго метались среди грохота автоматных очередей и разрывов гранат и теперь лежали, сраженные, на улицах родного села.

Поэтому определить среди всей этой картины сельского сражения одного снайпера было практически невозможно, но попробовать стоило. Хоть у меня и была в руках снайперская винтовка, и даже бесшумная, да еще девятого калибра, но вступать с тем парнем в снайперскую дуэль у меня почему-то желания не возникало. Для такого случая не жалко было и «Мухи», которую я добросовестно протаскал за спиной целый день.

Увидав, что очередная пара двадцатьчетверок легла на боевой курс и зависла перед селом, и дождавшись, когда вылетит первая ракета, я быстро перебежал влево, к остаткам глинобитного дувала. Сидя на корточках спиной к стенке, я переводил дыхание и наблюдал следующую картину. Прямо передо мной в ста метрах зависла пара Ми-24 и вела огонь управляемыми ракетами. Вертолеты были мне видны в фас, я даже видел отчетливо, как один из летчиков сделал движение рукой. В ту же секунду геликоптер слегка качнулся, и под его правым крылом появилось дымное облачко, в котором возникло тупоносое рыло управляемой ракеты. «Штурм» чуть поднырнул вниз и, выровняв свою траекторию, понесся прямо на меня. Несколько секунд я сидел как каменный, наблюдая за зеленой сигарой. Вот она с громким и резким хлопком пронеслась в нескольких метрах правее и выше меня и разорвалась в каком-то доме. Я перевел взгляд опять на вертушки, которые выпускали одну за другой ракеты.

Мне впервые в жизни довелось наблюдать боевую стрельбу вертолетов огневой поддержки с такого близкого расстояния, да еще спереди. Я сидел под стеной, прислонившись к ней спиной, и смотрел на вылетающие управляемые ракеты. При ее приближении голова инстинктивно и самопроизвольно убиралась в плечи, а тело так и норовило сползти на землю. После оглушительного хлопка пролетевшего надо мной «Штурма» почти судорожно сглатывалась отсутствующая слюна и наступало облегчение, но ненадолго. Под крылом вертушки вспыхивал очередной огонек, и все повторялось снова и снова. Чтобы отвлечься от всякой ерунды, лезущей в голову, я рассматривал вооружение «двадцатьчетверок». У каждого вертака было по два крыла, и на каждом крыле находилось по четыре управляемых ракеты. Две сверху крыла и две снизу. А еще под каждым крылом крепилось по одной большой подвеске с НУРСами, которыми, к моей большой радости, огонь не велся. Если пролетающие ракеты и были управляемыми, то НУРС расшифровывается как неуправляемый реактивный снаряд. А слово «неуправляемый», на мой взгляд, было упомянуто в названии данного вооружения, чтобы хоть как-то оправдать большой разлет этих самых снарядов. Но убеждаться в этом мне не хотелось... На носу Ми-24 была установлена 12,7-миллиметровая скорострельная авиационная пушка с четырьмя стволами, которые вращались при стрельбе, создавая высокую скорострельность.

«Так, штатное вооружение «двадцатьчетверок» запомнили, и скорее всего, на всю оставшуюся жизнь. Когда же у них эти ракеты кончатся? Нет бы на другую позицию перелететь, так прицепились же к одному месту. И что они там так упорно долбят?»

Я медленно приподнялся на затекших от долгого сидения ногах и стал осторожно перебираться к правому краю дувала, стараясь не обращать внимания на пролетающие ракеты... Пока село обстреливали Ми-24-е, огонь боевиков был заметно слабее и можно было даже выглянуть из-за дувала, чтобы посмотреть на происходящее. Первомайское продолжало гореть, застилая все вокруг сизым дымом. Автобусы почти все уже догорели, превратившись в обугленные остовы. Справа вдалеке от села тоже был виден густой столб черного дыма. Приглядевшись, я увидал, что это на позициях десантников горела БМП, приданная им в усиление. От окраины до моста было метров девятьсот, и поразить на таком расстоянии боевую машину пехоты мог или незаметно подобравшийся гранатометчик с РПГ, или же расчет ПТУР, засевший в крайдомах.

Снайпера нигде не было видно, и я выстрелил «Мухой» в бойницу, сложенную из кирпичей меж блоков. Разглядывать же в оптический прицел на таком близком расстоянии и во время перестрелки было чистым безумием. Приходилось просто осторожно выглядывать, чтобы уследить за обстановкой. Моя группа практически в полном составе засела за невысокой каменной стенкой справа от меня и обстреливала крайние дома короткими очередями. Иногда раздавались и длинные пулеметные очереди, видно, гранатометчик, ставший на время боя пулеметчиком, решил тоже без дела не сидеть. Слева от меня залегла группа Валеры Златозубова. Положение ее было более трудным: солдаты заняли позиции за невысокими, по колено, остатками стенки, и плотный огонь с той стороны практически не давал им даже головы приподнять. Только когда вертолетная пара ложилась на боевой курс за ними и начинала долбить село ракетами, только тогда вторая группа могла вести более прицельный огонь по боевикам. Но даже если вертолеты улетали и огонь радуевцев становился более ожесточенным, они и тогда старались отвечать огнем на огонь.

Я собрался уже перебегать обратно к своей группе (все-таки сидеть в отрыве от основных сил не годится для командира группы, да и стрелять из бесшумной снайперской винтовки навскидку и одиночными выстрелами тоже было не в кайф), когда вертолеты внезапно улетели, и им на замену никто не прилетел. Видно, летчики израсходовали весь боезапас и улетели на аэродром пополнять его.

Я сидел на корточках, прислонившись спиной к глинобитной стенке, и чувствовал, как дувал сотрясается от пуль, попадающих в него с той стороны.

«Да, если долбанут из гранатомета, стенка не спасет», — лениво подумал я. Мое тело дрожало мелкой противной дрожью от холода. Обмундирование сильно промокло от лежания и переползаний по мокрому снегу, и очень сильно хотелось сменить белье и погреться у костра. Но до дневки было метров пятьсот, да и боевики постоянно напоминали о себе сильным огнем. Практически по всему периметру Первомайского стрельба почти затихла; наши доблестные спецформирования, находившиеся с юга, устроили массовый перекур, лежа на своих первоначальных позициях. Радуевцы, согласно законам шариата, были людьми равнодушными к табаку. И тем не менее решили дать прикурить, и довольно-таки основательно, нашим двум разведгруппам, залегшим на расстоянии броска ручной гранаты от северной окраины села. Огонь боевиков заметно усилился, и пули роями проносились сверху и по бокам дувала, с пронзительным визгом рикошетили от железных столбиков, возвышавшихся справа от меня, и с глухим чмоканьем втыкались в сырую землю. Перед моими глазами находился небольшой остаток дувала высотой в полметра, и пули, попадая в подсохшую глину, то отламывали ее кусками, то рикошетили, поднимая облачка пыли и песка.

«Наверное, с крыши долбят или сбоку», — равнодушная пробежала мысль.

Остатки глинобитных и каменных стенок, за которыми укрылись атакующие, когда-то давно были длинным зданием колхозной фермы, построенной вдоль канала. Мои солдаты сидели за сложенными из камня и цемента полутораметровыми стенками, и было им очень даже хорошо и спокойно. Вторая же группа лежала, прижавшись к земле, за небольшими остатками глинобитной стены, оставшимися от все той же фермы. А я сидел между группами и иногда жалел, что горе-строители колхозных ферм выложили это здание лишь наполовину из камня.

Осторожно пробую выглянуть из-за дувала, но очереди над головой не дают это сделать. Слышу за спиной чей-то топот и оборачиваюсь: к моему дувалу с телом АГС-17 несется, пригибаясь, откуда-то из тыла капитан Гарбузов. Благополучно добежав до укрытия и едва отдышавшись, он орет кому-то:

 Минулин, давай!

Следом к нам пронесся боец со станком от гранатомета. Последним на трубный зов капитана прибежал второй солдат с двумя коробками снаряженных гранатами лент. Как ни в чем не бывало вся троица, едва умещавшаяся за стенкой, начала готовить автоматический станковый гранатомет к стрельбе: сначала развернули ножки станка, который затем быстро перевернули и установили на лапы, довернув фиксатор до упора; сразу же на станок установили тело гранатомета, а уже к телу АГС-17 справа подвесили коробку с гранатами. И вот капитан с усилием дергает за ручку заряжания и досылает первую гранату в ствол АГСа. Маленькая пушчонка с лентой в двадцать девять выстрелов калибром в 30 миллиметров готова к стрельбе. Осталось только выставить его за стенку и вдарить прямой наводкой по врагу. Вообще-то этот гранатомет имеет прицельную дальность стрельбы в 1730 метров, и расчет мог спокойно сидеть на наших основных позициях и поливать Первомайское огнем, как дождем. Но вся троица артиллеристов-разведчиков была из группы Валеры Златозубова и решила не отставать от своих товарищей.

Я лишь наблюдал за возней своих новых соседей как посторонний наблюдатель; когда капитан решил выглянуть из-за стенки, чтобы выбрать подходящую цель, я только предупредил его:

 Сильно не высовывайся. Тут все пристреляно.

Капитан выставляет для обозрения свое широкое лицо; через секунду в дувал в нескольких сантиметрах от него с визгом впивается несколько пуль, кроша и разбрасывая сухую глину. Гарбузов инстинктивно прячется за стенку, поворачивает запорошенную пылью физиономию и протяжно комментирует:

 Да-а-а. Попробую с другой стороны.

Он не успевает перебраться к другому краю дувала, как в невысокий металлический столбик, стоящий на одном уровне со стеной в метре от нее, с металлическим лязгом ударяет несколько пуль. Солдаты только втягивают головы в плечи от близких попаданий боевиков. Бойцы притащили с собой деревянный ящик из-под патронов, в котором находятся выстрелы к гранатомету, и теперь сидят на корточках и снаряжают ими пустые ленты для АГС-17.

По радио на связь с расчетом выходит командир второй группы, материт их и требует прикрыть его огнем. Капитан орет в микрофон, что ему высунуться не дают боевики. Мне очень хорошо слышно, как кричит капитан, но и голос Валеры Златозубова я могу без труда различить в грохоте боя: его группа лежит в нескольких десятках метров от нашего дувала, и командира-2 я слышу и без радио.

Внезапно я вижу, как откуда-то слева к нам бежит солдат второй группы. Видно, он отполз назад и теперь мчится в полный рост вдоль по фронту, не пригибаясь и не обращая внимания на перестрелку. Как в кино, за ним, почти догоняя, быстро ползет по земле «пулеметная строчка». Так пулеметчики называют попадание пуль ровной линией, словно простроченной швейной машинкой.

 Ложись! Педераст! Так и сяк тебя и твою мать! Ложись! Сука долбаная! Ложись, кому говорят!

Чей-то громкий и визгливый фальцет врезается в шум перестрелки, перекрывая такие же крики капитана и его солдат. Бегущий боец поворачивает в нашу сторону ошалевшее лицо мальчика-грузина с круглыми глазами, пригибается и падает за бугорок, откуда ранее вылезли агээсчики.

 Эй, чудак! Какого хрена прибежал?

Грузинский мальчик на секунду выглядывает, снова прячется и орет на ломаном русском:

 У нас ранэный! Златозубов за промэдолом послал.

 Ползи к стенкам. Там лейтенант Винокуров, у него возьмешь. Понял?

Этот противный фальцет замолкает, и я с удивлением понимаю, что это был мой голос: «до чего же он противный бывает!»

Грузин кричит что-то невразумительное и пропадает из вида; туда и обратно к своей группе он проползет на брюхе, без единой царапины. Капитан тем временем внезапно выскакивает с бойцом и АГСом из-за дувала и дает длинную очередь из гранатомета по селу. Едва они успевают заскочить обратно за стенку, как их огневую позицию накрывает град пуль. Гарбузов с красным и потным лицом радостно орет мне прямо в ухо:

 Ну, как мы их!

 Молодец. Дай свой автомат. Я вас прикрывать буду.

Капитан берет свой АКМС, протягивает мне и спрашивает:

 Потом почистишь?

Я думаю про себя: «ага, а как же», но вслух говорю другое:

 Конечно, какой разговор.

Аккуратно прислонив свой временно безработный винторез и взяв несколько магазинов с патронами и проверив автомат, я расположился у правого среза стенки. Подождав, пока изготовятся гранатометчики, мы почти одновременно открыли стрельбу по селу, только я высовывался из-за дувала, стрелял очередями по крышам, провалам окон и дверей и прятался, чтобы перезарядить автомат новым магазином. А капитан с одним солдатом как вытащили АГС на метр от стенки, так и оставались там и поливали дома ВОГ-17, пока у них не кончилась лента в коробке. Лишь тогда они подхватили гранатомет вдвоем и вернулись в укрытие. Второй боец, до этого также стрелявший из своего автомата, выскочил и подобрал оставшуюся на земле пустую ленту. Ее солдаты сразу же начали снаряжать новыми гранатами, доставая их из патронного ящика и своих рюкзачков. Я отдал пустые магазины капитану и взял другие, полностью снаряженные патронами. Сунув пустые магазины в нагрудник, Гарбузов достал еще несколько картонных коробочек с патронами, чтобы я в следующий раз снарядил ими опустошенные автоматные рожки.

Пули щелкали все чаще и чаще. В следующий заход капитан смог выпустить только половину коробки. Глинобитная стенка пылила и крошилась все больше и больше. От пуль она нас еще прикрывала, но если боевики влупят по ней из РПГ, то дувал расколется надвое. Но в этом случае нам будет уже все равно, на сколько частей развалится стенка.

Если раньше пули роями проносились над нашими головами, то теперь мне казалось, что эти рои вернулись обратно и устроили какой-то бешеный круговорот.

Пора было менять позицию для стрельбы. У капитана еще оставались две полностью снаряженные коробки для АГС. У меня же была последняя паратройка магазинов к 7,62-мм АКМС. Внезапно с тыла донесся вертолетный гул, и через минуту первая пара Ми-24, сгорбатившись, выпустила первые ракеты. Огонь боевиков заметно стал слабее, что было весьма нам на руку: мы теперь с большей уверенностью открыли стрельбу по домам. Под прикрытием вертушек артиллеристы-разведчики опустошили коробку и принялись было за последнюю, но вертушки выпустили весь боезапас и улетели. Наступила относительная и недолгая тишина.

 Так, пока духи не стреляют, берите свой АГС и уматывайте назад. А я вас прикрою.

Сначала боец с коробкой, а затем и капитан, и второй солдат со снаряженным полностью гранатометом проскочили десяток метров до бугорка, из-за которого они и прибежали. Я уже выпустил последнюю очередь из последнего магазина, подхватил свою винтовку и собрался перебегать туда же. Вдруг над бугром показалось рыло гранатомета, и я услыхал крик капитана:

 Алик, подожди перебегать! Я последнюю коробку достреляю.

Я сначала опешил: в небе не видать ни одного вертолета, то есть прикрыть мой отход некому. Огонь боевиков становился все плотнее и плотнее. А этому чудаку было лень тащить полкоробки гранат обратно на основные позиции, и он решил, как на учебном стрельбище, дострелять боекомплект. Гранатомет капитана успел выпустить несколько гранат, но так медленно, и притом гранаты пролетели, едва не задевая кусок дувала над моей головой, что меня совсем не порадовало. В шум перестрелки опять врезался уже знакомый до боли фальцет, который прокричал что-то матерное и непонятное в адрес всех капитанов. Дуло автоматического станкового гранатомета исчезло из моего поля зрения.

 Я бегу! — проорал фальцет, и мое тело, пригибаясь, зигзагами понеслось к заветному бугорку. Уже сидя за этим укрытием от огня радуевцев, я перевел дух и молча отдал капитану его автомат; ругаться не было сил, и я направился к своей группе.

На полпути между дувалом и каменной стенкой, чуть позади этих развалин, я наткнулся на неглубокую канаву, в которой залегли и вели огонь мой сержантконтрактник Бычков, гранатометчик с пулеметом, уже знакомый и непонятный мне майор-замполит и вдобавок еще один майор-штабист из 8-го батальона.

«Ну а ты-то чего приперся сюда? Твои же сидят на дневках и в ус не дуют. Если тебя ранят, кто тебя, такого здорового, вытаскивать будет? Не твои же солдаты», — со злостью подумал я. Вытаскивая раненого с поля, солдаты сами становятся хорошей мишенью для противника, а терять еще бойцов из-за штабного удальца, охочего до наград и внеочередных званий, мне не хотелось. Но глядя, как штабной майор, который до этого заведовал лишь графиком офицерских нарядов, деловито и без суеты выглядывает с уже готовым к стрельбе автоматом, дает несколько очередей и так же спокойно ныряет в канаву, я успокоился. Такого не ранят.

Майор-замполит глянул на меня и прокричал:

 Нам надо в час опять открыть сильный огонь и сымитировать штурм, а потом можно отходить.

Мои «Сейко-5» показывали без десяти минут час. Я уже успел отдать свой винторез солдату-гранатометчику, забрать у него пулемет ПКМ, проверить боезапас к пулемету. От патронов осталась только половина боекомплекта.

 А кто стрелял из пулемета? — спросил я солдата.

Мы сидели на коленках и пригнулись к дну канавы. Над нами густо щелкали пули; головы наши почти стукались макушками, и можно было не кричать, а просто говорить.

 Я, — услышал я довольный ответ солдата.

 Молодец. Хоть попал в кого-нибудь? — спросил я его опять.

 Не знаю. Надо у них спросить, — засмеялся боец.

 Так. Я сейчас буду стрелять из пулемета, а ты будешь подавать ленту. Понял?

Солдат понимающе кивнул головой. Если пулеметная лента уложена в пристегнутую к пулемету коробку, то пулеметчик может один вести безостановочную стрельбу, что крайне важно в бою. Но если один конец ленты заправлен в приемник пулемета, а другой болтается на весу, то добиться беспрерывной стрельбы одному пулеметчику бывает трудно. Болтающаяся лента может пойти наперекос или зацепиться гильзой за что-нибудь, и тогда пулемет просто перестает стрелять. Потому и нужен второй номер, который держит в руках свободный конец пулеметной ленты и следит, чтобы лента, ни во что не упираясь, плавно входила в лентоприемник пулемета.

До часа оставалось несколько минут, изредка кто-нибудь слегка высовывался из канавы и давал пару очередей в сторону Первомайского. Огонь радуевцев был настолько плотен, что не было возможности прицелиться даже для одной короткой очереди.

«Да, тяжело будет второй группе отходить назад», — подумал я и услыхал, как сзади наплывает знакомый и радостный для меня шум вертолетных турбин и шелест лопастей.

«Ну, слава Богу. Хоть прикроют нас». Почти сразу же мы услыхали, как наши достойные коллеги с южного направления открыли ураганный огонь по селу. До нас донеслось даже слабое «ура». Над головами резко и оглушительно раздался хлопок от первого пролетевшего «Штурма». Но мы уже не обращали ни на что внимания и стреляли, и стреляли по домам, опустошая магазин за магазином, ленту за лентой. Справа и слева раздавалась такая же ожесточенная перестрелка. Боевики, несмотря на присутствие вертолетов огневой поддержки, лишь слегка ослабили ответный огонь. Минут через пять перестрелка, доносившаяся с юга, постепенно затихла. Наши группы продолжали тарахтеть автоматами и пулеметами.

 Первым отходит Златозубов. Прикрываем его! — крикнул кто-то справа от меня. Кажется, это был замполит.

Перестрелка слева стала слабее, и, оглянувшись, я увидел, как двое солдат второй разведгруппы начали короткими перебежками перетаскивать в направлении заброшенной фермы раненого.

 Подавай! — заорал я на своего второго номера.

Стоя на коленях и придерживая пулемет левой рукой под пулеметную коробку, я за несколько очередей выпустил новую ленту. Пули были бронебойно-зажигательные, и мне было хорошо видно, как в местах попаданий вспыхивают маленькие огоньки.

Когда я оглянулся влево еще раз, той тройки с раненым не было, зато на полдороге к спасительной ферме лежало скрюченное тело уже другого бойца. Сзади к нему подползал солдат, который собирался его эвакуировать в безопасное место. Ужасало то, что было очень хорошо видно, как, почти касаясь их, над ними пролетали очереди трассирующих пуль. Я выстрелил еще одну ленту, когда вторая группа скрылась за бетонными стенами фермы. Пора было отходить и нам. В канаве оставались только контрактник Бычков, солдатгранатометчик и я. Оба майора: замполит и штабист уже отошли.

 Собери в РД пустые ленты, уматывай к группе и жди меня там! — прокричал я на ухо солдату.

Мы остались в канаве вдвоем с контрактником. Вертолеты давно улетели, над нами раздавался непрерывный треск от пролетающих пуль, и нам оставалось только сидеть скорчившись в разных концах канавы и ждать, когда же нам дадут высунуться и пару раз стрельнуть. Я встретился взглядом с глазами Бычкова и почему-то пропел на мотив вступления и первых двух строк «Прощания славянки»:

«В жо-пу клю-нул Жареный петух. Остаюсь на сверхсрочную слу-у-ужбу, Надоела гражданская жизнь». Этот напев звучал странновато в грязной канаве и под свист пуль, и сержант контрактной службы Бычков только молча улыбнулся. В августе прошлого года он подписал контракт с командованием части, и, когда все его однопризывники уехали домой на дембель, сержант Бычков продолжал тянуть армейскую службу. Весной этого года он собирался поступать в воздушно-десантное училище, а для контрактника это было легче сделать. Сержант он был толковый, и я обещал ему помочь с поступлением в свое РВДУ. Еще я обещал Бычкову помочь съездить в отпуск домой, но только после выполнения этого задания. А пока мы находились на боевых, то мы лежали, скрючившись, на дне канавы, и я подшучивал над его желанием стать кадровым военным. Когда-то давно таким же образом подкалывали и надо мной. Я отслужил два года солдатом в спецназе, из них почти год в Афгане, и под самый дембель решил поступать в военное училище.

 Щас бежишь к стенке, я тебя прикрываю. А там с группой прикроете меня. Готов? Давай!

В моем пулемете еще оставалось больше половины ленты с патронами, и их как раз хватило прикрыть отход Бычкова. Потом щелкнул затвор, патроны кончились, и лента упала на землю. Я не стал ее поднимать из грязи: засовывать ее было некуда, да и некогда. Минуты через три справа раздались длинные автоматные очереди, я выскочил из канавы и через минуту, а может и меньше, был под прикрытием каменной ограды. Здесь сидели почти все солдаты моей группы во главе с лейтенантом Винокуровым. Тут же был и комбат со связистом Костей. Перебежкин увидел меня и нарезал новую задачу:

 Сейчас будут отходить остатки второй группы. По сигналу ты со своей группой откроешь огонь по деревне.

Я зарядил пулемет последней лентой, солдаты взяли автоматы на изготовку, Костя Козлов крикнул что-то в микрофон рации, и из пулемета и автоматов начали извергаться пламя и пули. Последний аккорд нашей капеллы был мощным, но недолгим. Патроны у солдат были почти на исходе. Но за это время последние несколько бойцов соседней группы успели выскочить из-под огня боевиков и сейчас они бежали уже не к ферме, а между нею и нашими развалинами, решив преодолеть это расстояние по кратчайшему пути.

Ствол у пулемета накалился от стрельбы, и я выстреливал короткие очереди. Оставалось еще полленты, и комбат крикнул:

 Стреляй длинными, прикрывай Валеру.

Эти полленты вылетели очень быстро, и я сел за стенку, стараясь держать пулемет за ручку: сильно болела обожженная левая рука — где-то я схватился за раскаленный ствол.

 Ствол перегрелся. Начальник РАВ не примет его на склад, — крикнул я Перебежкину.

 Ничего. Я скажу — примет, — услыхал я ответ комбата.

Часть солдат второй группы, которые пробежались напрямик по открытому пространству, уже были почти в безопасности и теперь перебирались через заросшую камышом канаву. Перестрелка постепенно затихла. Я отдал пулемет солдату и отправил бойцов своей группы, оставшихся без патронов, на основные позиции, то есть к дневке. Я отдал кому-то и свой винторез и взял взамен АКМС и сейчас сидел на корточках и снаряжал патронами пустые магазины. Под стенками остались только я, Винокуров, Бычков и солдат Баштовенко. Патроны в картонных коробочках у нас быстро заканчивались, и мы снарядили почти все боеприпасы, когда между нами и фермой пунктиром разорвались гранаты от духовского АГСа. Кто-то из наших стал опять долбить по селу. Я же, снаряжая последними патронами магазин, смотрел на остатки второй группы, солдаты которой находились в ферме и теперь перебегали из одного края строения к другому, ближнему к нашим позициям. Я видел только головы солдат в черных вязаных шапочках и согнутые спины, перемещавшиеся в левый угол, где крайнее окно было заложено красно-коричневым кирпичом. Внезапно, прямо на моих глазах, на месте этого окна образовалось огненное ядро, и когда дым от этого взрыва рассеялся, то увидал, что кирпич, наглухо закрывающий окно, практически исчез.

Я был поражен мощностью взрыва и точностью попадания. Это не было похоже на огненное веретено от разрыва обычной противотанковой гранаты, у которой кумулятивный разрыв. Здесь было что-то мощное и фугасное. Из фермы раздались крики, но я не обращал на них внимания и вместе с оставшимися стрелял и стрелял по селу. Когда я заменял магазин на автомате, мои глаза непроизвольно взглянули на ферму. Солдат там уже не было; они перебирались через канаву и тащили на руках раненого, тело которого мешком висело на их руках. Когда раненого перетащили через виадук, последней перескочила препятствие рыжая шевелюра Валеры.

Пора было отходить и нам. Патронов оставалось по магазину, да и следующим выстрелом нас могло накрыть. Каменная стенка, надежно прикрывавшая нас от пуль, от прямого попадания даже противотанковой гранаты могла не выдержать и развалиться. При этом мы могли быть поражены градом каменных осколков, образовавшихся при разрыве кумулятивной гранаты.

 Отходим по двое. Саш, ты с Баштовенко первыми до сенохранилища, а я с Бычковым за вами. Вперед!

Оставшись с сержантом последними, мы экономно расстреляли по полмагазина и, услыхав за спиной стрельбу Винокурова и Баштовенко, тут же побежали назад. Затем мы выпустили остатки патронов, сидя на склонах сенохранилища. Услыхав сзади стрельбу двух, прикрывающих нас, автоматов, мы побежали к глубокой и заросшей камышом канаве, которую уже с трудом преодолели.

Когда мы вылезли на поверхность, я увидал картину с отдыхающим бойцом на лоне природы: на расположенном к Первомайскому склоне виадука на спине лежал мой солдат Баштовенко и, довольно улыбаясь, отдыхал от суровых будней войны. Такое демонстративное пренебрежение к опасности и смерти меня даже покоробило:

 Эй, мудаковатый, чего на виду у боевиков разлегся? Своей пули хочешь дождаться?

Словно завершая мою фразу, из села раздалась длинная пулеметная очередь. Боец Баштовенко стал медленно переворачиваться через бок и открылся для того, чтобы я смог отвесить ему для ускорения хороший пинок под зад. Но над головами опять сильно затрещало. Передумав торопить подчиненного, я стал быстро карабкаться вверх по склону.

Выпустивший в ответ по боевикам последние два-три патрона контракник Бычков с разбега взбежал на скользкий от грязи склон и догнал нас уже на самом верху.

Перебирались мы через виадук уже без единого патрона. И лишь сидя на дневке у костра, я вдруг почувствовал, как же сильно устал за эти несколько часов.

 

Image
 
Copyright © 2006-2016

Яндекс цитирования