Список форумов Армия России  |  На службе Отечеству Армия России | На службе Отечеству
На главную страницу сайта


 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Животные на военной службе.

зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 0
Зарегистрированные пользователи: Нет
На страницу 1, 2, 3  След.
новая тема ответить    Список форумов Армия России | На службе Отечеству -> Армия и флот России
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 03, 2007 16:32    Заголовок сообщения: Животные на военной службе. цитировать

Печально, но практически не отведено места на форумах военной тематики животным (собак, лошадей, верблюдов, дельфинов) и их роли в военном деле.
А между тем, это достаточно интересная тема!
Предлагаю всем, кто любит животных собрать разрозненный материал. Допускаются выдержки, ссылки на соответствующие ресурсы, фотографии.
Устраним несправедливость?!

«Животные в боевом строю»

Главной силой всех правителей и царей в древности была конница. Только опираясь на нее, они могли удерживать власть, отстаивать независимость своего государства, завоевывать другие страны и народы.
Еще в глубокой древности люди начали использовать собак на военной службе. Этому способствовало то, что собаки обладают хорошим зрением, прекрасным слухом, великолепным обонянием, выносливостью, силой, храбростью, способностью к дрессировке.
Ездовые собаки сыграли неоценимую роль в освоении Крайнего Севера. Запряженные в легкие сани – нарты, они перевозят людей, грузы, почту. Во время войны на собачьих упряжках вывозили с поля боя раненых, под огнем врага доставляли на передний край боеприпасы и продукты, подвозили даже легкие орудия. Пройти они могли по любому бездорожью. К концу войны насчитывалось немало упряжек, которые перевезли по 800-900 раненых, доставили на передний край по 20-30 тонн груза – боеприпасов, продуктов питания, медикаментов.
Огромные боевые псы защищали колесницы древних полководцев, оберегали их покой во время отдыха, караулили военнопленных. Целые отряды собак следовали за войсками Александра Македонского. Одетые в ратные доспехи боевые псы защищали пограничные посты римлян, участвовали в сражениях.
В годы первой мировой войны собаки служили как связисты, почтальоны, санитары, ищейки, подносчики патронов, сторожа, помогавшие охранять прифронтовую полосу.
В тылу крупные собаки успешно заменяли на мелких перевозках лошадей, мобилизованных для службы в армейских обозах.
Собаки помогали обезвреживать вражеских снайперов-«кукушек», которые затаивались в укрытиях и вели прицельный огонь по нашим бойцам.
Появились и новые «профессии» - взрыватели танков и миноискатели.
Исключительного размаха достигло применение служебных боевых собак в годы 1 и 2 мировых войн. 70 000 собак в годы ВОВ прошли славный боевой путь с нашими солдатами от окраин Москвы до Берлина.
Грянула война, и собака сразу показала свои высокие качества. Она нашла свое место на фронте.
Участок фронта, подвергнутый артиллерийскому и пулеметному обстрелу, превращается в ад. Под ливнем огня рвутся кабели и провода, посланный с донесением боец будет убит, в лучшем случае ранен, не достигнув цели. Именно здесь и можно с наилучшей пользой применить собаку. Незначительные размеры, покровительственный окрас в сочетании с быстрым бегом и умением использовать естественные укрытия помогут ей выполнить опасные поручения.
Во время ВОВ родилась новая специальность собаки: борьба с вражескими танками.
Вожатый выпускал ее из окопа прямо на танк. С привязанным к телу смертоносным зарядом, собаки бросались под движущуюся крепость.
Сотни вражеских машин подорвали бесстрашные животные. Были случаи, когда, увидев выпущенных четвероногих подрывников, гитлеровцы поспешно отступали.
И в тылу фашистских войск собаки участвовали в подрыве мостов, железнодорожных линий.
Еще одна необычайно эффективная специальность собаки – служба миноискания. Для этого использовались собаки с острым чутьем не только служебных, но и охотничьих пород.
Четвероногие саперы по запаху находили зарытый «сюрприз» и садились рядом, а человек осторожно извлекал и обезвреживал смертоносную находку.
Чемпион минноразыскного дела – колли по кличке Дик «добыл» за годы войны 12000мин.
И в послевоенные годы собаки-саперы не остались без работы. В 1949г. пес Мишка случайно обнаружил минное поле. Вожатый отпустил его с поводка порезвиться на свободе, а он замер в «служебной» позе. Специалисты нашли и обезвредили 2 000 противотанковых мин, заложенных в 5 рядов на поле, протяженностью в 2 км.
Немало четвероногих ветеранов после ВОВ вернулись домой. А на погибших псов, так же, как и на всех солдат, бывшим хозяевам приходили похоронки.
В целом в период ВОВ собаки-санитары вынесли с поля боя более 700 000 раненых бойцов! В то время, как санитарам и иным медработникам за вынос с поля боя 80 человек присуждали высшую воинскую награду – звание Героя Советского Союза, четвероногие спасатели довольствовались похвалой, да миской с похлебкой…
Миноразыскные собаки участвовали в разминировании 303 городов.
Собаки-подрывники уничтожили более 300 вражеских танков! Это примерно две танковые дивизии.
Более 122 000 важных боевых донесений доставили собаки за неполных 4 военных года. Они размотали около 8000 км. кабеля и столько же смотали. Если протянуть этот провод напрямую, то он 2 раза обошел бы фронт от Белого до Черного моря.
Во время Великой отечественной войны в прифронтовой полосе особой любовью бойцов пользовались собаки-санитары, отыскивающие раненых, приносившие им воду, перевязочные материалы. Розыск раненых на большой территории очень затруднен, помощь может прийти слишком поздно. И опять выручает собака! Она сумеет быстро обыскать заданный участок и, найдя раненого привести к нему санитаров, поднести пакет первой помощи, флягу с водой…
Историю эту рассказал академик Б. В. Петровский:
— Во время боев под Франкфуртом и Кюстреном я был свидетелем подвига са¬нитарной собаки. На этом участке бои шли очень трудные, было много убитых и тяжело раненных. К нам в траншею пришел проводник с собакой в упряжке с лыжа¬ми-носилками. Проводник дал направление собаке в опасную зону, куда не могли пробраться наши санитары из-за плотного ог¬ня фашистов. Мы следили за собакой в перископ. Она по-пластунски подползала к телам, обнюхивала их и, не задерживаясь у трупов, пробиралась дальше. Наконец она припала к человеку с окровавленной голо¬вой и стала лизать его лицо от подбородка к носу. Раненый пришел в себя, видимо, испугался большой собаки, сделал какое-то движение, но собака подставила ему свой бок, привлекая внимание к сумке с красным крестом. Раненый расстегнул сумку, достал фляжку, выпил и снова потерял сознание, но собака не покидала его до тех пор, пока он с величайшим трудом не перевалил свое тело в носилки. Тогда она повезла его к нам, опять же ползком, ныряя в рытвины, прячась от огня. Эту картину я никогда не забуду. Жизнь человека была спасена.
Москва. Красная площадь. Парад Победы. Идут закаленные в боях солдаты, офицеры… они разгромили фашистскую армию, отстояли в сражениях свободу Отечества и многих народов Европы… Идут победители!
Выходит на главную площадь страны колонна саперов. На плечах солдат длинные стальные щупы-миноискатели, у левой ноги- овчарки. Впервые в параде – в Параде Победы – участвуют вместе с саперами-вожатыми четвероногие друзья человека – собаки!
Эта небольшая страничка войны заставляет нас с еще большим уважением взглянуть на наших верных четвероногих помощников.
У собак на войне были разные профессии, и кем бы они ни были: санитарами, связными, подрывниками,— они везде выручали человека.

-ГУСИ спасли Рим». Все знают эти. слова. Но, возможно, не всем известно: гуси, действительно, помогли выстоять римлянам против галлов. Малейший подозрительный шорох ночью, и гуси на Капитолийском холме в стане римлян поднимали тревогу. Попытайтесь неслышно войти а сарай, где гуси ночуют, или попробуйте подползти в темноте к стае диких гусей — вы убедитесь в чуткости этих-птиц. Говоря нынешним языком, гусей римляне применили как систему раннего обнаружения.
В войнах люди всегда находили место и для животных. Княгиня Ольга, мстя древлянам за убитого мужа, обложила их легкой данью — два голубя со двора. Селения древлян сгорели — каждый отпущенный голубь, возвращаясь, домой, принес подожженную паклю. Это было время, когда не знали еще ни пуль, ни пороха, когда в осажденные крепости кидали горшки со змеями. В срав¬нении с самолетами, современными бомбами и ракетами подобные средства войны вызывают сейчас улыбку. С тем большим удивлением узнаешь, например, следующий факт.
В свое время американцы потратили много денег и времени на разработку операции «Летучая мышья. Вот ее суть. Летучая мышь может нести груз, в три раза превышающий собственный вес. «Если сконструировать зажигательную, бомбу весом не более тридцати граммов, мы спалим всю Японию. Десант мышей, сброшенный над большим городом, будет искать убежищ на чердаках...Дело за бомбой». Эту идею учёного Физера поддержали, «Зажигалку-наперсток» сделали быстро, быстро поймали несколько тысяч мышей. И начались испытания. Прошли они не совсем гладко. Восемь мышей-поджигателей вырвались на свободу и, вопреки всяким планам, спалили на ис¬пытательной базе ангар, гаражи и дюжину мелких построек. Убыток превысил два миллиона долларов, но Физер торжествовал — идея была верна. В конечном итоге японские города спалили ядерные бомбы. Но, говорят, интерес к мышам в исследовательских центрах американской армии не исчез и поныне.
Что же касается давней истории, то можно сказать: первым спутником человека в ратных делах была лошадь. Без лошадей не было армий. Испанские завоеватели внушали страх иноземцам потому, что сидели на совсем не известных инкам животных... Лошади на войне возили орудия, служили в обозах, носились по степям с легкой, как птица, тачанкой. В средние века лошадей старались защитить лагами, позже лошадь носила противогаз. С человеком лошадь делила все опасности боя...
В давних войнах ударной силой, подобной нынешним танкам, были слоны. На слонах ходили в атаку воины Ганнибала. Соединения слонов лишь в позапрошлом веке исчезли в армиях Бирмы и Индии. Один только вид животных нередко внушал неприятелю ужас. Слон, защищенный от стрел толстой кожей, нес на спине метких лучников, да и сам мог топтать и крушить бивнями неприятеля. С появлением ружей на слонов стали надевать латы, но слоновому войску пули все-таки положили конец.
Голубь тоже служил на войне. В критических ситуациях птицы были связными, достать пулей которых, пратически невозможно.
Даже насекомые «воевали». Африканские воины, бесшумно двигаясь ночью, в лесу, чтобы не потеряться и не расстроить колонну, прикрепляли на спину маленьких светлячков. Японцы в минувшей войне широко применяли растертых в порошок рачков ципридин. Щепотка порошка на ладони излучала свет, достаточный для прочтения карты, но невидимый для противника.
Во Вьетнаме наряду с танками, радарами, вертолетами, сверхзвуковыми самолетами и ракетами американцы пробовали использовать гусей, клопов, скунсов, слонов. На слонах прочесывают джунгли. Гусями снабжают охрану мостов в надежде, что птицы разбудят не вовремя задремавших вояк. Маленький хищник скунс привлек армию оккупантов отвратительным запахом —будем пускать в убежища и выкуривать партизан. Клопы далеко чувствуют человека. Если к ним под¬ключить электронику — сигнал о противнике будет получен вовремя.
Курьезное обращение к миру природы до зубов вооруженной армии вызывает много насмешек. Однако следует знать: «клопы и скунсы» — это лишь шаловливые, эксперименты в большой тайной работе биологических центров. Пентагон тщательно исследует возможности живой природы в истреблении людей, Разумеется, ставка сделана не на слонов. Из крупных животных военных интересуют сообразительные дельфины, которым ищут место в морской войне, а также птицы, способные разносить эпидемию в перелетах над континентами.
И особенно много надежд возлагается на животных в пробирке. Горшок со змеями в древней войне мог поразить десяток людей. В пробирках же спрятана смерть для миллионов. Пробирка с бациллами в руках преступников против мира страшна не меньше ядерной бомбы.



48.jpeg
 Описание:
 Размер файла:  77.83 KB
 Просмотрено:  44017 раз(а)

48.jpeg



50.jpeg
 Описание:
 Размер файла:  43.25 KB
 Просмотрено:  44018 раз(а)

50.jpeg




Последний раз редактировалось: комиссар (Вс Фев 06, 2011 17:28), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 04, 2007 10:50    Заголовок сообщения: цитировать

Собаки на военной службе
Во всех армиях мира используются собаки. В древности в Малой Азии и Ассирии вместе с воинами сражались и одетые в панцири огромные догообразные собаки.
Еще в 1765 году в турецкой армии в качестве караульных использовались кавказские овчарки. Служебные собаки различных пород доставляли раненых с поля боя, разыскивали мины, подрывали танки, доставляли донесения. Сейчас чаще всего на военной службе используют немецкие овчарки.

Аптекарь П.А.
Собаки на военной службе
в Русской императорской и Красной армиях

СОБАКИ В РУССКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ

В ходе 1-й Мировой войны все воюющие стороны широко применяли собак в качестве четвероногих санитаров, сторожей и связистов. Причины тому были просты: после первых месяцев боевых действий с их маневренными операциями, линии фронта замерли, прикрывшись минными полями и ощетинившись проволочными заграждениями. В этой ситуации разведывательные рейды противника стали ощутимой опасностью. В германской и австро-венгерской армиях для борьбы с этими вылазками начали использовать сторожевых собак: овчарок и ротвейлеров, которые услышав или почуяв людей, приближавшихся к линиям окопов предупреждали об опасности своих проводников, которые и поднимали тревогу. Союзники России по Антанте использовали собак не только для сторожевых целей, но и как связных. Англичане, например, ввели в строй и эрдельтерьеров, и колли, и бассетхаундов.
В русской армии первый опыт использования собак приходится на Юго-Западный фронт, командование которого решило организовать подобную службу в полках передовой линии. Организатором «Школы военных сторожевых и санитарных собак», образованной в апреле 1915 г. во Львове, стал статский советник Лебедев, занимавшийся до этого 6 лет дрессировкой полицейских собак. Однако, начавшееся в мае германо-австрийское наступление заставило эвакуировать школу из Львова в Киев. В Киеве произошла смена руководства школы: 14 августа 1915 г. на должность заведующего был назначен штабс-ротмистр князь Щербатов, который был не только страстным охотником, но и боевым офицером: до этого он почти непрерывно находился на передовой. 9 сентября штат школы был утвержден, тогда же появилось и первое наставление по использованию собак, в котором говорилось: «При надлежащем отношении и хорошем обучении собака может стать незаменимым помощником в секрете на передовой линии, для обнаружения неприятельских разведывательных и подрывных партий, для передачи донесений в случаях порыва телефонной связи под сильным вражеским огнем и для поиска и вытаскивания с поля боя раненых воинов». В штате числились 8 инструкторов и 109 нижних чинов, из которых 50-70 человек обучались обращению с собаками. Численность курсантов зависела от количества имеющихся животных. Как правило, в школу зачислялись грамотные нижние чины из охотничьих команд пехотных и кавалерийских полков, а инструкторами были бывшие унтер-офицеры полиции, эвакуированные из оккупированных губерний, работавшие с собаками. Помимо полицейских собак в школу поступили четвероногие питомцы, которых добровольно передавали хозяева. В сентябре 1916 г. в школе числились 97 собак, из них 37 среднеевропейских овчарок, 21 бельгийская овчарка, 19 эрдельтерьеров, 12 доберманов, 3 гончие и 5 трофейных немецких и австрийских собак, которых обучали поиску своих бывших хозяев. Для этого командование школы неоднократно требовало выделения комплектов трофейного обмундирования.
Уже 23 сентября первые 12 четвероногих выпускников вместе с вожатыми отбыли в 12-й гусарский Ахтырский полк, Кабардинский конный полк, 136-й Таганрогский и 145-й Новочеркасский пехотные полки. С этого момента деятельность школы приобрела более регулярный характер.
Очередные выпуски собак и их вожатых состоялись в январе и марте 1916 г. Их было немного, за период с осени 1915 г. по начало весны 1916 г. всего 86 собак с вожатыми и проводниками были переданы в войска, распределяясь по 35 единиц на полк. Тем не менее, командование фронта и заведующий школой к этому моменту уже активно занимались сбором сведений о боевой службе собак. В основном они были положительными. Так командир 3-го Лейб-гвардии стрелкового полка генерал-майор Усов 17 января 1916 г. сообщал: «Ввиду несомненной пользы, приносимой собаками при несении службы связи, прошу не отказать в присылке во вверенный мне полк шести собак. За истекший период собаки для доставления донесений применялись неоднократно и всегда с успехом и пользой. Ныне же количество собак уменьшилось вследствие потери в боях».
Командир 71-го Белевского пехотного полка полковник Галкин давал следующий отзыв: «Искренне благодарю за присланную собаку «Вольф». Служит и работает прекрасно. Если возможно, хотел бы получить еще одну, поскольку одной для службы маловато». Наконец, из Партизанского отряда 12-й кавалерийской дивизии сообщили, что две собаки «произвели много красивых разведок». Хорошие отзывы пришли также от командования 196го пехотного и Кабардинского конного полков.
Впрочем, бывали случаи, когда войсковые начальники оставались недовольны своими четвероногими подчиненными. Так 26 марта 1916 г. командир 16-го стрелкового полка просил отчислить прибывших в полк в октябре 1915 г. собак, поскольку по его мнению они были непригодны к разведывательной службе. Похожая история случилась и в 4-м Заамурском пограничном пехотном полку, где по донесению командира полка «одна собака оглохла, две, будучи спущены с ошейника, убежали и две плохо несут сторожевую службу, видимо потеряв чутье». В июле были возвращены в школу собаки вместе с вожатыми из 103-го Петрозаводского пехотного полка, прибывшие в марте.
Штабс-ротмистр Щербатов отмечал, что недоразумения нередко происходили из-за нежелания офицеров считаться с мнением инструкторов о порядке применения собак, кроме того, значительный вред работоспособности наносило практиковавшееся в некоторых полках кормление собак остатками солдатской пищи. Разумеется, рацион русского воина был весьма сытным (на передовой солдаты получали фунт мяса в день), но нормальное для человека содержание соли и специй в пище для служебной собаки часто равносильно полной или частичной потере чутья, на которое как раз и жаловались некоторые командиры полков. Кстати, в школе собак кормили преимущественно сырым мясом.
Однако в целом командование дивизий и армий ЮгоЗападного фронта положительно оценивало возможности использования четвероногих воинов, придя к выводу: «Сторожевые собаки, присланные из специальной школы проводников, приносят несомненную пользу» или «ввиду ограниченного числа хороших сторожевых собак в полках армии опыт их применения для целей разведывательной и сторожевой службы мал, но по отзывам строевых начальников они полезны и желательны». За период с осени 1915 г. по май 1916 г. из находившихся на фронте собак убита была всего одна и еще одна ранена.
Эти эксперименты на Юго-Западном фронте заставили Ставку Главковерха задуматься об оснащении собаками всей действующей армии. Из штаба Главковерха была направлена телеграмма, в которой у командующих и начальников штабов армий и корпусов требовался отзыв о пользе применения собак, а также об их желательном количестве в полках. Вскоре Ставка получила рапорта, в которых сообщалось, что по мнению большинства войсковых начальников необходимо организовать полковые команды — по 8 собак в пехотном полку и по 6 — в кавалерийском.
В начале осени 1916 г., когда линия фронта после наступления русских армий стабилизировалась и позиции приобрели свой привычный вид, в школу военных сторожевых и санитарных собак начали поступать многочисленные рапорты от командования полков и дивизий о выделении собак для несения охранной службы. По утвержденным Ставкой штатам войскам фронта были необходимы около 2000 собак, но таким количеством школа просто не располагала, ее вольеры позволяли принять лишь 300350 четвероногих питомцев. Кроме того, перед школой встала проблема комплектования: зимой 1915 г. и весной 1916 г. в ней проходили обучение собаки из полицейских управлений и подаренные хозяевами, но к лету этот источник иссяк, поэтому начальник школы предложил командованию фронта провести реквизицию собак, пригодных к несению военной службы. Впрочем, реквизицией, это можно было назвать лишь условно, поскольку князь Щербатов считал необходимым «реквизировать» недрессированных собак по цене 2545 рублей, а дрессированных — по 60125 рублей. Наиболее соответствующими боевым условиям он считал добермана, эрдельтерьера, ротвейлера и овчарку.
К сожалению, невозможно проследить дальнейшую деятельность школы и ее судьбу, равно как и деятельность питомцев школы до развала русской армии. Вероятно, полки и дивизии Юго-Западного фронта так и не получили необходимого количества собак.
В заключение стоит упомянуть о любопытном проекте господина В.П.Приклонского, предлагавшего использовать собак в качестве движущихся мин. По его замыслу они должны были нести на себе (или везти на тележке) груз взрывчатки для разрушения проволочных заграждений и укреплений полевого типа. Взрыв производил бы находящийся в укрытии проводник. Кроме этого Приклонский планировал снабжать собак минами с часовым механизмом для уничтожения неприятельских штабов и пунктов управления войсками. Против такого использования собак выступил начальник школы князь Щербатов, который считал, что подобные действия, особенно уничтожение штабов крайне затруднительны и не приведут к значительным успехам.


СОБАКИ В КРАСНОЙ АРМИИ

Вскоре после окончания Гражданской войны руководство Красной Армии решило всерьез заняться мобилизацией на борьбу с потенциальным противником всех ресурсов страны. Не были забыты и собаки. При этом спектр их военных профессий значительно возрос.
В середине 20х гг. школы по подготовке собак для санитарной и караульной службы и службы связи, а также инструкторов собаководов были созданы в большинстве военных округов. Несмотря на разнообразие природных и климатических условий, в большинстве округов основной «живой силой» были немецкие овчарки. Кроме них использовались и другие породы: в питомнике Кавказской Красной Армии главной караульной породой были кавказские овчарки, а для передачи донесений использовались доберманы; в Северокавказском, Приволжском и Украинском ВО разводили южнорусских овчарок, а в Сибирском ВО предпочитали лаек, предназначенных для буксировки по снегу пулеметов, установленных на лыжи. Это были основные породы, хотя до 1932 г. в отдельных питомниках обучались и ротвейлеры, и сенбернары, и водолазы, и колли, и эрдельтерьеры. Как правило, при каждом питомнике содержался десяток другой охотничьих собак: сеттеров, пойнтеров и гончих, так как многие красные командиры, особенно высшее звено были страстными охотниками. Впрочем, некоторые из них любили и служебных собак. Например, приказы школы питомника военных собак Кавказской Красной Армии пестрят фразами: «Исключить с довольствия одного щенка доберман-пинчера (сучонку), переданную начальнику Политуправления ККА товарищу Иппо». Просмотр документов подобных школ Московского, Белорусского и Приволжского округов показывает, что дарение щенков высшим чинам было довольно распространенным явлением.
Однако собак передавали и в другие заведения. Например 17 марта 1931 г. начальник школы военных собак Кавказской Красной Армии Павловский отдал следующий приказ: «Исключить из списков и довольствия одну собаку породы немецкая овчарка по кличке «Фугас», как непригодную к дрессировке и переданную в Наркомвнудел». А еще через месяц из-под его пера выпорхнул другой шедевр: на этот раз с довольствия сняли «двух собак породы доберман, кобелей под кличками «Вотан» и «Чарли», и переданных в питомник ЗакГПУ как слишком злобных».
В первые годы существования окружных школ служебного собаководства жизнь четвероногих курсантов была вполне сносной, поскольку НЭП наполнил рынок недорогим мясом и крупой и, как правило, собаки получали полагавшиеся им 400 граммов мяса и мясопродуктов в день. Беременные и щенные суки получали усиленный паек и свежее мясо. Дисциплина среди курсантов красноармейцев этих школ была достаточно жесткой. По крайней мере ни в одной из них не было зарегистрировано попыток переложить часть собачьего пайка (мясо, гречневая и пшенная каши) в собственный котел. Правда, повара и вольнонаемные рабочие по уходу за собаками были не без греха: «при осмотре собак обнаружено большое количество худых собак и щенят, несмотря на то, что крупа и мясо отпускаются вполне кондиционные и в достаточном количестве. Но недостаточно чувство ответственности поваров и рабочих собачьей кухни». Другим приказом курсантам предписывалось «следить, чтобы после кормежки морды у собак протирались чистыми тряпками и глаза промывались не менее 2 раз в день».
Распорядок курсантского и собачьего дня предусматривал трехразовое питание и выгул (примерно по 1,5 часа), трехчасовые учебные занятия, обязательный еженедельный осмотр ветеринаром. Во время выгула командиры следили, чтобы собаки не просто ходили и бегали, но и повторяли полученные навыки. За то, что «на утреннем выгуле собаки выгуливаются вяло, имеют печальный вид, а курсанты не пытаются развеселить их», командир подразделения получил наряд вне очереди. Также курсантам и командирам поручался контроль за половой жизнью питомцев: «наблюдаются случайные вязки, что происходит благодаря невнимательному отношению курсантов и недосмотру инструкторов за началом и окончанием пустовки, что выводит собак из строя на 12 месяца. Приказываю: положить конец подобным позорным явлениям и в дальнейшем буду за случайные вязки привлекать к ответственности вплоть до дисциплинарной и материальной».
Командование школ строго следило, чтобы курсанты хорошо обращались со своими питомцами: так, курсант избивавший свою собаку на глазах у товарищей получил не только «внушение» от них, но и 10 суток строгого ареста; другой, бросавший щенков в воду — 20 суток строгого ареста за «недопустимость подобного отношения к собаке, которая является новейшей техникой связи, к сбережению которой следует относиться как к сбережению оружия».
Жизнь в школах служебного собаководства зависела от того, что происходило в стране. Колхозное строительство конца 20х — начала 30х гг. привело к резкому сокращению поголовья скота, всего сельскохозяйственного производства и, как следствие, количественному уменьшению и качественному ухудшению рациона.
Как указывалось в направленном в Ветеринарное управление Красной Армии докладе школы питомника Ленинградского округа: «практикуется кормление собак трупами лошадей ввиду того, что невозможно приобрести необходимые продукты на рынке». Нечто подобное сообщал и начальник школы Сибирского ВО: «Собаки размещались по отдельным камерам в двух зданиях, служивших ранее карцерами дисциплинарного батальона. Добрая половина содержалась зимой в будках на привязи. Кормились собаки в течение года чрезвычайно однообразно. Полужидкая овсяная (гречневая) каша на мясном бульоне. Мясное довольствие состояло из мяса плохого сорта и такого же качества. Сюда шли коровьи головы, ливера, требушины... В сыром виде собаки не получали никакого корма и это обстоятельство дурно сказывалось на взрослых собаках. Зарегистрированные случаи импотенции кобелей и сук мы не могли объяснить ничем иным, как только авитаминозом...».
В результате собаки нередко голодали, особенно попав в подразделения связи стрелковых частей, где их кормили всего один раз в день, как отмечалось в донесении начальника войск связи Приволжского ВО: «Собаки исхудали, во время занятий бегают отыскивать мослы, выходят из повиновения, теряют навыки, приобретенные в школе... Плохое положение собак в частях усугубляется тем, что начальники различных степеней не верят в возможность эффективного их применения. Одному из лиц начсостава 34й стрелковой дивизии была придана собака для посылки и передачи донесений. Вместо этого он посылает собаку обратно к начальнику связи с запиской: «Пришли мне со своим псом кило пшеничного хлеба, я проверю, съест он его дорогой или нет».
Печальна была судьба собак, отдавших службе лучшие годы жизни. Если пограничникам частенько разрешали забирать состарившихся псов домой, то, например, в школе Московского округа их, «негодных к дальнейшему использованию собак пород эрдельтерьер, немецкая овчарка, кавказская овчарка приказываю передать в Козельскую контору «Союзпушнины» для уничтожения».
В начале 30х гг. в Красной Армии проводились разработки операций в глубоком тылу противника, в ходе которых важная роль отводилась диверсионным подразделениям, которые должны были дезорганизовать снабжение и управление. Наверное поэтому в конце декабря 1934 г. и начале января 1935 г. в районе Монино проводились испытания собак, обученных для диверсионной деятельности. По замыслу собаки, сброшенные с парашютом в специально сконструированных коробах, должны были доставить взрывчатку, которая находилась в седлах на спине, к бензоцистернам, на полотно железной дороги или к самолетам противника. При этом четвероногие не были смертниками, поскольку механизм седла состоял из бойка с пружиной, воздействующего на капсюль и механизма, воздействующего на шпильки, с помощью которых собака освобождалась от седла.
Первое испытание проводилось по самолетам на аэродроме: «две собаки породы немецкая овчарка, сброшенные с 300 метров, после раскрытия коробов уверенно пошли на цель. Альма немедленно сбросила седло рядом с целью, Арго не сумел сбросить изза неисправности механизма». На следующий день, сброшенные с той же высоты две овчарки, преодолев 400 метров по глубокому снегу за 35 секунд, сбросили седла со взрывчаткой на железнодорожное полотно. При этом они проявляли высокую сообразительность: «у собаки Нелли после освобождения из короба седло упало на землю, но Нелли подхватила седло зубами и донесла до самолета»*.
Руководитель испытаний, заместитель начальника Штаба ВВС Красной Армии Лавров, в своем докладе, направленном 4 января 1935 г. М.Н.Тухачевскому, Я.И.Алкснису и А.И.Егорову писал:
«Проведенные испытания показали пригодность программы подготовки собак... для выполнения следующих актов диверсионного порядка в тылу противника:
подрывы отдельных участков железнодорожных мостов и железнодорожного полотна, разных сооружений, автобронетанковых средств и т.д.;
поджоги строений, складов, хранилищ жидких горючих веществ, нефтяных приисков, железнодорожных станций, штабов и правительственных учреждений;
отравлению при помощи сбрасывания устройств с отравляющими веществами водоемов; скота и местности, когда сама собака является источником заразы, возможное распространение эпидемий.
Полагал бы целесообразным... организовать в 1935 г. школу Особого Назначения, доведя количество подготовленных людей до 500, а собак до 10001200...
В целях предварительной охраны наших объектов оборонного значения от диверсионных собак теперь же дать директивные указания приграничным военным округам уничтожать собак в любом месте их появления, особенно в районе аэродромов, складов, железнодорожных линий и бензохранилищ...».
Чуть позже, в конце марта 1935 г. на Научно-исследовательском Автобронетанковом полигоне в Кубинке прошли испытания собак — истребителей танков и приспособлений для защиты последних от действий четвероногих мин. В принципе, собака могла уцелеть: для подрыва танка использовалось вышеописанное седло, но в реальности (собака, как правило, заползала с взрывчаткой под танк) шанс на спасение был близок к нулю.
Попытки использовать собак в качестве противотанкового средства предпринимались и раньше: в 193132 г. в школе служебного собаководства Приволжского ВО в Ульяновске, в Саратовской бронетанковой школе и лагерях 57й стрелковой дивизии; в Кубинке также проверялись и приспособления для защиты танков от собачьих атак. Для того, чтобы оградить бронированные машины от подлезания снизу и броска на лобовую броню, были использованы сетки, но псы после неудачной попытки обходили это препятствие сбоку. Пулеметный огонь не всегда оказывался действенным: подползавшие собаки иногда оставались незаметными для механика водителя, кроме того у него было слишком мало времени, чтобы поразить своего противника до того момента, когда тот оказывался в «мертвом» пространстве пулемета.
В итоге было рекомендовано следующее приспособление: «Передняя сетка с металлическими шипами внизу, препятствующая подлезанию под днище танка и верхними шипами на сетке и броне, предохраняющая от прыжка на танк». Однако такое сооружение не было принято на вооружение: шипы внизу сетки уменьшали скорость, особенно по рыхлой почве, а те, что были непосредственно на корпусе могли стать причиной гибели экипажа в случае необходимости покинуть машину. Поэтому самым эффективным средством защиты оставались стремительный маневр и огонь: при испытаниях выяснилось, что при перемене направления движения танка большинство собак отходит в сторону. Действенным было сопровождение обыкновенных танков огнеметными, залпы которых также распугивали почти всех боевых собак, хотя находились и такие, что продолжали бросаться на танк даже после того, как были опалены огнеметной струей.
Результатом экспериментов по использованию собак стал доклад начальника Центральной школы связи Н.Н.Черепенина о необходимости создания специальной школы, которая готовила бы собак диверсантов и собак — истребителей танков, а также их вожатых.
Впоследствии связные, санитарные и розыскные собаки активно использовались на советско-финляндской войне, но пик их активного применения пришелся на годы Великой Отечественной войны.
В эти годы на фронте находились около 60 тысяч четвероногих бойцов.
Собаки — истребители танков вывели из строя более 300 единиц бронетехники противника. Собаки инженерно-саперной службы использовались в 2 отдельных полках, 19 батальонах и 29 ротах; с их участием было обезврежено более 4 миллионов мин и фугасов. 36 батальонов и 69 взводов нартовых упряжек были сформированы в годы войны. Когда под вражеским огнем невозможно было доставить боеприпасы, собаки, служившие в этих подразделениях, подтаскивали патроны и малокалиберные снаряды. Почти 700 тысяч раненых красноармейцев и командиров было вывезено с поля боя четвероногими санитарами.
За боевые подвиги многие вожатые собак минеров, санитаров и истребителей танков получили боевые награды, а те, кто повинуясь рефлексу повиновения, лез в самое пекло, в лучшем случае получали кусок сахара или ломоть хлеба, ведь рацион красноармейца был куда скромнее, чем паек русского солдата времен 1й Мировой войны.

Сержант №8, стр. 45-47
Источник: http://sergtfnt.genstab.ru/
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 04, 2007 10:52    Заголовок сообщения: цитировать

Человек очень давно оценил полезные качества собаки и стал использовать ее во многих видах своей жизнедеятельности.
Применение собаки в военном деле сначала ограничивалось только несением караульной службы или для непосредственного нападения на противника.
Исторические памятники свидетельствуют, что еще за 4600 лет до нашей эры собак использовали для охраны крепостей. При малейшем шорохе собаки будили стражу громким лаем.
На египетских памятниках встречаются изображения стрелков из лука с сопровождающими их собаками, применявшимися для нападения и преследования. Для нападения на противника и несения сторожевой службы собак использовали древние римляне, гунны, кельты и тевтоны. В военных целях собаки продолжали использоваться и в средние века. Собак, сопровождавших обозы и транспорт, одевали в специальные панцири с остриями для защиты. Во время войны Испании и Франции в составе испанских войск было 4000 собак, которые при сражении у города Валенсии оказали решающее значение.
С появлением огнестрельного оружия роль собаки как средства нападения на врага уменьшилась, но по мере развития военного дела находились все новые виды применения собак как вспомогательного средства. ДАЛЕЕ Человек очень давно оценил полезные качества собаки и стал использовать ее во многих видах своей жизнедеятельности.
Применение собаки в военном деле сначала ограничивалось только несением караульной службы или для непосредственного нападения на противника.
Исторические памятники свидетельствуют, что еще за 4600 лет до нашей эры собак использовали для охраны крепостей. При малейшем шорохе собаки будили стражу громким лаем.
На египетских памятниках встречаются изображения стрелков из лука с сопровождающими их собаками, применявшимися для нападения и преследования. Для нападения на противника и несения сторожевой службы собак использовали древние римляне, гунны, кельты и тевтоны. В военных целях собаки продолжали использоваться и в средние века. Собак, сопровождавших обозы и транспорт, одевали в специальные панцири с остриями для защиты. Во время войны Испании и Франции в составе испанских войск было 4000 собак, которые при сражении у города Валенсии оказали решающее значение.
С появлением огнестрельного оружия роль собаки как средства нападения на врага уменьшилась, но по мере развития военного дела находились все новые виды применения собак как вспомогательного средства. ДАЛЕЕ Человек очень давно оценил полезные качества собаки и стал использовать ее во многих видах своей жизнедеятельности.
Применение собаки в военном деле сначала ограничивалось только несением караульной службы или для непосредственного нападения на противника.
Исторические памятники свидетельствуют, что еще за 4600 лет до нашей эры собак использовали для охраны крепостей. При малейшем шорохе собаки будили стражу громким лаем.
На египетских памятниках встречаются изображения стрелков из лука с сопровождающими их собаками, применявшимися для нападения и преследования. Для нападения на противника и несения сторожевой службы собак использовали древние римляне, гунны, кельты и тевтоны. В военных целях собаки продолжали использоваться и в средние века. Собак, сопровождавших обозы и транспорт, одевали в специальные панцири с остриями для защиты. Во время войны Испании и Франции в составе испанских войск было 4000 собак, которые при сражении у города Валенсии оказали решающее значение.
С появлением огнестрельного оружия роль собаки как средства нападения на врага уменьшилась, но по мере развития военного дела находились все новые виды применения собак как вспомогательного средства.
Появились собаки связные, подносчики боезапасов, санитары и т.д. Быстрота передвижения, обоняние, слух, неприхотливость и выносливость - все эти качества получили высокую оценку в военном деле.
На Руси, где охота всегда считалась и развлечением, и промыслом, собаководство имеет древние и глубокие корни.
Служебное собаководство значительно моложе. Начало использования собак на розыскной службе относится к далекому прошлому. Розыскную собаку (ищейку) начали применять в России в пятидесятых годах XIX века. Этот период можно отнести к стихийному разведению и применению собак на государственной службе.
Непосредственную организацию розыскной службы собак можно считатать с 1906 года. Становление непосредсвенно служебного собаководства начинается в 1908 году. Тогда в России было организовано <<Общество поощрения и применения собак в полицейской и сторожевой службе>>. Это общество объединяло несколько сотен членов, в том числе, полицейских, жандармов и высших чиновников. Вплоть до Октябрьской революции руководство подготовкой специалистов служебного собаководства в России було сосредоточено в этом обществе. В школах этого общества готовили проводников розыскных собак, и через несколько лет, в 1911 г. уже более чем в 60 городах имелись служебные собаки розыскной и обходно-сторожевой службах. В Петербурге, Варшаве, Ташкенте, Владивостоке, Пскове и других городах откравается ряд специальных школ и питомников.
Началось и серьезное использование собак в армии. В 1912 г. в Измайловском гвардейском пехотном полку был организован первый в России питомник военно-полевых собак. Через год небольшие питомники военных собак были почти во всех гвардейских пехотных полках.
В войну 1914 г. в русской армии было всего около 300 собак. В Германии работа по использованию собак в военном деле началась в 1884 г. В основном собак готовили для сторожевой, караульной и санитарной служб. В войну 1914 г. германская армия имела около 30000 хорошо подготовленных собак (в начале войны их насчитывалось около 5000). Союзники России за время вой ны подготовили около 10000 собак, которые несли, главным образом службу связи. Опыт первой мировой войны показал, что служебные собаки могут приносить существенную пользу в военном деле. Проигравшая войну Германия должна была передать странам-союзникам несколько тысяч служебных собак.
Официальное служебное собаководство в СССР началось со дня изданияприказа РВС СССР от 23 августа 1924 г. В нем указывалось: <<В целях проведения опытов по применению собак в военном деле организовать опытные питомники-школы военных и спортивных собак в частях РККА>>. Так при Высшей стрелково- тактической школе <<ВЫСТРЕЛ>> был создан Центральный учебно-опытный питомник-школа военных и спортивных собак. Позднее на этой базе была сформирована Центральная школа военного собаководства.
Большую помощь в предвоенные годы и в годы Великой Отечественной войны по массовому разведению в стране служебных собак, подготовке кадров по служебному собаководству оказали клубы ОСОАВИАХИМа (позднее ДОСААФ СССР, ныне РОСТО (ДОСААФ). В 1931 г. журнал <<Собаководство>> (издание ОСОАВИХИМа) писал - <<...область служебного собаководства - одна из многих задач ОСОАВИАХИМа. В ней наметились и уже достигнуты известные успехи. Однако именно эта область работы особенно требует к себе пристального внимания...>>
С первых дней войны (1941-1945гг.) члены клубов служебного собаководства начали массовую передачу собак в Советскую Армию. Клубы были основными поставщиками служебных собак для восполнения их потерь и формирования новых частей. За годы войны Московский областной клуб служебного собаководства передал в армию 7890 собак, Московский городской и Рыбнинский клубы-около 6000 собак каждый.
В начальный, самый трудный период войны, при Центральной школе военного собаководства были сформированы и обучены специальные подразделения с использованием собак-истребителей танков. Этот вид боевого применения собак был разработан еще в 1931 г., по предложению слушателя курсов военного собаководства Шошина. Всего за годы войны спецподразделениями Красной Армии было выведено из строя более 300 танков врага. Хотя эти потери противника сравнительно невелики, но если учесть, что они приходятся на самые тяжелые для Красной Армии периоды войны-оборону Москвы и Сталинграда, то их значение возрастает.
<<Еще живы в памяти людей ужасы последней войны... И как всегда, в суровое время встали рядом с человеком его преданные собаки. Они шли, а вернее, бежали в стремительную атаку по снегу, везя лыжников-бойцов, пулеметы, боеприпасы. ...со взрывчаткой на спине кидались дрессированные собаки под гусеницы металлических громад, и страшные танковые атаки фашистов захлебывались... Бывали случаи, когда вражеские танкисты, зная, чем грозит встреча с собакой-подрывником, давали полный ход назад, стремясь убежать от смертельной опасности. Очевидцырассказывали, как смотрелась со стороны такая сцена: огромный танк пятится, отстреливаясь из пулемета от бегущей к нему собачонки!>>
В тылу врага, там, где не могли пройти люди, проходили собаки со взрывчаткой, и взлетали на воздух склады, эшелоны, военная техника. Собаки-связисты под пулями тянули провода, несли донесения... Тысячи жизней спасли собаки-санитары, разыскивая раненых и вывозя их с передовой.
К 1944 г. в нашей армии было 60 тыс. собак. Они уничтожили более 300 вражеских танков, обнаружили 4 млн. мин, вывезли с поля боя 680 тыс. раненных...
Многие ветераны военного собаководства после окончания войны продолжали служить в войсках, трудились в народном хозяйстве и внесли большой вклад в дело восстановления и развития собаководства в стране, активно помогали клубам служебного собаководства ОСОАВИАХИМ-ДОСААФ. Среди них были такие известные специалисты служебного собаководства как Медведев, Мазовер, Орлов, Орехов и другие.
Для решения проблем в служебном собаководстве и эффективного управления клубами Центральный Комитет ДОСААФ СССР создал Центральный клуб служебного собаководства. ЦКСС ДОСААФ СССР (ныне ЦКСС РОСТО) решает три основных задачи: спортивно-дрессировочную, служебно-дрессировочную и зоотехническую.
ЦКСС разработал и внедрил Правила, Положения и более 30 регламентирующих документов по служебному собаководству. Уделялось большое значение развитию спорта, чему в немалой степени способствовал выпуск в 1978 г. Правил соревнований, которые в дальнейшем развивались и совершенствовались. Важным этапом в развитии спорта с применением служебных собак стало постановление Комитета по физической культуре и спорту при СМ СССР №7 от 5 июля 1979 г. о включении летнего многоборья со служебными собаками в Единую Всесоюзную Спортивную Классификацию с правом присвоения <<Мастер спорта СССР>>.
ЦКСС постоянно поддерживает и укрепляет связи с научными центрами по зоотехнии и ветеренарии: академиями им. Тимирязева и им. Скрябина, ВСХИЗО, био-факультетом МГУ, Пермским НИИ МВД РФ, институтами физической культуры и спорта. Это позволяет ЦКСС успешно заниматься разработкой методических рекомендаций по разведению, содержанию и использованию собак служебных пород и учебной работой по подготовке специалистов в области собаководства и дрессировки. При этом, ЦКСС РОСТО имеет гос. лицензию министерства Образования РФ на право ведения учебной работы. Постоянно проводятся курсы по подготовке инструкторов и экспертов в области собаководства, курсы хэндлеров, семинары повышения квалификации для кермастеров, зоотехников и начальников клубов.
Ввиду специфики применения служебных собак, ЦКСС РОСТО поддерживает деловые отношения с кинологическими службами МО РФ, МВД, МЧС, ФПС, ГУИН МЮ, ГТК, которым оказывает методическую и информационную помощь, помогает и активно участвует в проведении соревнований этих ведомств. Такая практическая связь на основе спортивных мероприятий дает результаты в деле пропоганды служебного собаководства, патриотического воспитания молодежи.
Для лучшей подготовки юношей к службе в ВС РФ Центральный клуб организовал ежегодные всероссийские сборы допризывной молодежи, на которых будущие защитники Отечества под руководством опытных офицеров и педагогов проходят специальную подготовку по кинологическому профилю, постигают азы воинской службы, занимаются спортом. Такая подготовка способствует лучшей адаптации юношей к армейским условиям и является хорошей основой для целевого призыва на действительную военную службу. Допризывники, прошедшие такие сборы сами изъявляют желание проходить службу в кинологических подразделениях, они не только готовы к ее специфике, но и с любовью относятся к трудным задачам военного собаководства. НАЗАД Появились собаки связные, подносчики боезапасов, санитары и т.д. Быстрота передвижения, обоняние, слух, неприхотливость и выносливость - все эти качества получили высокую оценку в военном деле.
На Руси, где охота всегда считалась и развлечением, и промыслом, собаководство имеет древние и глубокие корни.
Служебное собаководство значительно моложе. Начало использования собак на розыскной службе относится к далекому прошлому. Розыскную собаку (ищейку) начали применять в России в пятидесятых годах XIX века. Этот период можно отнести к стихийному разведению и применению собак на государственной службе.
Непосредственную организацию розыскной службы собак можно считатать с 1906 года. Становление непосредсвенно служебного собаководства начинается в 1908 году. Тогда в России было организовано <<Общество поощрения и применения собак в полицейской и сторожевой службе>>. Это общество объединяло несколько сотен членов, в том числе, полицейских, жандармов и высших чиновников. Вплоть до Октябрьской революции руководство подготовкой специалистов служебного собаководства в России було сосредоточено в этом обществе. В школах этого общества готовили проводников розыскных собак, и через несколько лет, в 1911 г. уже более чем в 60 городах имелись служебные собаки розыскной и обходно-сторожевой службах. В Петербурге, Варшаве, Ташкенте, Владивостоке, Пскове и других городах откравается ряд специальных школ и питомников.
Началось и серьезное использование собак в армии. В 1912 г. в Измайловском гвардейском пехотном полку был организован первый в России питомник военно-полевых собак. Через год небольшие питомники военных собак были почти во всех гвардейских пехотных полках.
В войну 1914 г. в русской армии было всего около 300 собак. В Германии работа по использованию собак в военном деле началась в 1884 г. В основном собак готовили для сторожевой, караульной и санитарной служб. В войну 1914 г. германская армия имела около 30000 хорошо подготовленных собак (в начале войны их насчитывалось около 5000). Союзники России за время вой ны подготовили около 10000 собак, которые несли, главным образом службу связи. Опыт первой мировой войны показал, что служебные собаки могут приносить существенную пользу в военном деле. Проигравшая войну Германия должна была передать странам-союзникам несколько тысяч служебных собак.
Официальное служебное собаководство в СССР началось со дня изданияприказа РВС СССР от 23 августа 1924 г. В нем указывалось: <<В целях проведения опытов по применению собак в военном деле организовать опытные питомники-школы военных и спортивных собак в частях РККА>>. Так при Высшей стрелково- тактической школе <<ВЫСТРЕЛ>> был создан Центральный учебно-опытный питомник-школа военных и спортивных собак. Позднее на этой базе была сформирована Центральная школа военного собаководства.
Большую помощь в предвоенные годы и в годы Великой Отечественной войны по массовому разведению в стране служебных собак, подготовке кадров по служебному собаководству оказали клубы ОСОАВИАХИМа (позднее ДОСААФ СССР, ныне РОСТО (ДОСААФ). В 1931 г. журнал <<Собаководство>> (издание ОСОАВИХИМа) писал - <<...область служебного собаководства - одна из многих задач ОСОАВИАХИМа. В ней наметились и уже достигнуты известные успехи. Однако именно эта область работы особенно требует к себе пристального внимания...>>
С первых дней войны (1941-1945гг.) члены клубов служебного собаководства начали массовую передачу собак в Советскую Армию. Клубы были основными поставщиками служебных собак для восполнения их потерь и формирования новых частей. За годы войны Московский областной клуб служебного собаководства передал в армию 7890 собак, Московский городской и Рыбнинский клубы-около 6000 собак каждый.
В начальный, самый трудный период войны, при Центральной школе военного собаководства были сформированы и обучены специальные подразделения с использованием собак-истребителей танков. Этот вид боевого применения собак был разработан еще в 1931 г., по предложению слушателя курсов военного собаководства Шошина. Всего за годы войны спецподразделениями Красной Армии было выведено из строя более 300 танков врага. Хотя эти потери противника сравнительно невелики, но если учесть, что они приходятся на самые тяжелые для Красной Армии периоды войны-оборону Москвы и Сталинграда, то их значение возрастает.
<<Еще живы в памяти людей ужасы последней войны... И как всегда, в суровое время встали рядом с человеком его преданные собаки. Они шли, а вернее, бежали в стремительную атаку по снегу, везя лыжников-бойцов, пулеметы, боеприпасы. ...со взрывчаткой на спине кидались дрессированные собаки под гусеницы металлических громад, и страшные танковые атаки фашистов захлебывались... Бывали случаи, когда вражеские танкисты, зная, чем грозит встреча с собакой-подрывником, давали полный ход назад, стремясь убежать от смертельной опасности. Очевидцырассказывали, как смотрелась со стороны такая сцена: огромный танк пятится, отстреливаясь из пулемета от бегущей к нему собачонки!>>
В тылу врага, там, где не могли пройти люди, проходили собаки со взрывчаткой, и взлетали на воздух склады, эшелоны, военная техника. Собаки-связисты под пулями тянули провода, несли донесения... Тысячи жизней спасли собаки-санитары, разыскивая раненых и вывозя их с передовой.
К 1944 г. в нашей армии было 60 тыс. собак. Они уничтожили более 300 вражеских танков, обнаружили 4 млн. мин, вывезли с поля боя 680 тыс. раненных...
Многие ветераны военного собаководства после окончания войны продолжали служить в войсках, трудились в народном хозяйстве и внесли большой вклад в дело восстановления и развития собаководства в стране, активно помогали клубам служебного собаководства ОСОАВИАХИМ-ДОСААФ. Среди них были такие известные специалисты служебного собаководства как Медведев, Мазовер, Орлов, Орехов и другие.
Для решения проблем в служебном собаководстве и эффективного управления клубами Центральный Комитет ДОСААФ СССР создал Центральный клуб служебного собаководства. ЦКСС ДОСААФ СССР (ныне ЦКСС РОСТО) решает три основных задачи: спортивно-дрессировочную, служебно-дрессировочную и зоотехническую.
ЦКСС разработал и внедрил Правила, Положения и более 30 регламентирующих документов по служебному собаководству. Уделялось большое значение развитию спорта, чему в немалой степени способствовал выпуск в 1978 г. Правил соревнований, которые в дальнейшем развивались и совершенствовались. Важным этапом в развитии спорта с применением служебных собак стало постановление Комитета по физической культуре и спорту при СМ СССР №7 от 5 июля 1979 г. о включении летнего многоборья со служебными собаками в Единую Всесоюзную Спортивную Классификацию с правом присвоения <<Мастер спорта СССР>>.
ЦКСС постоянно поддерживает и укрепляет связи с научными центрами по зоотехнии и ветеренарии: академиями им. Тимирязева и им. Скрябина, ВСХИЗО, био-факультетом МГУ, Пермским НИИ МВД РФ, институтами физической культуры и спорта. Это позволяет ЦКСС успешно заниматься разработкой методических рекомендаций по разведению, содержанию и использованию собак служебных пород и учебной работой по подготовке специалистов в области собаководства и дрессировки. При этом, ЦКСС РОСТО имеет гос. лицензию министерства Образования РФ на право ведения учебной работы. Постоянно проводятся курсы по подготовке инструкторов и экспертов в области собаководства, курсы хэндлеров, семинары повышения квалификации для кермастеров, зоотехников и начальников клубов.
Ввиду специфики применения служебных собак, ЦКСС РОСТО поддерживает деловые отношения с кинологическими службами МО РФ, МВД, МЧС, ФПС, ГУИН МЮ, ГТК, которым оказывает методическую и информационную помощь, помогает и активно участвует в проведении соревнований этих ведомств. Такая практическая связь на основе спортивных мероприятий дает результаты в деле пропоганды служебного собаководства, патриотического воспитания молодежи.
Для лучшей подготовки юношей к службе в ВС РФ Центральный клуб организовал ежегодные всероссийские сборы допризывной молодежи, на которых будущие защитники Отечества под руководством опытных офицеров и педагогов проходят специальную подготовку по кинологическому профилю, постигают азы воинской службы, занимаются спортом. Такая подготовка способствует лучшей адаптации юношей к армейским условиям и является хорошей основой для целевого призыва на действительную военную службу. Допризывники, прошедшие такие сборы сами изъявляют желание проходить службу в кинологических подразделениях, они не только готовы к ее специфике, но и с любовью относятся к трудным задачам военного собаководства.

Источник: http://dog-rosto.narod.ru/nexthist1.htm
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 04, 2007 10:56    Заголовок сообщения: цитировать

Собачья служба
О помощи собаки человеку в погонах написана не одна книга и снят не один фильм. Однако, большинство их посвящены нашим четвероногим друзьям (впрочем, нарушителям закона они таковыми не кажутся) преследующим нарушителей границы или воров и грабителей. В последнее время большую популярность приобрели таможенные спаниели и лабрадоры-спасатели. Однако, за всем этим забывается, что у служебной собаки есть масса малоизвестных военных специальностей.

ГАЛИЦИЯ - ПЕРВЫЙ СЛЕД

Об участии собак в сражениях русско-японской войны с обеих сторон автор этой статьи сведений не нашел. Однако в период первой мировой применение четвероногих санитаров, сторожей и связистов стало массовым явлением во многих воюющих армиях.
Причины тому были просты: через полгода после ее начала линии противостояния, протянувшиеся по всей Европе, ощетинились проволочными заграждениями и прикрылись минными полями. Однако разведчики ( или охотники, как их называли в то время) стали бесшумно преодолевать их, выявляя ценные сведения о неприятельском расположении и унося с собой крепко завязанных “языков”.
В этой ситуации в германской и австро-венгерской армиях для борьбы с такими вылазками стали использовать сторожевых собак: овчарок и ротвейлеров, которые если не слышали перемещений, то чувствовали приближение людей к линиям окопов и предупреждали об опасности своих проводников, которые поднимали тревогу, после чего дальнейшие действия разведчиков были невозможны.
Союзники России по Антанте также использовали сторожевых, связных и санитарных собак, причем англичане догадались поставить в строй не только эрдель-терьеров и колли, но и бассет-хаундов (последних, правда, пришлось отчислить ввиду сибаритских наклонностей и недисциплинированности).
В этой ситуации командование войсками нашего Юго-Западного фронта решило организовать подобную службу в полках передовой линии. Организатором "Школы военных сторожевых и санитарных собак", созданной в апреле 1915-го в столице Галиции Львове, стал статский советник Лебедев, до этого пост, бывший начальником отдела эвакуации в военно-санитарном управлении фронта. Дилетант - скажут некоторые. Однако до войны в течение 6 лет этот человек на добровольных началах занимался дрессировкой в школе полицейских собак. В первое время статский советник Лебедев, используя свои связи в департаменте полиции, старался привлечь в свои школы полицейских собак вместе с их дрессировщиками из польских губерний, занятых германскими войсками. Однако весной 1915 года занятия прекратились, не успев начаться: начавшееся германо-австрийское наступление заставило эвакуировать школу из Львова в Киев. Достаточно сказать, что с июня до второй половины августа не осталось никаких документов школы, свидетельствующих о ее деятельности.
В Киеве произошла смена руководства школы: 14 августа 1915 года на должность заведующего был назначен штаб-ротмистр князь Щербатов, который был не только страстным охотником, но и боевым офицером: до этого он почти непрерывно находился на передовой: в первый год войны он получил за боевые отличия ордена Анны 4-й степени с надписью "За храбрость", Станислава 3-й и 2-й степеней с мечами и бантом и Владимира 4-й степени с мечами и бантом.
9 сентября штат "Школы военных сторожевых и санитарных собак” был утвержден главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта, тогда же появилось первое отечественное наставление по использованию собак в армии, гласившее: "При надлежащем отношении и хорошем обучении собака может стать незаменимым помощником в секрете на передовой линии, для обнаружения неприятельских разведывательных и подрывных партий, для передачи донесений в случаях порыва телефонной связи под сильным вражеским огнем и для поиска и вытаскивания с поля боя раненых воинов".
Уже очень скоро - 23 сентября первые 12 четвероногих выпускников вместе с вожатыми отбыли в войска. В числе первых собаки попали в 12 Гусарский Ахтырский полк, Кабардинский конный полк, 136 Таганрогский и 145 Новочеркасский пехотные полки. С этого момента деятельность школы приобрела более регулярный характер. В ее штате числились 8 инструкторов и 109 нижних чинов, из которых 50-70 человек обучались обращению с собаками. Численность курсантов зависела от количества имеющихся животных.
Согласно положению в школу зачислялись грамотные нижние чины из охотничьих команд пехотных и кавалерийских полков. Инструкторами стали полицейские унтер-офицеры, эвакуированные из оккупированных губерний, работавшие с розыскными собаками, и дрессировщик Северо-Кавказской железной дороги Александр Лейземнек.
Помимо полицейских собак в школу поступали животные, добровольно переданные хозяевами (наверное, изрядно им надоевшие). В сентябре 1916 в школе числились 97 собак, из них 37 среднеевропейских овчарок (видимо, переименованных по патриотическим соображениям немецких), 21 бельгийская овчарка, 19 эрдель-терьеров, 12 доберманов, 3 гончие и 5 трофейных немецких и австрийских собак, которых обучали поиску своих бывших хозяев. Для этого командование школы неоднократно просило в штабе фронта выделения комплектов трофейного обмундирования.
Очередные выпуски собак и их проводников состоялись в январе и марте 1916 года. Их было немного, за период с осени 1915 по начало весны 1916 всего 86 собак с вожатыми, распределявшимися по 3-5 на полк. Тем не менее, командование ЮЗФ и заведующий школой к этому моменту уже активно занимались сбором сведении о боевой службе собак. В основном они были положительными.
Например, командир 3-го Лейб-гвардии стрелкового полка генерал-майор Усов 17 января 1916 года подчеркивал: "Ввиду несомненной пользы, приносимой собаками при несении службы связи, прошу не отказать в присылке во вверенный мне полк шести собак. За истекший период собаки для доставления донесений применялись неоднократно и всегда с успехом и пользой. Ныне же количество собак уменьшилось вследствие потери в боях".
Командир 71-го Белевского пехотного полка полковник Галкин также дал хороший отзыв: "Искренне благодарю за присланную собаку "Вольф". Служит и работает прекрасно. Если возможно, хотел бы получить еще одну, поскольку одной для службы маловато." Наконец, из партизанского отряда 12 кавалерийской дивизии сообщили, что "Две собаки произвели много красивых разведок." Хорошие отзывы пришли также от командования 196-го пехотного и Кабардинского конного полков.
Впрочем, бывали случаи, когда войсковые начальники оставались недовольными своими четвероногими подчиненными. Так 26 марта 1916 гоода командир 16-го стрелкового полка (наверное, из 4-й Железной стрелковой дивизии, которой ранее командовал генерал А.И.Деникин) просил отчислить прибывших в часть в октябре 1915 собак поскольку, по его мнению, они были непригодны к разведывательной службе, похожая история случилась и в 4-м Заамурском пограничном пехотном полку где по донесению его командира "Одна собака оглохла, две, будучи спущены с ошейника, убежали и две плохо несут сторожевую службу, видимо потеряв чутье." В июле были возвращены в школу собаки вместе с вожатыми из 103-го Петрозаводского пехотного полка, прибывшие в марте.
Штаб-ротмистр Щербатов отмечал, что недоразумения нередко происходили из-за нежелания офицеров считаться с мнением инструкторов о порядке применения собак, кроме того значительный вред работоспособности наносило практиковавшееся в некоторых полках кормление собак остатками солдатской пищи. Разумеется, рацион русского воина первой мировой войны был весьма сытным (на передовой солдаты получали фунт мяса в день), но нормальное для человека содержание соли и специй в пище для служебной собаки часто равносильно полной или частичной потере чутья, на которое как раз и жаловались некоторые командиры полков. Кстати, в школе собак кормили преимущественно сырым мясом.
Однако в целом командование дивизий и армий Юго-Западного фронта (7, 8, 9 и 11-й) положительно оценивало возможности использования четвероногих воинов, придя к выводу: "Сторожевые собаки, присланные из специальной школы проводников, приносят несомненную пользу" или "ввиду ограниченного числа хороших сторожевых собак в полах армии опыт их применения для целей разведывательной и сторожевой службы мал, но по отзывам строевых начальников они полезны и желательны." Следует отметить, что за период с осени 1915 года по май 1916 из находившихся на фронте собак убита была всего одна и еще одна ранена.
Опыты на Юго-Западном фронте заставили Ставку Главковерха задуматься об оснащении собаками всей действующей армии. Из Могилева была направлена телеграмма, в которой у командующих и начальников штабов армий и корпусов требовался отзыв о пользе применения собак, а также об их желательном количестве в полках. Вскоре Ставка получила рапорта, в которых сообщалось, что, по мнению большинства войсковых начальников, необходимо организовать полковые команды - по 8 собак в пехотном полку и по 6 - в кавалерийском.
В начале осени 1916 года, когда фронт после удачного летнего наступления русских армий стабилизировался и позиции возвратились к своему привычному укладу с несколькими рядами проволочных заграждений, в “собачью” школу посыпались многочисленные просьбы командиров полков и начальников дивизий о выделении собак для несения охранной службы, однако по утвержденным Ставкой штатам войскам фронта были необходимы около двух тысяч собак. Таким количеством собак школа просто не располагала, ее вольеры позволяли принять не больше 350.
Тогда же перед школой встала проблема комплектования: зимой 1915/1916 годов в ней проходили обучение собаки из полицейских управлений и подаренные хозяевами, но к лету этот источник, похоже, иссяк, поскольку начальник школы предложил командованию фронта провести реквизицию собак, пригодных к несению военной службы в Киеве, Киевском и Остерском уездах.
Впрочем, реквизицией, зная практику гражданской войны, это можно было назвать с большой долей условности, поскольку князь Щербатов считал необходимым забирать породистых недрессированных собак по цене 25-45 рублей а дрессированных - по 60-125 рублей. Наиболее соответствующими боевым условиям он считал добермана, эрдель-терьера, ротвейлера и среднеевропейскую овчарку.
К сожалению, дела школы заканчиваются началом января 1917 года и невозможно проследить дальнейшую ее судьбу, равно как и деятельность питомцев школы до развала русской армии. Стоит отметить однако то, что судя по всему, полки и дивизии Юго-Западного фронта не получили необходимого количества собак, говорить же о других армиях сложно. Скажу только, что сведений о наличии служебных собак и школ по их подготовке на Западном, Северном, Румынском и Кавказском фронтах пока найти не удалось.
В заключение стоит, пожалуй, упомянуть об одном проекте некоего господина В.П.Приклонского, предлагавшего использовать собак в качестве движущихся мин. По его замыслу они должны были нести на себе (или везти на тележке) груз взрывчатки для разрушения проволочных заграждений и укреплений полевого типа, который приводился бы в действие находящимся в укрытии проводником.
Кроме этого г-н Приклонский планировал начинять собак минами с часовым механизмом, они должны были направляться к неприятельским штабам и ликвидировать пункты управления войсками. По его соображениям это могло существенно снизить потери людей при подготовке атаки и ведении разведки. Против такого использования собак выступил начальник школы князь Щербатов и его помощник штаб-ротмистр Трифановский, которые считали, что подобные действия, особенно уничтожение штабов крайне затруднительны и не приведут к значительным успехам, тем более, что раненая собака может принести свою ношу обратно на совершенно другом участке, где может подорвать вместо противника своих солдат.

СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ В КРАСНОЙ АРМИИ

В документах периода гражданской войны автору не приходилось видеть сведений об использовании собак той или другой стороной, но вскоре после ее окончания руководство Красной Армии решило всерьез заняться мобилизацией на борьбу с вероятными и маловероятными противниками всех ресурсов страны, в том числе и собак. По ходу этого процесса число собачьих военных профессий резко возросло.
В середине 20-х годов школы по подготовке собак для несения санитарной и караульной службы и доставке донесений а также инструкторов собаководства были созданы в большинстве округов. Природные и климатические условия в каждом разные, тем не менее в большинстве округов основной "живой силой" были немецкие овчарки.
Однако в питомнике Кавказской Красной Армии главной караульной породой были кавказские овчарки, а основной "связной" - доберманы. В Северо-Кавказском, Приволжском и Украинском разводили южнорусских овчарок, а в Сибирском предпочитали лаек, предназначавшихся для буксировки по снегу саней с пулеметами. Этим, наверное, и исчерпывается список основных пород и если в 1927 году в отдельных питомниках находились ротвейлеры, сенбернары, водолазы, колли и даже два волка, то через пять этому оппортунизму (как, впрочем, и в других сферах) был положен конец.
Правда, к этому времени в списках питомников оказалось большое количество эрдель-терьеров. Кроме того, как правило, при каждом питомнике содержался десяток-другой охотничьих собак: сеттеров, пойнтеров и гончих. Красные командиры, особенно высшие, очень любили одно из интереснейших развлечений уничтоженных и изгнанных "бывших" и пристрастились к охоте.

ЩЕНКА - КОМАНДАРМУ, ТУПОГО - В НКВД, ЗЛОБНОГО - В ГПУ

Впрочем, некоторые из них любили и служебных собак. Например, приказы школы-питомника военных собак Кавказской Красной Армии пестрят фразами: "Исключить с довольствия одного щенка доберман-пинчера (сучонку), переданную начальнику Политуправления ККА тов.Иппо".
Щенков брали также начальник Тифлисского военного госпиталя (за это бойцы и командиры школы то и дело лечились в нем) начальник штаба армии М.И.Алафузо, начальник Военных Сообщений армии, работники центрального аппарата Закавказского Осоавиахима. Просмотр документов подобных школ Московского, Белорусского и Приволжского округов показывает, что дарение щенков высшим чинам было довольно распространенным явлением.
Однако собак передавали и в другие заведения. Например 17 марта 1931 года начальник школы военных собак Кавказской Красной Армии Павловский отдал следующий приказ: "Исключить из списков и довольствия одну собаку породы немецкая овчарка по кличке "Фугас", как непригодную к дрессировке и переданную в Наркомвнудел." А еще через месяц из-под его пера выпорхнул другой шедевр на этот раз с довольствия сняли "Двух собак породы доберман, кобели под кличками "Вотан" и "Чарли", и переданных в питомник ЗакГПУ как слишком злобных".

ПРОСТО СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ

В первые годы существования окружных школ служебного собаководства жизнь четвероногих курсантов была вполне сносной, поскольку НЭП наполнил рынок недорогим мясом и крупой и как правило собаки получали полагавшиеся им 400 грамм мяса и мясопродуктов в день. Беременные и щенные суки получали усиленный паек и свежее мясо. Дисциплина среди курсантов-красноармейцев школ была достаточно жесткой. По крайней мере ни в одной из них не было зарегистрировано попыток переложить часть собачьего пайка (мясо, гречневая и пшенная каши) в собственный котел.
Правда, повара и вольнонаемные рабочие по уходу за собаками были не без греха: "При осмотре собак обнаружено большое количество худых собак и щенят, несмотря на то, что крупа и мясо отпускаются вполне кондиционные и в достаточном количестве. Но недостаточно чувство ответственности поваров и рабочих собачьей кухни."
Другим приказом курсантам предписывалось "Следить, чтобы после кормежки морды у собак протирались чистыми тряпками и глаза промывались не менее 2 раз в день."
Распорядок учебного дня предусматривал трехразовое питание и выгул (примерно по полтора часа), трехчасовые учебные занятия, обязательный еженедельный осмотр ветеринаром. Во время выгула командиры следили, чтобы собаки не просто ходили и бегали, но и повторяли полученные навыки. За то, что "Собаки на утреннем выгуле собаки выгуливаются вяло, собаки имеют печальный вид, а некоторые курсанты не пытаются развеселить их", командир подразделения получил наряд вне очереди. Также курсантам и командирам поручался контроль за личной жизнью питомцев: "Наблюдаются случайные вязки, что происходит благодаря невнимательному отношению курсантов и недосмотру инструкторов за началом и окончанием пустовки (видимо течки - П.А.) что выводит собак из строя на 1-2 месяца.
Приказываю: Положить конец подобным позорным явлениям и в дальнейшем буду за случайные вязки привлекать к ответственности вплоть до дисциплинарной и материальной".
Командование школ строго следило, чтобы курсанты бережно обращались со своими питомцами, например, курсант, избивший свою собаку на глазах у сослуживцев получил не только обычное в таком случае "внушение" от них, но и 10 суток строгого ареста, другой, бросавший щенков в воду - 20 за "Недопустимость подобного отношения к собаке, которая является новейшей техникой связи, к сбережению которой следует относиться как к сбережению оружия”.
Жизнь в школах служебного собаководства зависела от того, что происходило в стране. Колхозное строительство конца 20-х - начала тридцатых годов привело, как известно к резкому сокращению поголовья скота, всего сельскохозяйственного производства и, как следствие, количественному уменьшению и качественному ухудшению рациона.
Как указывалось в направленном в Ветуправление РККА докладе школы-питомника Ленинградского округа: "Практикуется кормление собак трупами лошадей ввиду того, невозможно приобрести необходимые продукты на рынке в нормах приказа РВС” (т.е. на те деньги, которые выделялись на корм собак - П.А.)".
Начальник школы Сибирского ВО сообщал: "Собаки размещались по отдельным камерам в двух зданиях, служивших ранее карцерами дисциплинарного батальона. Добрая половина содержалась зимой в будках на привязи. Кормились собаки в течение года чрезвычайно однообразно. Полужидкая овсяная (гречневая) каша на мясном бульоне. Мясное довольствие состояло из мяса плохого сорта и такого же качества. Сюда шли коровьи головы, ливера, требушины... В сыром виде собаки не получали никакого корма и это обстоятельство дурно сказывалось на взрослых собаках. Зарегистрированные случаи импотенции кобелей и сук мы не могли объяснить ничем иным, как только авитаминозом..."
В результате собаки нередко голодали, особенно попав в подразделения связи стрелковых частей, где их кормили всего один раз в день. В донесении начальника войск связи Приволжского ВО подчеркивалось: "Собаки исхудали, во время занятий бегают отыскивать мослы, выходят из повиновения, теряют навыки, приобретенные в школе... Плохое положение собак в частях усугубляется тем, что начальники различных степеней не верят в возможность эффективного их применения. Одному из лиц начсостава 34 стрелковой дивизии была придана собака для посылки и передачи донесений. Вместо этого он посылает собаку обратно к начальнику связи с запиской: "Пришли мне со своим псом кило пшеничного хлеба, я проверю, съест он его дорогой или нет".
Печальна была судьба собак, отдавших службе лучшие годы жизни. Насколько известно, пограничникам в послевоенные годы иногда разрешали забирать своих состарившихся четвероногих друзей домой, а вот в школе Московского округа их, "Негодных к дальнейшему использованию собак пород эрдель-терьер, немецкая овчарка, кавказская овчарка приказываю передать в Козельскую контру "Союзпушнины" для уничтожения".

В РОЛИ ДИВЕРСАНТОВ И ФАУСТПАТРОНОВ

В начале 30-х годов часть руководства Красной Армии (М.Н.Тухачевский и другие) увлекалась разработкой операций в глубоком тылу противника, в ходе которых значительное место отводилось диверсионным подразделениям, которые должны были дезорганизовать снабжение и управление неприятеля.
Наверное, поэтому в конце декабря 1934 и начале января 1935 года в районе Монино проводились испытания собак, обученных для диверсионных целей. По замыслу инициаторов, собаки, сброшенные на парашютах в специально сконструированных коробах, должны были доставить взрывчатку, находившуюся в седлах на спине к бензобакам, на полотно железной дороги и к самолету "противника". Упомянутый выше господин Приклонский просто отдыхает.
При этом четвероногому солдату в принципе не отводилась роль камикадзе, поскольку "Механизм седла состоит из двух частей -бойка с пружиной, воздействующего на капсюль и механизма, воздействующего на шпильки, с помощью которых собака освобождается от седла".
Первое испытание проводилось на аэродроме "противника": “Две собаки породы немецкая овчарка, сброшенные с 300 метров после раскрытия коробов уверенно пошли на цель. Альма немедленно сбросила седло рядом с целью, Арго не сумел сбросить из-за неисправности механизма.” На следующий день сброшенные с той же высоты две овчарки преодолели 400 метров по глубокому снегу за 35 секунд и сбросили седла со взрывчаткой на железнодорожное полотно. При этом они проявили редкое упорство и сообразительность: "У собаки Нелли после освобождения из короба седло упало на землю, но Нелли подхватила седло зубами и донесла до самолета" (Вес снаряжения - 6 кг. - П.А.).
Руководитель испытаний - заместитель начальника Штаба ВВС Красной Армии Лавров в своем докладе, направленном 4 января 1935 года Заместителю Наркома Обороны М.Н.Тухачевскому, Начальнику Управления ВВС РККА Я.И.Алкснису и Начальнику Штаба РККА А.И.Егорову писал: "Проведенные испытания показали пригодность программы подготовки собак... для выполнения следующих актов диверсионного порядка в тылу противника:
а) Подрывы отдельных участков железнодорожных мостов и железнодорожного полотна, разных сооружений, автобронетанковых средств и т.д.
б) Поджоги строений, складов, хранилищ жидких горючих веществ, нефтяных приисков, железнодорожных станций, помещений штабов и правительственных учреждений.
в) Отравлению при помощи сбрасывания с отравляющими веществами водоемов, скота и местности, когда сама собака является источником заразы, возможное распространение эпидемий.
Полагал бы целесообразным... организовать в 1935 г. школу Особого Назначения, доведя количество подготовленных людей до 500, а собак до 1000-1200...
В целях предварительной охраны наших объектов оборонного значения от диверсионных собак теперь же дать директивные указания приграничным военным округам уничтожать собак в любом месте их появления, особенно в районе аэродромов, складов, железнодорожных линий и бензохранилищ..."
Чуть позже, в конце марта 1935 года, на Автобронетанковом полигоне в знаменитой Кубинке провели испытания собак - истребителей танков и приспособлений для защиты последних от действий четвероногих мин. В принципе, у собак оставался шанс уцелеть: для подрыва танка использовалось то же самое седло, про которое уже говорилось выше, но в реальности (собака, как правило, заползала с взрывчаткой под танк) он был близок к нулю.
Попытки использовать собак в качестве противотанкового средства предпринимались и раньше: в 1931-32 годах в школе служебного собаководства Приволжского ВО в Ульяновске, в Саратовской бронетанковой школе и лагерях 57 стрелковой дивизии, но в Кубинке помимо боевых качеств собак проверялись приспособления... для защиты танков от собачьих атак.
Для того, чтобы оградить бронированные машины от подлезания снизу и броска на лобовую броню, применялись сетки, но четвероногие истребители танков после неудачной попытки обходили это препятствие сбоку. Пулеметный огонь не всегда оказывался действенным: подползавшие собаки иногда оставались незаметными для механика-водителя и кроме того у него было слишком мало времени, чтобы поразить противника до момента, когда тот скрывался в "мертвом" пространстве.
В итоге было рекомендовано следующее приспособление: "Передняя сетка с металлическими шипами внизу, препятствующая подлезанию под днище танка и верхними шипами на сетке и броне, предохраняющая от прыжка на танк".
Однако такое приспособление не было принято на вооружение: шипы внизу сетки уменьшали скорость, особенно по рыхлой почве, а те, что были установлены на корпусе могли стать причиной гибели членов экипажа в случае необходимости срочно покинуть машину. Танк в такой "сбруе" напоминал что-то среднее между утконосом и дикобразом.
Разумеется, что самым эффективным средством защиты по заключению танкистов оставались стремительный маневр и огонь: в ходе испытаний выяснилось, что при перемене направления движения большинство собак отходит в сторону. Действенным было и сопровождение обыкновенных танков огнеметными, залпы которых также заставляли отступать почти всех четвероногих камикадзе. Правда находились и такие, что продолжали бросаться на танк даже после того, как были опалены огненной струей.
В период испытаний погибла всего одна собака. Результатом экспериментов по использованию собак стал доклад начальника Центральной школы связи Н.Н.Черепенина о необходимости создания специальной школы, которая готовила бы собак-диверсантов и собак - истребителей танков, а также их вожатых.
К сожалению, узнать, как отреагировал сторонник всего нового - М.Н.Тухачевский на эти доклады не удалось. Читатель, наверное будет смеяться, но после многочисленных заявлений руководства Росархива о полной открытости Федеральных архивов, к числу которых относится и Российский Государственный Военный Архив, документы секретариата заместителя Наркома Обороны за 30-е годы до сих пор находятся на секретном хранении, возможно к большой радости некоторых радетелей законного, то есть медленного и печального, рассекречивания.
Известно, впрочем, что связные и санитарные собаки активно использовались на советско-финляндской войне, а кроме того - для поиска снайперов и автоматчиков противника, засевших на деревьях. Что же касается четвероногих истребителей танков и саперов, то их активное применение началось уже в период Великой Отечественной войны. В эти годы на фронте находились десятки тысяч четвероногих бойцов.
В эти тяжелые годы были сформированы два специальных полка, 19 батальонов и 29 рот миноискателей, 36 батальонов и 69 взводов нартовых упряжек. С их участием было обезврежено более 4 млн. мин.
Когда под вражеским огнем невозможно было доставить боеприпасы, они подтаскивали на своей спине патроны и даже малокалиберные снаряды, вывезли с поля боя почти 700 тыс. раненых. Наконец, четвероногие камикадзе вывели из строя более 300 танков. За боевые подвиги многие вожатые собак-минеров, санитаров и истребителей танков получили боевые награды, а те, кто повинуясь рефлексу повиновения, лез в самое пекло, в лучшем случае получал небольшое лакомство - рацион красноармейца был куда скромнее, чем паек русского солдата первой мировой.

Павел Аптекарь, РККА.ру


Источник: http://community.livejournal.com/warhistory/75295.html
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 04, 2007 11:04    Заголовок сообщения: цитировать

Кто же управляется с четвероногим другом?
Штатная воинская должность – вожатый караульной собаки.
Штатное воинское звание – рядовой.
Военнослужащий со служебной собакой (немецкая овчарка, восточно-европейская овчарка, ротвейлер, кавказская овчарка, среднеазиатская овчарка, южнорусская овчарка, черный терьер, московская сторожевая и др.) несет службу по усилению охраны военных объектов. Деятельность специалиста осуществляется в составе караульного подразделения до взвода (от 10 до 30 человек).
Караульная собака предназначена для наблюдения за фронтом поста, своевременного обнаружения и непрерывного облаивания всех лиц без исключения, приближающихся со стороны фронта к объекту, захвата и удержания нарушителя до подхода вожатого.
Вожатый караульной собаки в повседневной службе кроме охраны военных и других объектов с помощью караульных собак осуществляет уход за собаками, их дрессировку, а также племенную работу с ними.
Выполнению боевой задачи предшествуют общевойсковая подготовка и подготовка специалиста как вожатого служебной собаки.
Общевойсковая подготовка включает в себя занятия по строевой, физической, огневой видам подготовки; получение основ знаний по разведывательной, топографической, тактической, противопожарной, медицинской, психологической и педагогической подготовке.
Подготовка специалиста, как вожатого служебной собаки, включает в себя: усвоение теоретических знаний (содержание и сбережение служебных собак, анатомия и физиология собак, ветеринарная подготовка, теоретические основы дрессировки и т.д.) и приобретение практических навыков по общему курсу с применением соответствующего инвентаря и снаряжения (практические занятия в вольерах, выгулах, уборка мест размещения собак, их чистка, купание, кормление и поение; оказание им первой ветеринарной помощи; профилактика заболеваний среди собак; умение определять признаки больной собаки и лечение ее по указаниям ветеринарного врача (фельдшера); практическая дрессировка по общему и специальному курсам).
На начальных этапах подготовки могут возникать трудности взаимного привыкания вожатого и собаки, что приводит к затруднению выработки у собаки необходимых навыков, возникновению нежелательных рефлексов, снижающих в дальнейшем ее служебные качества.
Наиболее сложным видом деятельности, требующим наибольшего напряжения от специалиста, является дрессировка собаки по общему курсу (приучение к ошейнику, свободному движению на поводке, хождение рядом с дрессировщиком, подход к дрессировщику, переползание, прекращение нежелательных действий, прыжки, лазанье по лестнице, привыкание к выстрелам, взрывам, плавание и т.д.) и специальному курсу (приучение собаки к работе на подвижном и неподвижном посту, дифференцировке фронта и тыла, задержанию нарушителя и т.д.), а также выполнение роли “нарушителя” при дрессировке собак других вожатых (требуется смелость, выносливость, знание особенностей поведения собак).
Основные ошибки, допускаемые вожатым в процессе дрессировки:
– недостаточное понимание сущности поведения собаки, неправильное воздействие на нее раздражителями, переоценивание ее способностей (“очеловечивание”) и, как следствие, предъявление к ней завышенных требований;
- подача неконкретных команд, не связанных с определенным действием;
- нарушение порядка использования условных и безусловных раздражителей;
- многократные повторения команды и лишь затем применение безусловного раздражителя (вырабатывается запаздывающий рефлекс);
- отсутствие конкретного режима упражнений или нарушение его при выработке конкретных навыков (затрудняется выработка рефлекса);
- дрессировка в одной и той же обстановке и в одно и то же время (вырабатываются нежелательные навыки на обстановку и время, поэтому собака в других условиях не работает или работает плохо);
- умышленное натравливание на животных, птиц и т.д. (вырабатываются нежелательные навыки);
- форсирование дрессировочного процесса;
- недостаточная интенсивность дрессировочного процесса.
Для качественного освоения функциональных обязанностей желательны: профильная подготовка в среднем специальном учебном заведении (ветеринария, зоотехнические специальности, медицина и т.д.), участие в работе кинологических клубов, навыки ухода за собаками или другими домашними животными.
Для овладения специальностью военнослужащему, имеющему родственную гражданскую специальность, необходимо 2-3 месяца, а при отсутствии родственной гражданской специальности на подготовку специалиста в учебном центре отводится 6 месяцев. При неудовлетворительной успеваемости или грубом отношении к животному военнослужащий отстраняется от должности вожатого служебной собаки.
Режим работы специалиста на его рабочем месте включает в себя кормление, уход за служебной собакой, ежедневную практическую дрессировку, выполнение поставленных задач и несение обязанностей военной службы. Рабочий день ненормированный.
Динамика поступления информации к специалисту – однонаправленная, непрерывная, в основном в режиме ожидания. Преобладают визуальные каналы получения информации (наблюдение за местностью, работой собаки), а также аудиальные (получение звуковой информации от собаки; вербальные - при непосредственном общении с командиром, вожатыми других расчетов). Объем перерабатываемой информации - средний.
Боевая работа может протекать в условиях помех, которыми являются любые раздражители, отвлекающие работу собаки от наблюдения за фронтом поста (посторонние животные, непривычные звуки и т.д.).
Ритм деятельности специалиста - монотонный.
Выполнение боевых задач требует незначительных интеллектуальных усилий, при этом уровни физических и нервно-психических нагрузок - средние.
Основными орудиями труда специалиста являются специальное снаряжение для собаки, предметы ухода.
Основную часть рабочего времени специалист проводит на открытом воздухе, при этом температура окружающей среды зависит от района действий, климатических условий и времени года.
Деятельность специалиста осуществляется в условиях: нахождения в непосредственной близости с сильными хищными животными и является преимущественно исполнительской.
Профессионально важными качествами специалиста являются: устойчивость внимания во времени; высокая способность к выполнению соразмерных плавных движений; высокая концентрированность внимания; большой объем внимания (количество объектов, на которые может быть направлено внимание при одновременном восприятии); быстрая адаптация зрения к темноте, свету; доброта к животным; старательность, исполнительность; осмотрительность, осторожность; способность переносить однообразие в деятельности; отсутствие навязчивых асоциальных стремлений (склонность к алкоголизму, жестокости и т.д.); уравновешенность, выдержка; отсутствие агрессивности в состоянии неудач.
Качество (успешность, эффективность) работы специалиста при выполнении им наиболее сложных видов деятельности (операций, действий) оценивается по заключению инспекторской комиссии учебного центра в период проведения квалификационных испытаний.
Уровень его квалификации (качество его подготовки) может быть оценено по умению подавать команды служебной собаке, принимать оперативные решения для ликвидации случаев срывов ее работы, четкости и уверенности действий расчета; по качеству дрессировки; знанию дисциплин, предусмотренных программой обучения.
Родственные гражданские специальности: зоотехник, ветеринар, дрессировщик животных, кинолог, охотник-промысловик, охранник.

Источник: http://duty.mil.ru/dolgn/sv/spec/Vojat_karaul_sobaki.htm
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 04, 2007 11:08    Заголовок сообщения: цитировать

Использование собак в военной службе. Доберманы
ZOO-бизнес № 3-06

Во время Первой Мировой войны немцы начали использовать в армии собак. Именно этот опыт Германии заставил правительство США создать конкретную организацию, которая занималась бы выращиванием и обучением собак для нужд армии и полиции. Собаки также закупались у населения — у частных заводчиков. По самым приблизительным оценкам, ко времени, когда США оказались вовлеченными во Вторую Мировую войну, в германской армии уже были обучены более двухсот тысяч военно-полицейских собак. Германия также обеспечила более чем двадцатью пятью тысячами обученных собак своего союзника — Японию. Именно эти животные использовались японцами в войне против Китая.
В СССР тоже использовали военных собак. Например, белоснежные самоеды работали в упряжках непосредственно возле линии фронта, а управляли ими солдаты в белых маскхалатах. На одном участке фронта упряжка ездовых собак перевезла с поля боя 1239 раненых бойцов и 327 тонн боеприпасов в течение одного месяца. Эти упряжки использовались для транспортировки оружия, людей и амуниции. Один советский корреспондент писал, что «собаки спасли тысячи и тысячи жизней на российских фронтах».
Американцы неизменно относились с любовью к собакам и всегда хорошо ухаживали за своими животными. Однако в полиции их использовали незначительно. Фактически до Второй Мировой войны не было опыта регулярного использования в полиции и армии собак ни одной из известных пород. В Европе собак, использовавшихся для пастушьей работы, уже успешно обучали для службы в полиции и армии, а в США для пастушьих пород реальной работы было очень мало — поголовье скота было немногочисленно, и управлялись с ним, в основном «люди в седлах» — ковбои.
Не только в плане использования военных собак, но во многих отношениях США оказались неподготовленными ко Второй Мировой войне, разразившейся в воскресенье 7 декабря 1941 года. И самое удивительное в том, что нация, оказавшаяся совершенно не готовой к войне, за четыре года одержала победу над врагом.
Корпус морской пехоты США
Корпус морской пехоты США изначально задумывался в качестве «бойцов нашего флота». Оставаясь формально в ведении Военно-Морского департамента, на сегодняшний день морские пехотинцы — бойцы главным образом воздушные и наземные. В задачу флота входит обеспечение морских пехотинцев всем необходимым и поддержка во время береговых операций. Таким образом, большинство боевых операций, осуществленных Соединенными Штатами в период между двумя мировыми войнами, включали в себя высадку войск на вражеское побережье. Так морские пехотинцы США приобрели огромный опыт борьбы на чужой территории по всему миру.
Не позднее 1935 года морские пехотинцы США заинтересовались военными собаками. Они столкнулись с вражескими караульными собаками на Гаити, а также в период так называемых «Банановых войн» в Центральной Америке. Террористы использовали собак, привязывая по периметру лагеря, расположенного в глубине джунглей. Снова и снова морские пехотинцы, врываясь в лагеря, находили там только палатки, одежду, даже горячую пищу в котелках, словом — все, кроме солдат и оружия! Они хорошо усвоили эти уроки, наглядно показавшие преимущества собак как охранников и разведчиков. Так появились собаки-разведчики, которые пробирались впереди патруля и предупреждали о засаде. Их проводники, — теперь уже ветераны, — убедили начальство в незаменимости четвероногих помощников.
Хотя до событий в Перл Харбор (Pearl Harbor) граждане США были настроены против вступления своей страны в войну, которая бушевала далеко в Европе и Азии, руководство Корпуса морской пехоты догадывалось, что им придется сражаться с японцами в Тихом океане. Так как японцы были великолепно подготовлены для ведения войны на островах и атоллах в Центральном, Южном и Западно-Тихоокеанском регионах, морские пехотинцы знали, что им придется воевать в условиях тропического климата и растительности, образующей полог, как в джунглях. В таких условиях собаки станут идеальными охранниками и связными. И неудивительно, что Корпус морской пехоты имел самое большое в американской военной истории подразделение, использовавшее собак для ведения военных действий.
Американский Клуб любителей доберманов
Доберман-пинчер был первой породой, зарегистрированной в Американском клубе собаководства еще в 1908 году. До 1922 года не было случая, чтобы регистрировалось более 100 собак ежегодно. Но с 1934 года ситуация изменилась: клуб стал регистрировать более 1000 щенков ежегодно, а в 1941 году было зарегистрировано уже 1637 доберманов. Порода занимала пятнадцатое место в списке популярности среди чистопородных собак. Хотя их и было сравнительно немного, это все же была единственная порода «военно-полицейского» назначения. И руководство Корпуса морской пехоты США приняло решение, что доберман-пинчер станет их «официальной» боевой собакой.
Именно в Американский Клуб любителей доберманов обратилось руководство недавно сформированного подразделения Корпуса морской пехоты США — Отделения подготовки военных собак, находящееся в Северной Каролине, Кэмп Ле Юн, Нью Ривер (Camp LeJeune, New River). Сидни Э. Мосс, Президент Американского Клуба любителей доберманов, взял на себя обязанность посодействовать военным в приобретении четвероногих «новобранцев». Еще один активист клуба, Ричард К. Вебстер из Балтимора, возглавил Комитет по укомплектованию. Он разделил страну на шестнадцать регионов, чтобы облегчить отбор наиболее достойных животных. Рядовые члены клуба без лишних слов тратили свое время и деньги, тестируя животных и отбирая наиболее подходящих для нужд армии. Набор собак производился среди владельцев доберманов по всей стране, и те без колебаний отдавали четвероногих «добровольцев» на службу в армии. Владельцев доберманов заверили, что их любимцы вернутся домой, «отслужив» свой срок или же досрочно, при наличии на то соответствующих причин. Владельцы подписывали соглашение, где указывалось, что «собаки несут службу без какой-либо компенсации их владельцам» и возвращаются владельцам, когда «армия более не будет в них нуждаться». Многие из военнослужащих так привязались за годы службы к четвероногим партнерам, что, увольняясь из армии, забирали их с собой, разумеется, с согласия прежних владельцев. Другие животные благополучно возвратились в свои семьи.
Собаки Корпуса морской пехоты США получили прозвище «Дьявольские Псы». 90 % из них составляли доберманы, а большинство было набрано при содействии Американского Клуба любителей доберманов или же непосредственно у владельцев. Было также несколько немецких овчарок, служивших ранее в сухопутных войсках.
Четвероногие новобранцы
В то время президентом Американского Клуба любителей доберманов был Сесил МакКой, директор по связям с общественностью Нью-Йоркской фондовой биржи. Он возглавлял кампанию по набору собак в штате Нью-Йорк. Именно он отправил воевать одно из первых подразделений, укомплектованных доберманами. 26 января 1943 года первые шесть собак торжественно «вступили в должность» в Корпусе морской пехоты США. Церемония происходила в знаменитом Сабтрежери Билдинг (Subtreasury Building) в Нью-Йорке. Один из этих шестерых стал первым «Дьявольским Псом», погибшим в боевых действиях.
Поступая в Кэмп Ле Юн, четвероногие новобранцы сразу же регистрировались в сорокастраничной книге, в которой фиксировалось «прохождение службы». Только в Корпусе морской пехоты США велись столь уникальные и подробные записи. Все доберманы получали личный номер — татуировку на внутренней стороне правого уха. В книгу записывались номер, кличка, порода и дата рождения собаки, а также дата начала службы. Дальнейшие записи отражали характер дрессировки и даты сдачи экзаменов по каждому виду дрессировки: послушание, разведслужба, служба связи, спецоперации. Доберманы проходили также психологические тесты на обучаемость, лабильность психики, на пугливость и агрессивность. Учитывая, что сами тестирующие были новичками в этом деле, можно сделать вывод, что эти испытания не были как слишком суровыми, так и строго научными. Доберманы должны были весить не менее 22 кг при высоте в холке не менее 51 см. Собаки, не выдерживавшие экзаменов по той или иной причине, отправлялись домой. Службу свою четвероногие «добровольцы», также как и двуногие, начинали рядовыми. Через три месяца подготовки им присваивали звание ефрейтора, через год — капрала. Через два года они могли дослужиться до сержанта, затем до старшего сержанта и старшины, а после пяти лет службы — до прапорщика (приблизительное соответствие званиям в армии Украины — примечание переводчика). Были курьезные случаи, когда доберманы «обгоняли» по званию своих проводников.
Сами проводники также были либо новобранцами, либо переведенными из других отделений. Предыдущий опыт работы с собаками в счет не шел. Все собаки, прошедшие тесты на «специальность» разведчика, прикреплялись к одному проводнику. Собаки-связисты должны были привыкать к двоим вожатым. В течение полутора месяцев все собаки проходили интенсивный курс послушания. Их учили мгновенно ложиться, вставать, подходить или замирать на месте, повинуясь как голосу, так и жесту руки. В течение этого времени ни одному служащему не разрешалось общаться или играть с чужой собакой. После этого курса, когда между собакой и проводником устанавливался хороший контакт, собаку обучали взаимодействию и с другими военнослужащими. Это делалось на случай чрезвычайных обстоятельств, когда собака обязана будет выполнить команду немедленно, независимо от того, отдаст ли ее проводник или кто-либо из его товарищей.
Пройдя основной курс, собаки были разделены на группы для прохождения спецкурса. Собаки службы связи должны были доставлять донесения, амуницию или медикаменты от одного проводника к другому. Их приучали к автоматным очередям, огню пулеметов, взрывам мощных доз тротила — словом, делалось все, чтобы приблизить условия обучения к условиям реальных боевых действий.
Собаки-разведчики обучались предупреждать свою группу солдат о приближении или близком нахождении любого другого человека. Обычно собаки реагируют на приближение незнакомца лаем. Примерно за год до описываемых событий в печати появилась якобы «научная» статья, в которой говорилось, что лай — это «внутренняя потребность» собаки, и ни один человек ничего с этим поделать не сможет. Многие газеты тогда перепечатали эту чушь. «Дьявольские Псы» были натренированы молчать. Сторожевые собаки обязаны были предупреждать о появлении врага, а не выдавать ему свое местоположение. О появлении незнакомцев они предупреждали любым другим способом, кроме лая. Это входило в программу обучения.
Доберманов обучали обнаруживать присутствие врага и при необходимости нападать на него, однако на этом последнем не делалось акцента. Ведь работа собак по обнаружению врага была столь ценной для проводников, что никто не хотел рисковать своим верным помощником, позволяя ему ввязываться в схватку с вооруженным человеком. Морские пехотинцы утверждали, что у них достаточно оружия, чтобы справиться с японцами, и незачем применять для этого собак. А собак-связистов вообще обучали избегать любого человека, кроме своих двоих проводников.
В бою
В течение 1942 года японские вооруженные силы завоевали Гонконг, Сингапур, Таиланд и Бурму в Западно-Тихоокеанском регионе; Филиппины, Марианны и Соломоновы острова в Центрально-Тихоокеанском регионе. Японцы не проиграли ни одного боя вплоть до битвы при Мидвэй (Midway). В ней они потеряли четыре авианосца и сотни лучших пилотов.
Японцы понимали, что последней из стран, способной остановить их экспансию в тихоокеанском регионе, остается Австралия, и потому двинули свои войска на юг, захватывая группы островов и Новую Гвинею. В конце 1942 года американские войска в ходе долгой и кровавой битвы победили японцев у Гвадалкенала (Guadalcanal) на Соломоновых островах — самой северной точки Австралии.
Бугенвилль (Bougainville) — один их крупных ост-ровов в группе Соломоновых островов. Морская пехота высадилась на нем в 1943 году. Американцы бомбили и обстреливали место десанта, а затем послали кинологический взвод вдоль побережья под интенсивным минометным и автоматным огнем, буквально через час после начала операции. Если раньше морские пехотинцы неоднозначно оценивали участие «Дьявольских Псов» в военных действиях, то после этой операции их отношение к четвероногим помощникам сменилось на восхищение. Высадка на острова и последующая стоянка на побережье были сопряжены с огромным риском. Обычной тактикой японцев было пробраться ночью на побережье, занять удобную позицию, обстрелять спящих людей и исчезнуть под покровом ночи. До появления собак морские пехотинцы не знали покоя по ночам. Однажды батальон, высадившийся на берегу, отстреливался всю ночь, убив лишь водяного слона и ранив одного из своих солдат, а на следующий день было решено вызвать кинологический взвод. Впервые усталым воинам удалось хоть немного поспать. Острейший нюх и слух добермана улавливал присутствие человека на сотни метров вокруг. В одно мгновение «Дьявольские Псы» определяли наличие вражеских отрядов на полмили вокруг. Доберманы всегда помогали обнаружить засаду, поэтому морские пехотинцы были спокойны, если рядом находился четвероногий сторож.
В течение Второй Мировой войны в Кемп Ле Юн, Северная Каролина, были подготовлены семь кинологических взводов. Все они служили в Тихом океане во время войны с Японией. Первый кинологический взвод служил во Втором десантном батальоне на Бугенвилле. Из этой и других воинских частей была сформирована Первая бригада морской пехоты, захватившая Гуам (Guam) вместе с Третьей дивизией морской пехоты и 77-м армейским дивизионом. Еще несколько кинологических взводов было послано в Шестой дивизион морской пехоты, высадившийся на Окинаве. Второй и Третий кинологические взводы участвовали в боевых действиях на Гвадалкенале, Кваялине (Kwajalein), Эневитаке (Enewetak) и Гуаме.
В боях собаки сопровождали пехоту в наступлениях, обыскивали вражеские пещеры, землянки и укрытия, ходили в разведку по укрепленным вражеским позициям. Вместе с военной полицией они служили связными. Как правило, именно собакам и их проводникам доверяли первыми пойти в патруль, когда заканчивались бои. Это более чем 350 патрулей, и на их счету было больше трехсот уничтоженных японцев. Только один из проводников был убит во время патрулирования. Были жертвы и среди четвероногих «солдат»: четырнадцать собак погибло в ходе военной кампании в Гуаме, еще десять умерло там же в результате несчастных случаев, переутомления, от тропических болезней, сердечных приступов или же анемии, вызванной паразитами. Эти двадцать четыре добермана были похоронены на Кладбище военных собак в Гуаме.
Удивительные доберманы
В сороковых годах ХХ века, когда доберман-пинчеры — «Дьявольские Псы» — начали служить в армии, для простых граждан США эта порода была в новинку. Доктор Уильям В. Пэтни, капитан Корпуса морской пехоты, служивший там ветеринаром, до этого ни разу не видел доберманов со времен окончания колледжа. То же самое относилось к большинству его коллег. Где бы ни появились «Дьявольские Псы» морской пехоты США, они сразу же приковывали к себе восхищенное внимание людей. Простые граждане много слышали об этой породе — мощной, сильной, с гладкой, блестящей шерстью, но никогда не видели этих собак «вживую». В Гуаме, где местное население особенно страдало от японской оккупации, еще много лет после освобождения можно было услышать от старожилов: «Да, эти доберманы…» или «Вот это доберманы!» Люди отдавали дань памяти «Дьявольским Псам», сыгравшим необычайно важную роль в освобождении их родных островов.
Конец службы
Школа военного собаководства начала сворачивать свою деятельность уже в августе 1945 года — к тому времени стали расформировывать подготовленные кинологические взводы. Большинство собак вернулось домой к прежним владельцам, другие уехали на родину со своими проводниками. Несколько четвероногих ветеранов были усыплены, так как никто не соглашался их взять. Так или иначе, но вскоре «Дьявольские Псы» стали историей, причем для большинства — давно позабытой.
Несколько лет спустя отставной капитан, доктор ветеринарной медицины Уильям В. Пэтни начал кампанию за перезахоронение доберманов, погибших в Гуаме, на Национальном военном кладбище Гуама. Его усилия были поддержаны Американским клубом любителей доберманов и многочисленными почитателями этой породы. Как только эта история получила огласку в прессе, было решено перезахоронить павших воинов на родине. Сейчас это кладбище находится на Военно-морской базе США в Орот-Пойнте (Orote Point). Там же установлен единственный в своем роде памятник военным собакам — статуя доберман-пинчера. Двадцать пять доберманов, погибших в Гуаме, похоронены здесь, а всего в армии США доблестно служило более восьмисот четвероногих воинов.
Перевод Ольги Павленко
Использованные источники
Основной источник — «Доберманы времен войны»,
составленный Анной Ланье со слов капитана Уильяма В. Пэтни для ежеквартального издания «Доберман», осень 1994 г., часть II, стр. 513-528.

Источник:http://www.zoobusiness.kiev.ua/doberman/
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 04, 2007 11:43    Заголовок сообщения: цитировать

Военная служба

В IV веке до нашей эры у города Коринфа в Греции был поставлен первый из упомянутых в истории памятников собаке. По преданию, пес по кличке Соэтр разбудил гарнизон города, когда к нему неслышно подкрадывался неприятель. Враг был отброшен, а Соэтр удостоился памятника при жизни и серебряного ошейника с надписью "Защитнику и спасителю Коринфа".

А сколько подвигов совершено собаками во время войны! Мало кто знает, что их хозяевам даже присылали похоронки на собак…

Колли Дик разыскал 12 тысяч мин, заложенных на дорогах войны. Это он, за час до взрыва, обнаружил мощную бомбу под фундаментом Павловского дворца под Санкт-Петербургом.

Это случилось во время войны. Собака породы сеттер была увезена фашистами, а ее хозяева брошены в концлагерь. Однако, собака не только разыскала их, хотя находилась довольно далеко, но время от времени приносила умирающим от голода кое-какую еду и этим спасла ребенка.

Рекорд по длительности преследования принадлежит бладхаунду по кличке Ник Картер. Он работал в полиции Соединенных Штатов и однажды он шел по следу 105 часов. А другой бладхаунд, прославился тем, что преследовал преступника на расстоянии 138 миль.

В Лос - Анджелесе установлен памятник полицейским собакам. На обелиске выбита надпись: " Рожденным для любви, обученным для службы и преданным до конца".

Источник: http://www.little-friends.ru/interesting/
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 05, 2007 08:26    Заголовок сообщения: цитировать

Боевые дельфины Военно-морского флота

Автор: Андрей Попов

"Спецназ России", Москва, n6(105), июнь 2005

Темный силуэт отделился, от скалы и, расталкивая воду мощными движениями, устремился к аквалангисту. Спецназовец только успел увидеть рядом с собой темные глаза дельфина, которые совершенно беззлобно смотрел на него и... иглу, длинную черную иглу, торчащую из прикрепленного к голове животного баллончика. Укол и внутренности человека на мгновенье охладились струей сжатого газа, что бы в следующий миг превратиться в раскаленный вулкан, извергающий кровь и плоть... Безжизненное тело аквалангиста в багряном облаке медленно опускалось в пучину, а дельфин продолжал его колоть своей иглой, выпрашивая... рыбу.
Кто погружался под воду с аквалангом, тот знает, что безмолвие моря не пустые слова. Только звук пузырей воздуха из октопуса, если ты в обычном снаряжении и полая тишина, если ты плывешь в акваланге с замкнутом циклом дыхания - ребризере.
Ограниченная видимость через маску и необходимость смотреть не только вперед, назад, вправо и влево, как на земле, но и вверх и вниз,. Отсутствие звуков, которые могли бы предупредить об опасности. Наконец, ограничения по времени пребывания и глубине. Все это говорит об одном: человек гость в подводном мире и печальные случаи регулярно развеивают иллюзии у тех, кто думает иначе.
Военные, как люди, не имеющие права мыслить романтически, по крайней мере в отношении совей службы, первыми поняли, что раз уж мы гости и гостями похоже и останемся, то не плохо бы было подружиться с хозяевами. И дружить они, конечно, решили со своими военными целями...
В первую очередь военные обратили внимание на дельфинов и это логично. Эти млекопитающие прекрасно поддаются дрессировке, их популяции значительны, а ореол обитания простирается от южных морей до холодных северных. А главное, в результате эволюции у дельфинов перед дыхательными путями образовался жировой комок - своеобразная линза. Это уникальный природный локатор, посылая ультразвуковые волны и фиксируя их отражения, позволяет дельфину обнаруживать предметы на расстоянии до 1.500 км. Также дельфин способен определить полый предмет или нет и даже различить с помощью своего эхолота сорт стали! Особенно природный локатор развит у белухи (северного дельфина). По аналогичному принципу, созданы локаторы самолетов и подводных лодок.
Для дельфинов были определены следующие задачи: разминирование, обнаружение затонувших предметов, подрыв морских целей и различных гидротехнических сооружений, обеспечение связи с глубоководными базами, доставка вооружений аквалангистам и защита их от акул.
Первые опыты по применению морских животных в военных целях начались практически одновременно в Советском Союзе и США в конце 1960 годов. С этой целью в СССР были созданы военные дельфинарии в Севастополе, на Кольском полуострове и в бухте Витязь на Дальнем Востоке, использовались и гражданские в местечке Малый Утриш, недалеко от Анапы, и другой в Батуми. Но поскольку в местах непосредственного размещения дельфинариев катастрофически не хватало квалифицированных кадров: биологов, ветврачей, экологов, то было принято решение о создании специальной структуры в столице Белоруссии Минске. Называлась лаборатория проблем адаптации. А для практических экспериментов ученые выезжали непосредственно в дельфинарии. Там они занимались отловом дельфинов, отрабатывали методы их транспортировки. Работы велись настолько успешно, что мы уже через три года перегнали американцев в вопросах создания боевого дельфина второго поколения. Под дельфином второго поколения подразумевается дельфины родившиеся, выросшие и приспособившиеся к условиям жизни в искусственной среде. Их преимущества перед дельфинами, пойманными в море, прежде всего, состоит в том, что они имеют известный дрессировщику, а значит предсказуемый жизненный опыт. Дельфины второго поколения легче дрессируются и на порядок более точно и эффективно выполняют поставленные задачи. И именно, создание условий для размножения дельфинов в неволе было первым вопросом, который предстояло разрешить ученым. Дельфины охотно спаривались в неволе, но до середины 70-х их детеныши, как правило, погибали.
Но главная задача, которая была, не только поставлена, но и успешно выполнена это борьба с подводными диверсантами.
Дрессировка дельфина на поиск и уничтожение аквалангистов достаточно проста. Дрессировщик в костюме аквалангиста погружается в бассейн с дельфинами, которых не кормили уже пару дней. В руках у него сумка с рыбой. Дельфины чувствуют ее запах и начинают кружить вокруг дрессировщика, выпрашивая рыбу, но дрессировщик дает ее только тем, кто дотронулся до него своим носом. Дельфины буквально за несколько дней усваивают этот не хитрый трюк, и дрессировщику остается только приучить их спокойно относиться к наморднику, на котором и размещается баллончик со сжатым углекислым или другим газом. Из баллона выходит длинная титановая игла, размер которой доходит до метра, что исключает возможность защититься аквалангисту, оттолкнувшись от животного руками. Боевые дельфины Военно-морского флота

Автор: Андрей Попов
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 05, 2007 08:27    Заголовок сообщения: цитировать

Боевые дельфины
Настоящие звери
Владимир Гаврилов
Октябрь 2006

Ни для кого не секрет, что война – двигатель прогресса. Для достижения военного превосходства люди готовы использовать любые средства, даже привлекать на свою сторону животных. В результате на свет появились совершенно уникальные подразделения дельфинов-диверсантов.
Считается, что человек обладает самым крупным мозгом на Земле относительно массы тела. При массе 100 кг его мозг весит 1,5 кг. Похожее соотношение и у дельфинов. Мозг дельфина-белобочки с массой тела 50–100 кг весит около 1 кг. А афалины – почти 2 кг! (Мозг 100-кг акулы весит всего несколько десятков граммов)
Мозг дельфина имеет сложную структуру и очень большое количество извилин коры больших полушарий, – высшего отдела мозга, отвечающего за сложные психические функции. А высокоразвитый мозг – это высокий интеллект, высокоорганизованное, сложное поведение. Дельфины – умелые охотники, заботливые родители, дисциплинированные члены стаи, а если понадобится – умелые ее руководители
Дельфин-фотограф пользуется камерой, выдерживающей глубины свыше 100 м. Животное умеет правильно направлять объектив на цель, замирать и только в этот момент спускать затвор
Идея о превращении морских млекопитающих в солдат возникла не где-нибудь, а в России. Еще в 1915 году в Генеральный штаб ВМФ обратился дрессировщик Владимир Дуров, который предложил обезвреживать подводные мины с помощью тюленей. Военное министерство заинтересовалось, и за три месяца в Балаклавской бухте были обучены 20 животных. Во время показательных тренировок они легко обнаруживали под водой муляжи противокорабельных мин и помечали их специальными буйками. Но применить тюленей в боевых условиях так и не удалось. Немцы были обеспокоены появлением необычного спецподразделения, и однажды ночью все «морские саперы» были отравлены. Военная контрразведка начала расследование этого темного преступления. К сожалению, завершить его не удалось. Грянула революция, и дело о гибели боевых тюленей закрыли. С приходом к власти большевиков возникла опасность того, что секретная методическая литература по подготовке ластоногих диверсантов окажется у врага, поэтому большая часть документов была уничтожена.

Истребители диверсантов

Повторно к приручению морских млекопитающих и использованию их в военных целях люди вернулись полвека спустя, во время Вьетнамской войны.
На этот раз колоссальных успехов достигли американцы. Наряду с тюленями и морскими львами они стали привлекать к подводной работе дельфинов. Первым их боевым крещением стало патрулирование крупнейшей военно-морской базы США во Вьетнаме – Камрани. К 1970 году в операции «Быстрый поиск» участвовало шесть животных, обученных на базе Сан-Диего. Обитатели моря помогли поймать свыше 50 пловцов-диверсантов, пытавшихся прикрепить к бортам американских кораблей магнитные мины. Причем, как утверждали военные, бывали случаи, когда морские львы самостоятельно уничтожали пловцов при помощи закрепленных на носу ножей или игл с ядом. По рассказам бывших спецназовцев Черноморского флота, в то время погибли два советских аквалангиста-подрывника.
Очевидно, это и вдохновило советских специалистов на возобновление работ с морскими животными. В 1967 году в Казачьей бухте Севастополя был открыт первый советский военный океанариум. На довольствие было поставлено 50 дельфинов-афалин. В 1970-х к работам подключилось несколько десятков научных институтов СССР. «Дельфинов и тюленей готовили по нескольким направлениям: охрана и патрулирование местности, уничтожение диверсантов, поиск и обнаружение тех или иных подводных объектов», – рассказывает главный военный тренер Севастопольского океанариума Владимир Петрушин.
Обучение проходило по давно наработанным шаблонам: действие – подкрепление. У животных вырабатывались навыки нужного поведения. За выполнение задания они получали рыбку. Однако, поняв смысл происходящего, дельфины проявляли инициативу и сами предлагали те или иные алгоритмы сотрудничества. Вскоре удалось добиться неплохих результатов.
«Я присутствовал на военных учениях, когда дельфины занимались поиском диверсантов в Севастопольской бухте, – рассказывает руководитель группы морских млекопитающих НИИ проблем экологии и эволюции РАН Лев Мухаметов. – Зрелище незабываемое. Вход в порт там очень узкий, всего 700 м. На берегу стояли постоянные клетчатые вольеры, в которых и содержались животные. Афалины при помощи своего природного сонара, даже сидя взаперти, способны замечать любой подводный объект на дальности примерно полкилометра. Так вот, обнаружив пловцов, они нажимали на специальную педаль. В воздух поднималась ракета, и раздавался сигнал тревоги. Потом зверь вставал так, что указывал носом примерное местоположение ‘гостя’. После чего он нажимал на другую педаль, и двери вольера открывались. Дельфин несся к нарушителю и обезвреживал его». В сентябре 1973 года Океанариум посетил Главком ВМФ адмирал Горшков, который был приятно поражен увиденным. Морские млекопитающие обнаруживали диверсантов в 80% случаев. Несколько хуже дело обстояло с ночными пловцами – 28–60%. Правда, не выходя из прибрежного вольера. В открытом море вероятность обнаружения приближалась к 100%.
«Скрыться от дельфина просто невозможно, – рассказывает тренер Владимир Петрушин. – Да и сражаться с ним под водой человеку не с руки. Мы регулярно проводили учения. Пловцам ГРУ ставилась задача проникнуть на охраняемую территорию, а мы в это время выпускали животных. В итоге не было ни одного прорыва. Иногда пловцы предпочитали сразу выбираться на старые брошенные буи или волнорезы и грелись на солнышке, пока в зоне «боевых действий» хозяйничали дельфины. Из-за этого возникала масса недоразумений, ведь мы-то считали, что в зоне есть люди, и требовали от животных их искать. А они показывали, что никого нет. И только перед демобилизацией гэрэушники признались, что все это время они просто дурачили командование и не думали выполнять свое задание».
«Вопреки всеобщему мнению севастопольских дельфинов не обучали убивать людей, – продолжает Лев Мухаметов. – В противном случае они бы просто начали нападать на своих, ведь отличить нашего аквалангиста от чужого животному сложно. Поэтому, достигнув цели, они только срывали с диверсанта ласты, маску и выталкивали его на поверхность. Но и этого было вполне достаточно. Тем временем с берега выходил быстроходный катер со спецназом, который и подбирал незадачливого аквалангиста».
Тем не менее боевые средства поражения (ножи, иглы с парализующими или отравляющими веществами и даже пистолеты, надеваемые на нос и срабатывающие при ударе) в арсенале спецподразделений имелись. Но, как показала практика, после атаки со смертельным исходом дельфины переживали сильный стресс и зачастую саботировали дальнейшие приказы, недаром об их доброжелательности по отношению к людям слагались легенды. Поэтому и советские и американские специалисты старались не доводить дело до крайности. Другое дело – морские львы и тюлени. Они без всяких угрызений совести тыкали людей отравленными иглами.
С 1975 года боевой отряд морских млекопитающих заступил на штатное дежурство в севастопольской бухте и совместно с отрядом спецназа нес круглосуточное патрулирование. Каждая смена стояла четырехчасовую вахту, выходя на позиции по специальному каналу у Константиновского равелина. Но служба боевых дельфинов не сводилась только к выявлению вражеских лазутчиков.

Подводный поиск

В марте 1973 года руководство ВМФ получило в распоряжение секретный отчет американского военно-морского центра в Сан-Диего, в котором утверждалось, что за два года американцам удалось обучить группу дельфинов и еще двух касаток находить и поднимать затонувшие боевые торпеды. Подобные опыты тут же стали проводить и в Севастополе. В феврале 1977-го на Черноморском флоте появилось еще одно подразделение – поисковое. Именно оно прославило океанариум и принесло огромную пользу флоту.
«Способности дельфинов успешно искать потерянные предметы поражала наших тренеров, – рассказывает Владимир Петрушин. – Они могли находить даже болты и гайки, показанные когда-то им и потом разбросанные по акватории бухты». Грех было не применить столь выдающиеся таланты на практике, благо и повод для этого был.
На специально отведенных полигонах в Черном море постоянно проходили корабельные стрельбы. И хотя командование предпринимало все меры предосторожности, моряки теряли несколько учебных торпед в год. Найти их аквалангистам было практически невозможно. Потеряв ход, торпеда тонула и тут же зарывалась в глубокий ил. Вот здесь-то и была необходима помощь дельфинов.
«У афалин имеется прекрасный акустический радар, – рассказывает Лев Мухаметов. – При этом он намного совершеннее всех технических устройств подобного характера, что придумал и сделал человек. При помощи эхолокатора животные могут не только находить даже самую мелкую рыбешку в воде, но и заглядывать под землю до полуметровой глубины. И при этом они безошибочно определяют, из чего сделан затонувший объект: из дерева, бетона или металла».
На практике это выглядело следующим образом. Дельфинам на морды надевали специальные рюкзаки с аудиомаяками и буйки с якорями. Обнаружив потерянную торпеду, они подплывали к ней, тыкались носом в грунт и сбрасывали аудиомаяк вместе с буйком. А дальше в дело вступали водолазы.
Как утверждали военные, создание и содержание службы боевых дельфинов в Севастополе окупилось уже через несколько лет. Одна учебная торпеда стоила примерно 200 000 советских рублей, а таких торпед животные спасли сотни! При этом они обнаруживали такие вещи, о которых давным-давно позабыли и сами адмиралы. «Я сам был свидетелем, как во время учений наш дельфин наткнулся на автоматическую мини-подлодку, потерянную еще 10 лет назад, – рассказывает Лев Мухаметов. – Он поставил буек, а когда объект подняли на корабль, то радости военных не было предела, потому как субмарину давно отчаялись найти, списали и получили хороший нагоняй от начальства. А здесь для всех подвернулась удачная возможность исправиться».
В своей специальности поисковые дельфины достигли невероятного мастерства. Они даже освоили подводное фотографирование. Специально для спецподразделения был разработан фотоаппарат, выдерживающий глубины свыше 100 метров. Животных учили правильно направлять объектив на цель, замирать и только в этот момент спускать затвор. Одна из сложностей при подводной съемке состояла в том, что мощная вспышка слепила животных, поэтому пришлось учить их закрывать глаза. Потом по фотографиям можно было легко определить, что за находка лежит на дне и стоит ли тратить силы на ее подъем.
Иногда за помощью к военным обращались и гражданские ведомства. К примеру, по просьбам археологов боевые дельфины искали и находили останки античных кораблей. С их помощью со дна поднимались древнегреческие амфоры и другие предметы старины.

Несостоявшиеся биороботы

Естественно, все эти фокусы требовали недюжинных умственных способностей. «Дельфины очень умные и веселые существа, и всякая работа давалась им легко, – рассказывает заведующий лабораторией НИИ проблем экологии и эволюции РАН Александр Супин. – Некоторые ученые всерьез говорят о наличии у них зачатков разумной деятельности – между тем, военным этот самый ум иногда мешал».
Долгое время аналитики ВМФ вынашивали идею превратить дельфинов в подрывников-смертников, но безуспешно. Каким-то шестым чувством животные понимали, что их хотят послать на верную смерть, и отказывались выполнять команды. Тогда-то военные и задумались: а не превратить ли дельфинов в живых роботов.
«Существующие технологии и технические средства позволяли добиться этого, – продолжает Александр Супин. – Пропуская через определенные зоны мозга электрический ток, можно создать иллюзию громких звуков или световых вспышек. Если вспышка следует с одной стороны, животное пугается ее и плывет в другую. Этим самым и обеспечивается управление его движениями вправо или влево. Так же можно заставить его остановиться или плыть быстрее. Например, в сторону корабля с миной на спине. Но от этих опытов быстро отказались». Слишком уж сложными были операции на мозге. Да и сами ученые в большинстве своем не хотели уродовать зверей и жечь им мозг электричеством. Да и «биороботы» оказались на редкость болезненными созданиями. Очень скоро военные закрыли проект, хотя эксперименты по вживлению в головы дельфинов электродов в чисто научных целях проводились еще долго. К примеру, с их помощью в НИИ проблем экологии и эволюции РАН удалось сделать выдающееся открытие: у дельфинов был зарегистрирован однополушарный сон. Вскоре, однако, все инвазивные (с внутренним проникновением в тело) эксперименты на дельфинах в большинстве стран были запрещены.
В настоящее время ни один уважающий себя научный журнал не опубликует результаты экспериментов, в которых использовались методы, калечащие этих животных.

Гроза Персидского залива

В 1991 году после распада Советского Союза дельфинарий в Севастополе перешел под юрисдикцию Украины. Буквально сразу же все военные эксперименты с животными были прекращены. Сильные тренеры уволились и работают теперь преимущественно в Московском дельфинарии. Оставшийся не у дел океанариум выживал тем, что готовил представления для публики, но ситуация продолжала ухудшаться. В 2000 году в СМИ просочилась информация о том, что три дельфина и одна белуха еще советского призыва были проданы Ирану. Украинские чиновники поспешили заявить, что «чисто в мирных целях».
Между тем в США военные исследования продолжаются. На сегодняшний день на семи специальных базах ВМС США работают по различным программам 250 животных. Из-за все возрастающего давления «зеленых», а также из соображений безопасности все эти эксперименты засекречены, так что известно о них немного. По сообщениям американских СМИ, одно из подразделений охраняет акваторию огромной военно-морской базы Бангор в штате Мэриленд, где дислоцируется Атлантическая эскадра подводных ядерных ракетоносцев. В ее состав входят самые мощные субмарины, принадлежащие к классу «Огайо».
Выучка членов этого спецотряда была проверена в боевой обстановке в ходе операции «Буря в пустыне». У побережья Кувейта морские животные сначала зачистили территорию от боевых пловцов противника, а потом приступили к обнаружению мин. Во время второй иракской войны дельфинов активно применяли для разминирования иракского порта Умм-Каср. В 2003 году в район Персидского залива было доставлено девять животных. С их помощью в гавани было обнаружено более 100 мин. Совместная служба человека и дельфина, особенно в боевых условиях, сильно сближает их. Люди стремятся оказать почести своим боевым товарищам. За выдающиеся заслуги один из дельфинов по имени Таффи недавно был торжественно произведен в сержанты ВМС США.
Сейчас интерес к боевым дельфинам проявляют Индия, Иран, Израиль и ряд других государств. Между тем, по единодушному мнению сотрудников Института проблем экологии и эволюции, гораздо продуктивнее использовать дельфинов не в военных, а в мирных целях. Например, они могут быть очень эффективны при обследовании подводных сооружений, в частности газопроводов. Дельфин способен заметить любое механическое повреждение или струйку газа, выходящую из трубы, сфотографировать их, закрепить тросы, по которым можно спустить под воду необходимое оборудование. Специалисты института готовы предложить свои услуги по подготовке первого в мире подразделения гражданских дельфинов, в задачи которого будет входить обслуживание и контроль за состоянием европейского газопровода, проложенного по дну Балтийского моря. И кто знает, может быть, использование дельфинов в мирных целях принесет большую пользу науке и откроет двум самым умным биологическим видам на Земле новые пути к полноценному сотрудничеству. А это, согласитесь, гораздо интереснее, чем война.

Эксперимент-интеллект

Ведущий российский этолог Л.Крушинский и его сотрудники для изучения интеллекта дельфинов предложили остроумный эксперимент. Тренер показывает дельфину его любимую игрушку – большой мяч, а затем... прячет его за ширму. Ширма на глазах у дельфина открывается, однако дельфин видит не мяч, а два предмета похожих очертаний, но один из них – объемная коробка, а другой – плоский щит. Очевидно, мяч исчез в одном из этих предметов, и именно внутри, а не за ним: щит и коробка видны дельфину со всех сторон, так что ясно, что мяч не заслонен щитом или коробкой. Извлечь его оттуда легко: для этого дельфину достаточно зацепить челюстями петлю, привязанную к коробке или щиту, те опрокинутся, и мяч упадет в воду, а дельфин за догадливость помимо своей игрушки получит еще и рыбку. Для нас с вами ответ ясен заранее: если один предмет – объемная коробка, а другой – плоский щит, то мяч, конечно, может быть только внутри коробки. Мы можем оперировать понятиями плоскости и объема. А может ли дельфин делать такие выводы? Оказалось, может. Дельфины, впервые увидевшие, как от них прячут мяч, сразу уверенно доставали его из объемной коробки и никогда не делали попыток искать мяч внутри плоского щита. Эксперимент недвусмысленно показал: у дельфина есть зачатки рассудочной деятельности, которую еще недавно считали исключительной привилегией человека.


Самоволка-самоволочка

Дрессировщики боевых дельфинов вспоминают, что в годы службы они вели себя точно так же, как человеческие солдаты-срочники, бегая по ночам «по девочкам». Во время тренировок животные содержались в сетевых вольерах прямо в открытом море. Двое дельфинов придумали способ миновать эти искусственные преграды. Один из них нырял и, зацепив сеть, тянул ее вниз, так что верхний край опускался почти до поверхности воды. Второй дельфин легко через него перепрыгивал. Затем они менялись местами. Тот, что уже был на свободе, подплывал к сети с другой стороны и тоже отодвигал ее вниз. Вдоволь нагулявшись, они возвращались тем же путем. Но не все стремились уйти на волю. Некоторым было достаточно общения внутри океанариума. «Мои коллеги по работе со смехом рассказывали про молодого дельфина, который любил перепрыгивать через перегородки между соседними вольерами, – рассказывает крупнейший российский специалист по морским млекопитающим Александр Супин. – Таким образом он ‘ходил в гости’ к подружкам. Как правило, утром, к приходу тренера, он уже был на своем законном месте, добираясь туда тем же путем – перепрыгивая через сетевые перегородки между вольерами. А когда не успевал, прятался в чужом вольере, как нашкодивший мальчишка. Но позывов убежать в море у него почему-то не возникало. С людьми было интереснее». Случались в Севастопольском океанариуме и другие приключения. Как-то раз во время учений к подружке сбежал дельфин по имени Дик. В тот момент отряд был на выезде в море, и боец заскучал по даме сердца – Музе, оставшейся в океанариуме. Он бросил все и примчался к вольерам домой, в Казачью бухту, где и встретился с любимой. На следующее утро за ним пришел катер, и Дик, сопровождая его, вернулся к отряду.
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 05, 2007 08:30    Заголовок сообщения: цитировать

Боевые дельфины могут уничтожить полмира

Сразу 36 боевых дельфинов, увешенных оружием, в том числе химическим отравляющим, бороздят в настоящее время воды Мексиканского залива.
Дельфины, натасканные на обезвреживание террористов-водолазов, пропали из океанариума военной базы "Пончартрейн» в США во время пронесшегося над Америкой урагана «Катрина».
Как сообщил один из офицеров штаба военно-морских сил США, во время урагана воды реки Миссисипи и озера Пончартрейн затопили Новый Орлеан, а затем схлынули и унесли дельфинов в Мексиканский залив.
Любой человек в гидрокостюме является для таких дельфинов врагом и будет немедленно атакован. Поэтому в первую очередь дельфины-убийцы будут представлять опасность для серферов и дайверов, находящиеся в зоне акватории.
Группа животных была набрана в 2001 году, через год после того, как в территориальных водах Йемена диверсантам удалось взорвать американский эсминец.
Дельфинов обучили атаковать вражеских аквалангистов-разведчиков, диверсантов, боевых пловцов и поражать их дротиками, наполненными наркотическим веществом. Дротики выстреливает специальный пистолет, закрепленный на носу дельфина.
Программа по использованию дельфинов, известных своим миролюбивым нравом, в военных целях ведется в США с 1962 года.
В годы вьетнамской войны дельфины охраняли акваторию базы 7-го флота США в Камрани и уничтожили свыше 60 советских и вьетнамских боевых пловцов, пытавшихся подобраться к кораблям. Животные либо срывали с вражеского аквалангиста дыхательный аппарат, либо выталкивали на поверхность, либо поражали дротиками с ядом.
В настоящее время на службе в ВМС США состоят 150 дельфинов и морских львов. На программу по их обучению Соединенные Штаты ежегодно тратят 14 млн. долл.
В рамках этой программы животные входят в штат профессиональных военнослужащих-млекопитающих Америки. Они не просто стоят на довольствии военно-морских сил США, но также постоянно "повышают свою квалификацию".
С 1999 г. военные тренеры дельфинов отказались от практики подготовки диких морских млекопитающих и теперь разводят будущих "солдат" в неволе.
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 05, 2007 08:37    Заголовок сообщения: цитировать

Рассказ Андрея Калганова о боевых дельфинах.

Одной из главных задач черноморских боевых дельфинов была охрана бухт от подводных диверсантов. Калганов уверяет, что дельфины были отменными часовыми и работали значительно эффективнее гидроакустических приборов.
Под водой, у входа в бухту, устанавливали две клетки с дельфинами. Их задача: следить за тем, чтобы в гавань не проник никакой объект – будь-то аквалангист или батискаф.
Дельфины с помощью эхолокации могут «увидеть» предмет под водой на расстоянии до пятисот метров. Обнаружив цель, животное сигнализирует об этом своему тренеру - нажимает на опущенную в воду педаль. Затем тренер надевает на дельфина титановое седло с датчиком и намордник-самострел.
Экипированный дельфин или самостоятельно ликвидирует шпиона, или просто обнаруживает его координаты, после чего это место обстреливается гранатометами.
Калганов вместе со своими дельфинами охранял Севастопольскую бухту. Говорит, что животные "воевали" только на учениях – настоящие лазутчики на бухту так ни разу и не покусились.
А началось все в США, в 1958 году, когда американский нейрофизиолог Джон Лилли выступил в Пентагоне с докладом, в котором говорилось о возможности применять дельфинов и небольших китов в военных целях. «Китообразные могут находить боеголовки, спутники и все прочее, что по воле человека обрушивается в океан, - писал он в своем докладе, - Их можно приохотить к выслеживанию подводных лодок, к разведывательной службе при надводных и подводных судах. Млекопитающих можно перевозить в разные места и использовать в гаванях в качестве подрывников». Дельфины, по убеждению ученого, могли быть самонаводящимся оружием против человека или дрессированными бомбами (если предварительно «нафаршировать» животных ядерными зарядами).
Уже в 1962 году на острове Ки-Уэст ЦРУ провело первые учения с использованием боевых дельфинов. Старт провалился: животные не видели различий между военными и гражданскими кораблями, и вскоре ведомству пришлось оправдываться перед яхтсменами, обнаружившими на своих суднах магнитные мины.
Однако на войне во Вьетнаме свою боевую задачу дельфины выполнили на «отлично». Животные охраняли акваторию военно-морской базы 7-го флота США в бухте Камрань. К носу каждого из дельфинов-часовых был прикреплен шприц с парализующим веществом – животные уничтожили 45 вьетконговских аквалангистов.
"В 1965 году главнокомандующий ВМФ СССР Сергей Горшков встретился с моим отцом, - вспоминает Калганов, - Он сказал, что американская армия обучает дельфинов охранять и убивать. Значит и нам (в СССР) следует создать центр по подготовке боевых китов!"
Первый океанариум ВМФ СССР был построен в 1966 г. под Херсонесом, в бухте Казачья. Это был закрытый научно-исследовательский центр. В официальных документах он назывался «Площадкой-75», а боевые дельфины - «комбинированными биотехническими системами».
Мы отправились в Севастополь, в бухту Казачью. Бывшая "Площадка-75" сегодня называется «Государственным океанариумом», научно-исследовательским центром вооруженных сил Украины. Военный объект - нас не пускают, требуют бумажку из Минобороны. Чудом прошли, пришлось немножко наврать о целях визита, дескать, хотим написать о первом украинском государственном океанариуме. Потом разоблачились, когда у вояки про боевых дельфинов стали допытываться.
Начальник научно-исследовательского управления гидробионики и служебного использования морских животных капитан III ранга Анатолий Ермоленко сказал, что сразу после развала СССР океанариум изменил направление деятельности: "представления с участием обученных дельфинов, всестороннее изучение млекопитающих, дельфинотерапия". На вопрос "зачем министерству содержать объект, не занимающийся боевыми задачами" ответил после затяжной паузы: дельфины по-прежнему представляют интерес для Минобороны, но не в таких объемах, как раньше.
Другой офицер, который показывал нам вольеры с обитающими в океанариуме 20 дельфинами, сказал, что подготовка боевых дельфинов здесь никогда не прекращалась.
- А в России боевых тюленей готовят - рассказывает, - у них, правда, эхолокации нет, зато можно повесить 50 килограммов оборудования, а на дельфинов всего 15.
PS: На попечительстве у Андрея Калганова четыре дельфина. На коже некоторых животных заметны глубокие рубцы – шрамы от аламанов, рыбацких сетей… Этих дельфинов Калганову отдали рыбаки, в чьих сетях они запутались. За день в неводах гибнет от 30 до 40 черноморских дельфинов.
Всех своих афалин Калганов вынужден будет отпустить в море, их отлов сегодня запрещен. Краснокнижные животные – собственность государства.
- Проблема в том, что мои дельфины уже привыкли к людям и, оказавшись на воле, потянутся к рыбакам и опять попадут в сети. Сейчас я думаю о том, как научить дельфинов сторониться человека… - говорит Калганов.
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2011 17:36    Заголовок сообщения: цитировать

"Хатико: История одной собаки"

Джош Биллингс: «Собака - единственное существо на этой планете, которое любит вас больше, чем себя».

Каждый день Хатико будет ждать вас здесь, на том же самом месте. День будет сменять ночь, люди будут спешить по своим делам, календарные листки падать на пол, но Хатико будет ждать вас, потому что Хатико нужен настоящий друг.

Фильм поставлен по известной правдивой истории, которая произошла в Японии в 20-х годах. Пес каждый день провожал и встречал своего хозяина на вокзале. Потом хозяин неожиданно умер, но пес в течении 9 лет, КАЖДЫЙ день в 5 часов вечера приходил на вокзал встречать хозяина и ждал его до последнего поезда. Потом японцы поставили ему памятник на том месте, где он постоянно ждал хозяина.
смотреть фильм здесь:
http://galerka.ua/cinema_2015.html
или здесь:
http://onlinekino.su/drama/16-xatiko-samyj-vernyj-drug.html

а скачать фильм можно здесь:
http://vagonkino.ru/semeinie/11415-istoriya-xatiko-1987-dvdrip.html
или здесь:
http://kinonew.ru/download/20041-xatiko-samyj-vernyj-drug-hachiko-a-dogs-story.html

*****

Ученые Токийского университета повторно исследовали останки всемирно известного пса Хатико, который умер 75 лет назад.

Собака породы Акита-ину стала настоящим символом верности. Хатико на протяжении десяти лет встречал поезда на станции Сибуя в Токио в ожидании умершего хозяина. Пес привык каждый день провожать хозяина до входа на станцию, а вечером встречать его там же. А когда в 1925 году мужчина умер на работе, Хатико все равно ждал его ежедневно на привычном месте в надежде встретить хозяина. Так продолжалось десять лет, пока пес не скончался сам.

Ученые сразу после смерти преданной собаки провели вскрытие и сочли, что сердце Хатико было поражено червями-паразитами и он умер от филяриатоза, сообщает РИА Новости. Сердце, легкие, печень и селезенка животного были помещены в раствор формалина.

С конца прошлого года ученые проводили обследование этих органов при помощи таких современных технологий, как магнитно-резонансная томография. В результате обследования в сердце и легких пса были обнаружены обширные злокачественные образования. «Не ясно, что непосредственно послужило причиной смерти, но пес мог умереть как от филяриатоза, так и от рака, так как и то и другое — тяжелые заболевания», — сказал профессор Хироюки Накаяма из группы исследователей.

Ранее считалось, что Хатико умер от того, что проглотил палочку от якитори (японского аналога шашлыка), которая прорвала ему желудок, пишет газета GZT.ru.

Эта потрясающая история верного пса вдохновила кинематографистов на создание двух фильмов о Хатико. В одном из них сыграл известный американский актер Ричард Гир, пишет издание «Янтарный край». А сами японцы поставили собаке памятник рядом со станцией Сибуя.



bff3b7e38145.jpg
 Описание:
На всю Японию Хатико стал известным в 1932 году после выхода в свет газеты с заметкой об этом преданном псе, который уже более 7 лет ждал возвращения своего умершего хозяина. После этого, толпы людей хлынули на железнодорожную станцию Сибуя с целью увидет
 Размер файла:  91.37 KB
 Просмотрено:  43847 раз(а)

bff3b7e38145.jpg



8f98271d0092.jpg
 Описание:
Так и приходил Хатико, желая встретить своего хозяина, до самой своей смерти. 9 лет верный пес ждал возвращения профессора. День смерти Хатико стал днем траура для всех японцев.
 Размер файла:  65.02 KB
 Просмотрено:  43848 раз(а)

8f98271d0092.jpg



Hachiko1233.jpg
 Описание:
В 1934 году собаке был воздвигнут памятник, который в период мировой войны был уничтожен. Металл от памятника пошел на военные нужды. Но жители страны восходящего солнца не забыли своего героя и по окончанию войны восстановили памятник. Сейчас памятник Ха
 Размер файла:  148.33 KB
 Просмотрено:  43849 раз(а)

Hachiko1233.jpg


Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2011 20:05    Заголовок сообщения: цитировать

Награда меркурию

Истории известны факты, когда особые награды присуждались
братьям нашим меньшим "за исключительные заслуги и подвиги".
Так, медалью за заслуги в военной службе был награжден голубь
Меркурий. Это произошло 30 июля 1942 года. Группа подпольщиков
из датского движения Сопротивления заполучила секретную
информацию о планах гитлеровцев, которую надо было срочно
передать союзникам. Вместе с Меркурием были посланы еще
несколько десятков голубей, и каждый из них нес зашифрованное
послание. Однако до голубиной станции, находящейся на
побережье Англии, добрался только Меркурий, пролетев без
остановки 800 километров, сообщает словацкий журнал
"Словенка".
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2011 20:06    Заголовок сообщения: цитировать

ЧЕТВЕРОНОГИЕ СОЛДАТЫ НА ПОЛЯХ СРАЖЕНИЙ
Денис Балмашов

Сила животных настолько впечатляла человека, что в древние времена он обожествлял эту силу. И часто вел свое происхождение от какого-нибудь большого и сильного, ловкого и смертоносного зверя. Силу царей и вождей древних народов часто сравнивали с силой льва, слона, быка. Неудивительно, что люди решились и научились использовать эту силу в военных целях. Так, фараонов в походах и сражениях обычно сопровождал боевой лев. Собаки являются нашими спутниками со времен каменного века. Боевые слоны Ганнибала, с которыми он бил непобедимые легионы римлян, — легенда античных времен. Голуби всегда были почтальонами… Список можно продолжить. Мало кому известно, насколько изобретательно люди использовали животных, и сколько тайн кануло во тьму времен вместе с этими отважными бойцами.

Дельфины против аквалангистов

Во время войны США во Вьетнаме (1965—1975), в порту Камрань американские корабли подверглись атакам вьетнамских боевых пловцов. Удачные диверсии, в результате которых Пентагон лишился двух боевых транспортов с самолетами на борту, были проведены вьетнамскими аквалангистами-подрывниками. Тогда американцы использовали против них дельфинов-убийц. Нескольких встреч с дельфинами и сивучами, после которых ни один из посланных на задание вьетнамских боевых пловцов не вернулся на базу, вполне хватило. Вылазки вьетнамских диверсантов прекратились…

Боевые дельфины — лишь один пример использования на военной службе братьев наших меньших. Человечество, как самый высокоорганизованный вид животных на Земле давно стремится подчинить себе природу и все живое. И в войнах, которое оно ведет, использовались и продолжают использоваться не только технические достижения, но и живые существа. Мы часто считаем, что животные просто выполняют команды дрессировщика, и только. На самом деле с древности люди знали, что с братьями меньшими можно установить чувственную связь (эмпатический контакт), телепатический контакт, в тела животных можно переселяться с помощью специальной техники астральной проекции сознания, и т. д.


Свирепые псы войны


Собаки, с незапамятных времен жившие рядом с человеком, давно привлекли внимание воинов. В древних египетских и греческих хрониках подробно рассказывается о знаменитых боевых ассирийских собаках, сражавшихся на поле брани наравне с воинами. Это были рослые могучие псы, преимущественно темной масти с лохматой, но недлинной жесткой шерстью. Широкая сильная грудь, мощные толстые лапы и огромная пасть с жуткими острыми клыками отличали боевых ассирийских собак от всех известных тогда человеку пород. В папирусах утверждается, что такая собака запросто могла перекусить ногу кавалерийской лошади.

Ассирийцы делали для своих боевых собак специальные, укрепленные металлом доспехи, защищавшие голову, грудь и спину животного от стрел, дротиков, копий, ударов мечей и палиц. Обычно боевые собаки в доспехах шли в атаку вместе с боевыми колесницами ассирийского войска и применялись подобно дрессированным гепардам. Значительно реже таких собак выпускали против вражеского пешего строя. Сохранились фрагменты древних барельефов с изображениями огромных боевых псов, но, к глубокому сожалению, сама порода этих огромных удивительных собак давно и безнадежно утеряна. Ученые считают, что аналогичную породу собак разводили викинги.

И что интересно, рядом с группой воинов с собаками изображен жрец. И так везде. Эзотерики считают, что ассирийские жрецы осуществляли мистический (телепатический) контроль за псами. Это было необходимо на тот случай, если животные выходили из-под контроля. А такое в кровавой битве было неизбежно.

Собаки сыграли необычную роль и в войнах XX века. С середины 30-х годов в СССР были начаты опыты по борьбе с танками с помощью собак. Центральной школой военного собаководства были разработаны и впервые применены в 1939 году на Халхин-Голе специальные мины. Собаку приучали стремительно бросаться под танк, причем с короткого расстояния, чтобы она быстро оказалась в «мертвой» зоне пулеметов танка. Во вьюк собаки закладывали противотанковую мину с 2—4 кг взрывчатки.

Уже в июле 1941 года на фронт был отправлен первый батальон истребителей танков с использованием собак-подрывников. За ним последовало еще несколько. Успешное применение собак-подрывников явилось полной неожиданностью для противника. Немецкое командование издало специальную инструкцию по борьбе с собаками-истребителями танков.

На Ленинградском фронте в батальоне специального назначения, которым командовал майор П. А. Заводчиков, собак приучили со взрывчаткой в специальной сумке пробираться по проходам в колючей проволоке, которые немцы оставляли для перебежчиков с нашей стороны. Попав в расположение противника, псы забегали в бункера, бросались на двери дзотов, блиндажей и других убежищ, где чуяли людей. При этом взрыватели, вставленные во вьюки с толом, которые собаки несли на спине, задев за стенку или дверь, срабатывали и взрывали мину. В дальнейшем, в связи с увеличением в войсках количества противотанковой артиллерии, потребность в использовании служебных собак для уничтожения танков уменьшилась, число подразделений истребителей танков сокращалось, а в октябре 1943 года они были ликвидированы. Вместо них стали создавать роты минно-розыскной службы с использованием собак. Служебными собаками-подрывниками в годы Великой Отечественной войны было уничтожено свыше 300 танков, штурмовых орудий и много другой боевой техники, вооружения и живой силы врага.

Сегодня наука признала, что животные действуют не только на основе безусловных и условных рефлексов, но и по велению своего мозга, который, конечно, обладает более ограниченными возможностями, чем человеческий, но все же определенными способностями обладает. А эзотерики считают, что животные также наделены душой, как и люди, только она находится на более низком уровне развития. В свете сказанного, исследователи ставят вопрос: псы-камикадзе, дельфины с минами и т. п. — осознают ли они, что идут на смерть? Никто еще толком не занимался нравственными вопросами использования животных в военных целях.


Непобедимые слоны Ганнибала

Одним из самых интересных достижений военной мысли древности стало использование в сражениях специально обученных боевых слонов. Впервые европейцы столкнулись с ними в период походов Александра Македонского. Разбив в нескольких сражениях войска персидского царя Дария III, Александр повел своих воинов дальше на Восток, на завоевание Индии. Большинство индийских властителей — магараджей — имели в рядах своих войск боевых слонов. Слоны выполняли в войсках магараджей множество различных боевых задач. Их можно сравнить с прорывающими вражеский фронт танками — что тогда было способно остановить такую махину? Огнестрельного оружия не существовало, а стрелы слонов не пугали: чтобы они не досаждали гигантам, на них надевали специальные попоны и нагрудники, а голову прикрывали подобием огромного шлема. Изготовленные из толстой кожи и плотной стеганой материи, слоновьи доспехи прекрасно выполняли свои функции. Как и в стаде, в сражении слоны обычно четко следовали за своим вожаком.

На спину боевого слона обычно водружали специальную башенку — в ней сидели погонщик и несколько метких лучников, посылавших во все стороны стрелы во врага или метавших дротики. Иногда погонщик помещался вне башенки или ее не ставили вообще, чтобы использовать животное как гигантский живой трамбовщик, ногами вбивавший вражеских солдат в землю. Часто слоны выполняли роль живого тарана, особенно при разрушении глинобитных стен восточных крепостей, и очень успешно противостояли атакам лихой кавалерии, огромным живым щитом прикрывая собой строй пехоты.

О боевых слонах с восхищением и страхом писали многие древние авторы. От них о гигантах в латах узнали древние римляне, поэтому боевые слоны карфагенского полководца Ганнибала не стали для латинян секретным оружием. Но они по-прежнему оставались очень грозным и опасным противником.

О разуме и иных способностях слонов спорят уже много веков. Чтобы выяснить, кто из представителей животного мира самый умный, в Базельском зоологическом университете провели специальное исследование. Аттестация проводилась по нескольким параметрам, главным из которых была способность решать сложные задачи. Но не с точки зрения человека, а те, что различные животные могут встретить в своей привычной среде обитания. Первое место по интеллекту завоевал орангутан. Его умственные способности соответствуют уровню взрослого, но необразованного человека. Чуть ниже в интеллектуальном рейтинге стоит шимпанзе — на уровне 4—5-летнего ребенка. Далее идут слоны. Причем они отличаются отличной памятью. В частности, эти гиганты способны запомнить нанесенную им обиду и отомстить через много лет.


Быстрые, как ветер


Многие африканские племена отлавливали молодых гепардов, умело дрессировали их и выпускали в бою на врага. Об этом упоминается в древнеегипетских папирусах, рассказывающих о войнах с нубийцами. Упоминание о боевых гепардах ученые находят также на ассирийских глиняных табличках. Как отмечали древние авторы, особенно эффективно дрессированные гепарды действовали против вражеской кавалерии и боевых колесниц: они легко на бегу вспрыгивали на спины коней и рвали мощными когтями всадников и возничих, которые в те времена еще не знали металлических доспехов.

Естественно, лошади, почуяв на спине дикого зверя, сильно пугались и, обезумев, обрывая постромки, уносились прочь. Египтяне, видя, что происходит, не раз пытались перенять тактику боевого применения гепардов. Но, по совершенно неизвестным истории причинам, применение в военных целях самых быстрых в мире хищников неожиданно прекратилось. Это осталось неразгаданной тайной.


Живые тараны

Сила удара загнутых ребристых рогов разбежавшегося барана не просто велика, а ужасна: он свободно разбивает в щепы 5-сантиметровые доски. А если животное с разбегу врежется в человека, то может убить или искалечить его. Добавьте к этому то, что, бросаясь на противника, баран не ведает страха и бьется отважно до победы или гибели. Это подметили еще в древности народы Персии и Азербайджана. С давних пор в отарах отбирали подходящих по боевым качествам самцов и для усиления эффективности их боевых действий надевали им перед сражением специальный намордник, надежно удерживавший на голове металлическую накладку с острыми шипами — баран бил противника как огромным страшным кастетом. Правда, после этого животное часто погибало, зато легко могло снести, убить или искалечить вооруженного всадника вместе с конем, а несколько таких боевых баранов, словно неудержимый таран, пробивали широкую брешь хоть в конном, хоть в пешем строю врага.

Справедливости ради стоит отметить: широко в сражениях боевые бараны обычно не применялись.


Животные под седлом


Но первыми военными животными стали, конечно, кони. Их запрягали в быстрые колесницы, управляемые ловким возницей. А за возницей стояли несколько стрелков из лука. Первые колесницы появились на Востоке в Междуречье еще во времена шумеров. Народ гиксосов, завоевавший Египет около 1700 г. до н. э., познакомил с колесницами фараонов. С тех пор и они охотились на львов и ходили в бой, стоя на быстрых боевых двухколесных повозках. Но первое войско, целиком состоящее из колесниц, создали хетты. Они первыми доказали его замечательные возможности, стремительным маневром окружив войско фараона в битве под Кадетом. Быстрые колесницы несли и греческих героев. Колесницы персов вооружались острыми косами на дышле, разящими скачущих на конях вражеских воинов. А вот римляне уже применяли в сражениях только верховую конницу, колесницы остались в древнем Риме для триумфальных шествий императоров да состязаний на ипподромах.

Иногда в древности довольно хитро использовали давным-давно ставших солдатами лошадей. Монгольские ханы, бросая в бой свои войска, приказывали гонять в отдалении свежие табуны — большие конные массы противник легко принимал за свежие тумены ордынцев. Это помогало им серьезно запугать врага и сломить его боевой дух. Впрочем, о лошади-солдате известно очень многое, это отдельный долгий рассказ.

Значительно менее известна военная судьба верблюда. Мы привыкли считать его «кораблем пустыни», гордо и неспешно вышагивающим по раскаленным пескам с поклажей на горбах. Между тем много веков подряд существовала знаменитая верблюжья кавалерия, успешно и весьма активно действовавшая еще в ХХ веке. Исторические хроники рассказывают, что первыми додумались до того, чтобы воевать верхом на верблюдах, арабы. В раннем Средневековье, при пророке Мухаммеде, лично участвовавшем во многих ожесточенных сражениях, первые приверженцы Аллаха усовершенствовали и расширили сферу применения верблюжьей кавалерии, которая в бескрайних песках по маневренности и скорости передвижения даст приличную фору привычной нам коннице. Тогда же создали удобное седло, которое с небольшими изменениями сохранилось до наших дней.

Доподлинно известно, что в Отечественной войне 1812 года в составе русской армии действовали два полка башкирской кавалерии. Несколько сотен всадников в башкирских полках имели под собой не лошадей, а верблюдов. И они вместе со всей русской армией вошли в 1813 году в Париж!

В Первую мировую войну легендарный английский разведчик Томас Лоуренс, действовавший в Аравии, также предпочитал лошадям верблюдов. Во главе арабских отрядов верблюжьей кавалерии он первым входил в города, освобожденные повстанцами от турок. Сегодня верблюжья кавалерия существует как экзотика у некоторых богатых шейхов туарегов, кочующих по Сахаре на территории Марокко.


Противотанковые кошки-мышки

Они вели свои битвы в подвалах, на складах и в моторных отсеках танков, вдали от широко известных сражений людей. Фоpмиpование первых советских подразделений противотанковых мышей началось в 1941 году. Этим занялся доктор Игорь Валенко из Смоленского университета. Мышь, с её способностью проникать в отверстия до 4 pаз меньшие по диаметpy, чем диаметр собственного тела, и pазpyшать электpопpоводкy и небольшие детали, была идеальным средством для выведения из строя танков и дpyгих механизированных средств. К месту действия мышей доставляли на маленьких, почти бесшумных самолетах По-2. Первая операция была проведена весной 1942 года в районе Кирова. Результат, должно быть, впечатлил руководство Красной армии, так как мышей не раз использовали в боях под Сталинградом.

Германским ответом «проискам русских» было создание кошачьих подразделений. Их бросали в бой и против британских танков. Hекотоpое время спустя англичане создали кабельную изоляцию, несъедобную для мышей, и кошачьи охранные подразделения были pаспyщены.

После сведения на нет успехов своего мышиного легиона доктор Валенко был подавлен. До тех поp, пока его не посетила новая идея: обеспечить мышей собачим эскортом из числа уже обученных и готовых к выполнению заданий псов. Если вместе с мышами осуществить сброс одной-двyх собак, то это нейтрализует котов и позволит мышам добраться до их целей. Это была уже отчаянная попытка сохранить идею противотанковых мышей, но всё же несколько собак для этой цели были выделены.

Несколько проведенных акций имели мизерный успех. Возможно, потому, что новые германские «Тигры» были практически неуязвимы для мышей — топливные испарения убивали их раньше, чем они могли нанести какой-либо вред электpопpоводке. В любом случае, к 1943 году СССР уже имел достаточно традиционных противотанковых средств и не нуждался больше в столь экзотических их вариантах.

Говорят: обезумевшие лошади, разъяренные псы с окровавленными клыками, дико трубящие слоны, топчущие и сметающие все на своем пути, — разве можно все это назвать разумными действиями? А люди-воины — на кого они похожи в разгар битвы? Тоже на кровавых безумцев. Ведь недаром, воспевая подвиги героев, их силу и действия часто сравнивали с силой и действиями могучих зверей.

Человек часто относится к животным покровительственно, считая их несовершенными, более примитивными формами жизни. Но справедливо ли это? Ведь многие из них в чем-то гораздо совершеннее нас и наделены чувствами и способностями, которые мы либо утратили, либо никогда не имели.
http://www.anomaliy.ru/article/18274/448
Вернуться к началу
профиль л.с. www
комиссар

Moderator


Возраст: 59
Зарегистрирован: 23.10.2006
Сообщения: 3261
Откуда: Воронеж

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2011 20:08    Заголовок сообщения: цитировать

Использование животных в военных целях набирает обороты: американцы выдрессировали пчел находить взрывчатку

Как правило, животных на войне использовали лишь благодаря их недюжинным физическим способностям. Тягловые лошади и быстрая конница, боевые слоны и псы, связанные между собой цепями быки, наводящие ужас на врага. Однако технический прогресс позволил использовать другие качества братьев наших меньших. Сейчас на военной службе удерживают позиции лишь собаки для охраны и поиска, да вечно экспериментальные патрули-дельфины. Однако военные ищут все новых рекрутов..

Исследователи из лаборатории Лос-Аламоса в штате Нью-Мексико заявили, что сумели использовать способность пчел искать мед. Их пчелы научились искать взрывчатые вещества, что особенно важно при борьбе с террористами. Диапазон чувствительности питательных хоботков пчелок настолько широк, что им по силам обнаружить и пластиковую взрывчатку, и даже примитивный порох, который в ходу при изготовлении самодельных взрывных устройств. Для введения в армейский штат жужжащих созданий осталось обучить необходимый персонал.

Чем-то похожим занялись в Сельскохозяйственном университете Танзании под руководством бельгийца Альфреда Кокса. Одна из важнейших африканских проблем – противопехотные мины, натыканные по континенту во время бесконечных войн. На этих минах ежедневно подрываются люди, чаще всего дети. Спасти их от этого призваны …сумчатые крысы.

Сумчатый зверек, весом чуть больше килограмма, обладает более чутким, чем у собак обонянием и чувствует запах взрывчатки. Крыса достаточно легка, чтобы не подорваться на мине, и достаточно умна, чтобы, обнаружив спрятанную смерть, усесться на нее и размахивать лапками, привлекая внимание. Впрочем, саперам придется захватить с собой солидный запас бананов, ведь крысы ничего просто так искать не станут. Первую партию крыс отправят в Мозамбик, где их ожидают полмиллиона мин, оставшиеся после гражданской войны.

Впрочем, использование уникальных свойств животных военными в принципе не ново, хотя порой осуществлялось живодерскими способами. Библейская хитрость Самсона - с выпусканием лисиц с горящими хвостами на вражескую территорию, судя по легендам, с успехом применялась в древности. Вспомним ту же княгиню Ольгу, которая сожгла древлянскую столицу, попросив у горожан дань птицами. Птицы с подожженной паклей вернулись в родные гнезда и спалили Искоростень дотла. О достоверности этого эпизода можно поспорить. А вот то, как поступили римляне во время битвы с государством Селевкидов – исторический факт. Не желая общаться с боевыми слонами эллинской державы, они выпустили облитых смолой и подожженных свиней. Слоны от такого визжащего ужаса бросились назад, сминая собственную армию.

Особо стоит выделить собак, ставших незаменимыми в армии. В составе римских войск существовали особые подразделения боевых псов, а средневековые рыцари имели обыкновение прикрывать тыл парочкой здоровенных волкодавов. Не меньше ценился неординарный собачий нюх. Разведчики, санитары, спасатели и связные – на этих «должностях» собаки часто смотрелись лучше, чем люди. Что уж говорить о роли псов-смертников, которых приучали бросаться под танк со взрывным устройством! За годы Великой Отечественной так было уничтожено около 300единиц немецкой бронетехники. Сколько погибло собак – сказать трудно: если переносная мина от контакта с танковым днищем не срабатывала, и пес получал шанс вернуться к советским окопам, его расстреливали снайперы. Чтобы не взорвал своих же.



Армейскую службу несли и птицы. Во-первых, это непревзойденные связные в силу своей неуловимости. Во-вторых, лучше птиц никто не может определить степень заражения территории – вспомним те же клетки с канарейками в окопах Первой мировой. Тысячи пернатых – непременный атрибут любого конфликта, где есть вероятность применения химического оружия. Сначала они нервничают, а потом просто «отключаются» - в то время как человек еще ничего не подозревает.

Есть мнение


Дельфины слишком умны, чтобы воевать


Интеллектуальные способности дельфинов известны давно. В 60-х годах прошлого века в США решили, что этими морскими млекопитающими вполне можно заменить подводные лодки. Отряд подопытных дельфинов быстренько обучили подплывать с зарядом взрывчатки под корабли. Однако когда первый из них взорвал себя вместе с макетом корабля, остальные собрались в кучу и отказались проделывать подобные трюки.

Американский исследователь Джон Лилли, буквально посвятивший свою жизнь изучению дельфинов, пришел к выводу, что они обладают интеллектом, который не уступает человеческому. Их эволюция в океане равноценна эволюции, которую прошел человек. Пожалуй, дельфины оказались разумнее нас: они прекрасно обходятся дарами природы, не придумывая ненужных устройств - тем более для уничтожения себе подобных.






Как оказалось


Преступника можно узнать по запаху


Возможно, через несколько лет криминалистам не нужно будет снимать отпечатки пальцев - появятся приборы, которые смогут опознавать человека по запаху. Такой метод разработали австрийские ученые из Венского института этологии Конрада Лоренца Они выделили примерно 400 химических соединений, которые так или иначе присутствовали в анализах пота всех людей. Даже у родственников или очень близких друг другу людей набор соединений уникален. Когда появятся приборы, которые смогут фиксировать на месте преступления запахи, преступника уже не сможет спасти то, что он не оставил там своих «пальчиков».


Невероятно


Реставрирован «античный компьютер»

Группа исследователей из Греции, Великобритании и США закончила реставрацию античного астрономического прибора, известного как «компьютер Антикиферы». Найденный в 1900 году единственный в своем роде бронзовый инструмент для определения положения Луны и Солнца оказался сложнее, чем предполагалось ранее: по-видимому, с его помощью можно было предсказывать лунные затмения и следить за перемещениями планет. Удалось установить, что прибор состоял из 37 шестеренок. На лицевой стороне прибора - градуировка для определения солнечного и лунного циклов, и местоположения солнца относительно зодиакальных созвездий. На противоположной стороне были нанесены отметки для определения фазы долгих астрономических периодов: Сароса (18-летнего цикла повторения лунных и солнечных затмений) и Каллипова цикла, показывающего соотношение лунных месяцев и солнечных годов. «Компьютер Антикиферы» датируется примерно 70 годом до нашей эры. Он был найден внутри остова римского корабля, затонувшего около острова Антикифера недалеко от Крита. Беспрецедентность астрономического прибора состоит не только в его точности с точки зрения астрономии и математики, но и в его устройстве: использованные в нем зубчатые передачи и кривошипный механизм были забыты в Европе и появились вновь только в XIV веке.

Автор: Игорь ПАВЛЮК
http://mycityua.com/world/2006/12/04/150032.html
Вернуться к началу
профиль л.с. www
Показать сообщения:   
новая тема ответить    Список форумов Армия России | На службе Отечеству -> Армия и флот России Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100 Rambler's Top100